12+
Наши каналы в соцсетях:
Вы также можете войти через
Светлана ПрокудинаПризрак Хоффы0
О фильме “Кулак” режиссера Нормана Джуисона
Светлана Прокудина
Генри ПушельХлебами и рыбами0
Подсекла Как гласит древняя поговорка, если хочешь накормить голодного, не давай ему рыбы, а дай ему удочку. Правда, мудрец, сказавший это впервые, не докрутил мысль до конца. Ведь как ты, такой добрый, сам без удочки-то останешься? Тут недолго и плавники склеить - от того же голода. Но так или иначе, основной посыл усвоили уже не ...
Генри Пушель
Юлия Рыженкова10 ужасающих истин об индустрии одежды4
Текст найден на сайте infoniac.ru, является переводом подборки с сайта listverse.com. Мне показалось это интересным, поэтому публикую тут. Если знаете еще какие-то ужасы про индустрию одежды – добавляйте.  Но вообще, после всего этого уже не хочется ничего ни у кого покупать…
Юлия Рыженкова
Ольга СоловьеваМодернизируем сайт обкома10
В феврале, в рамках Года профсоюзной информации, провели анкетирование членов профсоюза на тему актуальности сайта обкома. Сама анкета была разработана таким образом, чтобы получить обратную связь с людьми и увидеть мнение тех, для кого мы и создаем информацию. А также - дать им сведения о существующих профсоюзных ...
Ольга Соловьева
Александр ШершуковХватит разговоров. Поддержим коллег!5
Ежедