12+
Наши каналы в соцсетях:
Вы также можете войти через
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: о неосвобожденных8
Всего лишь 0,58% профсоюзных лидеров работают с оплатой за счет профбюджета, то есть на освобожденной от основной работе должности, – это 13,7 тыс. человек. А остальные 2,35 млн профлидеров совмещают профсоюзную работу с основной. Давайте разберемся, что это значит для всего профсоюзного движения в стране.
Александр Шершуков
Светлана ПрокудинаПросто подставить плечо0
О фильме “Гордость” режиссера Мэттью Уорчаса
Светлана Прокудина
Ольга СоловьеваКак мы спасали МУП1
Наш профсоюз сегодня встает на защиту отраслевых предприятий, играя роль спасательного круга там, где руководство уже не в силах ничего предпринять. Расскажу, как мы спасали одно муниципальное предприятие.
Ольга Соловьева
Генри ПушельТрамп и Шестипалый0
Пальцем делано У писателя Пелевина есть почти культовая повесть - “Затворник и Шестипалый”. Про цыплят, которые философствуют и выбираются из-под судьбы получить звание “табака”. Намеков, как водится у писателя, в этой сказке валом, но выясняется, что в то же время она и не то чтобы ложь. А опровергнуть пушкинские ...
Генри Пушель
Юлия Рыженкова10 ужасающих истин об индустрии одежды4
Текст найден на сайте infoniac.ru, является переводом подборки с сайта listverse.com. Мне показалось это интересным, поэтому публикую тут. Если знаете еще какие-то ужасы про индустрию одежды – добавляйте.  Но вообще, после всего этого уже не хочется ничего ни у кого покупать…
Юлия Рыженкова
Анна Дурынина-РомановаРаз был и хватит!4
Это будет пост о смелости. Смелости слова, готовности к ответственности за написанное и сказанное.
Анна Дурынина-Романова
Александр КляшторинШантажируя льготами0
Лишить положенных льгот и компенсаций тысячи многодетных семей и ветеранов труда живущих в Забайкалье  пытается руководитель региона Наталья Жданова. Соответствующий законопроект губернатор подала в местное законодательное собрание. Пока, благодаря активным действиям местных профсоюзов, протаскивание документа ...
Александр Кляшторин
Павел ОсиповГордость и предубеждение6
Тут не так давно телеведущий Владимир Соловьев гордо сказал, что он де "зарабатывает, а не получает". Про его выступление сказано много, оно было посвящено совершенно другим, куда больше важным (для него, возможно) вещам - глумлению над учителями, например. Речь сейчас именно об этой фразе: "Я - зарабатываю, а не ...
Павел Осипов
Чуйков Дмитрий«Не могу больше терпеть это унижение!»0
Реальные истории о работниках бюджетной сферы.
Чуйков Дмитрий
Илья Косенков5 стадий признания3
5 стадий признания неизбежного на примере Правительства Карелии и проекта закона о ветеранах, против которого выступили профсоюзы. (политпсихология):  
Илья Косенков

Статьи

Если суд не указ для опеки

Иногородних сирот не ждут в Москве

Если суд не указ для опеки

Нашумевшее дело о возврате семерых приемных детей из Калининграда в детский дом никого не оставило равнодушным. Оно и понятно: кто бы ни был виноват - пострадали дети, поверившие, что у них наконец-то тоже есть мама и папа. Но не все так просто и однозначно в этой истории. Прозвучавшие из уст московских чиновников обвинения в “бизнесе на детях” тенью легли на все приемные семьи в России. Можно ли обогатиться за счет детей? И почему московская опека отказывает в социальных выплатах приемным детям из других регионов, не обращая внимания на Конституцию и решения судов?

КАЛИНИНГРАДСКАЯ ИСТОРИЯ

Российскую общественность и средства массовой информации в конце марта потрясла новость: родители из Калининграда, переехавшие в Москву, вернули семерых приемных детей в детский дом после отказа им в выплатах в столице. Так что же произошло?

Прежде всего надо понять разницу между усыновлением, опекой и приемной семьей. Если при усыновлении ребенок имеет те же права, что и родной, вплоть до права наследования, то опекаемого ребенка принимают в семью в качестве воспитуемого. Опекун прав родителя не приобретает. Также опека предполагает регулярные отчеты перед государством о состоянии подопечного и оформляется на определенный срок. А государство выплачивает на содержание ребенка определенную сумму. Отличие приемной семьи от опеки состоит в том, что родители получают за опеку над детьми зарплату (вознаграждение), им засчитывается трудовой стаж. Приемная семья строится на основе договора между одним из приемных родителей и органами опеки.

Надо сказать, что изначально, беря на себя ответственность за детей, опекуны из Калининграда избрали именно форму приемной семьи и получали не только опекунские пособия на содержание детей, но и вознаграждение, или зарплату. После переезда в Москву пять месяцев семья не получала вообще никаких выплат. Только после серии судов социальные органы согласились выплачивать пособие на детей - по 18 тысяч рублей в месяц на ребенка, но отказались заключать договор о приемной семье, несмотря на решение суда.

О том, почему семья попала в такую ситуацию, на своей странице в “Фейсбуке” написал правозащитник, исполнительный директор московского благотворительного центра “Соучастие в судьбе” Алексей Головань:

“Приемной семье отказывали во всем только из-за отсутствия регистрации в Москве по месту жительства. В конце января этого года мы получили решение суда, вступившее в силу, где именем Российской Федерации суд решил признать неправомерным отказ опеки в заключении договора о приемной семье и отказ в назначении выплат на содержание детей с 25.11.2015 по 24.04.2016. Суд обязал управление соцзащиты повторно рассмотреть вопрос о заключении с семьей договора о приемной семье и назначении выплат на детей за 5-месячный период, когда они не выплачивались.

3 февраля приемные родители отнесли это решение с подробным заявлением в опеку. А 1 марта опека издала распоряжение об отказе заключить договор о приемной семье и возмещении выплат денежных средств на содержание подопечных. Т.е. для опеки решение суда, которым их действия признаны неправомерными, которым установлены обстоятельства, имеющие значения, не указ. Они руководствуются не законом, а указаниями своего начальства”.

Вот как о своей ситуации написала пользователь с ником mamanatta (судя по всему, та самая бывшая приемная мама из Калининграда по имени Наталья):

“Вот и получили мы на руки письменный отказ. Сразу скажу, что не знаю, что будет с остальными семьями с временной регистрацией, советую письменно уточнять в ваших органах опеки. С нами ситуация на данный момент морально очень тяжелая. На финансовую сторону я не обращаю сейчас внимания, тяжело больше морально. Суть всей ситуации: получили пинка от опеки и мы, и дети. Дела детей отдали обратно, на учет не поставили, выплаты и пособия не назначили. Отказ обоснован тем, что мы не меняли постоянное место жительства, и наши дети, следовательно, тоже. Жить можете в Москве, но получать ваши дети будут региональные пособия… Мы намерены идти до конца”.

А в начале марта родители написали заявления об освобождении их от обязанностей опекунов семерых несовершеннолетних детей. Видимо, все же не хватило сил бороться дальше.

Министерство социальной политики Калининградской области приняло решение забрать всех семерых детей. И.о. губернатора Антон Алиханов отметил:

“Опека поступила неверно, потому что есть решение суда, которое она отказалась выполнять, хотя оно и вступило в силу. И то, что семья тоже пошла в какую-то формальную логику, вызывает, мягко говоря, недоумение. В любом случае и позиция московской опеки, и позиция родителей о чем угодно, но не о детях”.

Детский омбудсмен в Калининградской области Татьяна Батурина назвала позицию московских чиновников аморальной. Омбудсмен уверена, что федеральное законодательство нельзя трактовать как-то иначе в отдельных регионах РФ:

“Как можно говорить, что, мол, нам ваши дети не нужны? Семья ведь в общем банке данных могла выбрать двенадцать детей абсолютно из разных регионов. Выплата может где-то по регионам регулироваться, ведь уровень жизни разный. Но эта семья жить с детьми собиралась в Москве, а не в Калининграде”.

Батурина отмечает, что это уже не первый случай, когда калининградским семьям, воспитывающим приемных детей, московские органы опеки отказывают в пособии:

“Только через меня уже третья ситуация проходит. Я писала в столичные соцзащиту и прокуратуру. Везде мне отвечали, что “в Москве так не предусмотрено”. Я понимаю, что так быть не должно! И я уверена, что не только мы сталкиваемся с такой позицией Москвы. Это “государство в государстве”: у них свои законы, а в России - другие”.

ПОСТОРОННИМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН!

23 декабря 2015 года правительство Москвы приняло постановление № 932-ПП. Фактически оно ставит материальную поддержку приемных семей в зависимость от места проживания. Ранее же выплаты производились по месту жительства приемных родителей, место прописки ребенка не учитывалось.

По словам Алексея Голованя, минимум 20 приемных семей предъявили московским органам опеки судебные иски с требованиями выплат на содержание взятых под опеку сирот. Иски предъявлены как москвичами, взявшими под опеку иногородних детей-сирот, так и иногородними гражданами с приемными детьми, переехавшими в Москву. Подобные иски обычно суды удовлетворяют. Но вот московские органы опеки на решения судов не обращают внимания:

“Получается так, что если у вас есть приемные дети, то вы в Москву ни ногой, вы здесь никому не нужны. А где тогда единое социальное пространство, о котором мы говорим? Вот сейчас говорят, что опекуны должны были голодать, но детей не отдавать. Ну, наверное, это легко говорить со стороны”, - считает правозащитник.

Департамент труда и соцзащиты населения города Москвы так объясняет свою позицию:

“В столице отчетливо выявилась тенденция к существенному росту численности детей-сирот, местом жительства которых являются другие субъекты Российской Федерации. За этот период количество таких детей увеличилось на 35%. В частности, их число сегодня составляет почти 30% всех детей, воспитывающихся в приемных семьях города Москвы. Установленные в городе выплаты на содержание детей-сирот являются одними из самых высоких в России. Данные изменения направлены на стимулирование жителей Москвы к принятию в свою семью детей, являющихся воспитанниками организаций для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, города Москвы”.

Между тем ФМС в ответе на письмо Минобрнауки подчеркивает, что отсутствие регистрации по месту жительства у сирот не может служить основанием для отказа региональных властей в передаче детей приемным родителям и в выплатах им установленных пособий.

Минюст также указывает, что в соответствии с Гражданским кодексом РФ “местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает, а место жительства несовершеннолетних или граждан, находящихся под опекой, - место жительство их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов”.

В октябре 2016 года омбудсмен Татьяна Москалькова назвала решение московских властей “несправедливым” и обещала обратиться к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой решение пересмотреть. С критикой этого постановления выступали также Минобрнауки РФ и Совет при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека.

А вот чем на практике оборачиваются решения московских чиновников, делящих детей на “своих” и “чужих”.

Анна П. (имя по ее просьбе не называется) 1 декабря 2015 года стала опекуном 14-летнего подростка Сергея, которого поставила на учет в органах опеки московского района Южное Бутово. Но 9 февраля 2016 года ребенок был снят с учета. Органы опеки уведомили родителей, что отныне контроль за мальчиком должны осуществлять кемеровские органы опеки. Соответственно и выплаты на содержание сына должны начислять в Кемерове. В московских же выплатах Сергею было отказано еще 31 декабря. Органы опеки Кемерова тоже не ставят на учет мальчика, так как он уже не является воспитанником кемеровского детского дома, выбыл оттуда по месту жительства своего опекуна.

В итоге государство в лице органов опеки просто устранилось от выполнения своих обязательств. Мама не получает ничего на содержание ребенка, а органы опеки не следят за тем, в каких условиях проживает опекаемый.

Екатерина Аруцева, мама пятерых детей, двое из которых - приемные, причем с инвалидностью и не имеющие постоянной регистрации в Москве, тоже встревожена. Она рассказывает:

- У моего приемного сына в Москве тоже регистрация временная. В одном реабилитационном центре нам отказали в бесплатной реабилитации именно по этой причине. Но появляется вопрос: где же сыну реабилитироваться? В том городе, откуда я его привезла? Это нереально. Приходится собирать деньги на платную реабилитацию.

Надо сказать, что почти у всех детей-сирот, воспитывающихся у опекунов, регистрация временная, так как опекунство заключается лишь на определенный срок. К тому же если оформить постоянную прописку, то дети могут лишиться жилья от государства, которое им положено по достижении 18-летнего возраста.

Вот еще рассказы приемных родителей, которыми они делятся в соцсетях:

Татьяна Богданова: “Подруге отказали в оформлении статуса приемной семьи на ребенка из региона. Ребенок в адаптации, орет как бешеный, дома беспорядок, она говорит, что боится, как бы не отняли. Ребенка, говорит, не отдам никому”.

Елена Волкова: “Из регионов люди просто без поддержки тут оказываются, беспомощные. А в Москве опека - это акулы, конечно. Я своего регионального ребенка только после сюжета по ТВ смогла тут оформить, помогли журналисты. А так полгода воспитывала без выплат. Это было 12 лет назад. И тоже разговор шел про квартиры”.

Аникина Мария: “Сейчас мне легко вспоминать, а тогда был какой-то сюр с высылкой личного дела в регион и предложением переехать нам всем. Если бы детей было семеро, вообще бы не знаю, чем закончилось бы, рехнулась бы я - точно. Ни тебе сопровождения, ни помощи. Спасибо, что мы - москвичи, знали, куда стучаться, нам просто не дали утонуть. Я не представляю, как люди из регионов, Москва просто сжирает их”.

Марина Ожегова: “В этой истории самое неприятное, что все свелось в обсуждение “денежного вопроса”. Ну и вообще - все “дело приемных” сводится все больше только к обсуждению денег - мифических или реальных”.

“А”-СПРАВКА

Социальные выплаты в Москве

Ежемесячное пособие на сироту до 12-летнего возраста - 16 500 руб., если семья относится к многодетным - 19 800 руб.
На детей с 12 до 18 лет - 22 000 руб. на каждого, многодетным семьям - по 25 300 руб. Если на патронат принят инвалид, сумма увеличивается до 27 500 руб.

Вознаграждение приемным родителям за каждого патронатного ребенка - 16 700 руб. в месяц; за каждого сироту-инвалида - 28 390 руб.
Если патронатная семья относится к категории многодетных, вознаграждение полагается обоим приемным родителям.

“БИЗНЕС НА ДЕТЯХ”

Глава Департамента социальной защиты Москвы Владимир Петросян обвинил семью из Калининграда в “бизнесе на детях”. Тень этих обвинений легла на все приемные семьи. Далее рассказывает “Солидарности” мама троих детей - одного родного и двух приемных - Татьяна Б.:

- Если это действительно бизнес, если действительно есть возможность неплохо заработать на детях, у меня вопрос: почему детские дома до сих пор не пустуют? Инвалидов хватает. Аутизм, ДЦП, ВИЧ, синдром Дауна - выбирайте!..

Когда говорят о больших выплатах, особенно в Москве, туда включают и пенсию ребенка по инвалидности, которую родитель тратить не может. Мы живем в Подмосковье, раз в год я прихожу в банк с бумажкой от опеки, с которой мне разрешено узнать сумму на этом счету. Ребенок вырастет - эти деньги будут его. Тратить их можно только с разрешения опеки на реабилитацию, лечение, или если ребенку с ДЦП, например, нужна коляска, а “обычных” денег не хватит.

Чтобы выплаты были максимальными, а зарплата была оформлена и на папу, и на маму, в семье должно быть больше трех детей-инвалидов. Пусть каждый себе представит, что в его дом приведут четырех сирот-инвалидов, а лучше семерых, и они у него будут жить до своего 18-летия. За какую сумму согласитесь?..

На самом деле приемные родители - это совершенно обычные люди. Но и ненормальные в чем-то, потому что обычный человек стремится улучшить свою жизнь, а ты, принимая к себе ребенка в семью, свою жизнь ухудшаешь, хотя бы на первые год-два.

Раньше я зарабатывала больше 100 тысяч рублей, мы ездили отдыхать в пятизвездочные отели Турции, Туниса, Египта, Греции. У меня - машина, у мужа - машина. Когда у нас появились приемные дети, я перестала работать, и, например, в прошлом году у нас получилось съездить лишь в Крым.

Приемные родители - это люди, которые умеют сопереживать и хотели бы, может быть за счет своего благополучия, помочь кому-то. Но они не святые, они никогда в святые не записывались, а общество изначально записывало приемных родителей в святоши. Потому что так проще объяснить себе их поступок. И на этом строится риторика: да вы такие святые, да вы такие молодцы, да вы такое дело большое делаете! И никто не слышит ответов: ребята, это не так, мы не святые, совершенно нормальные люди, обычные, со своими недостатками, просто нам нравится этот образ жизни, мы счастливы.

А потом внезапно оказывается, что некоторые приемные родители получают еще и деньги! И обществу становится немножечко легче: так это не святые люди, не герои, на самом деле они - негодяи, делают бизнес! И моим вчерашним друзьям становится психологически легче. Раньше они думали: я не способен на принятие в семью ребенка, а эти люди способны. А теперь он себе нашел объяснение: так они за деньги! - рассказала мама приемных детей.

Татьяна подробно рассказала о нынешнем бюджете семьи. И оказалось, что если бы не зарплата мужа, денег на жизнь хватило бы едва ли. (см. инфографику).

В регионах ситуация складывается еще хуже. Вот что рассказывают в соцсетях о своих “несметных богатствах” приемные родители.

Надежда Апполат: “Орловская область. Пособие опекуну - 5 тыс., пособие на содержание ребенка-инвалида - 6 тыс. с копейками. С ноября не можем получить компенсацию за ортопедическую обувь и памперсы, нам за 3 месяца так и остались должны. Правда, разрешают на ребенка тратить пенсию - 11 тыс. “с хвостиком”. Полноценно работать с неходячим ребенком-инвалидом не получается. До принятия ребенка в семью мой личный доход составлял 50 тысяч в месяц”.

Валерия Ярцева: “Оренбург. Пособие на одного - 5517, зарплата приемного родителя на двоих - 11 000. Трое своих и двое приемных”.

Татьяна Б. считает: возможно, неправильно, что в Москве выплаты намного превышают суммы в других регионах:

- Разрыв очень большой между Москвой и остальной Россией. Но в этом же вина не родителей, - говорит Татьяна. - Конечно, у людей есть желание переехать. Однако Петросян (глава ДСЗН Москвы. - Прим. ред.) тоже приехал в 2004 году в Москву за лучшей жизнью, а теперь обзывает приехавших родителей “бизнесменами”. Просто в других регионах нет того уровня реабилитации, что в Москве. Мы лечили ребенка от рака - в Москве есть такие центры, в России их нет…

И Татьяна заключает:

- Тема эта - очень болезненная, закончится она тем, что количество семей, готовых взять детей под опеку, будет снижаться. Ни к какой экономии для государства она не приведет, а многие дети останутся просто без родителей.

Все по теме: Социалка

Елена Мелик-Шахназарова
Подпишитесь
на "Главное за неделю"
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться

войти | Зарегистрироваться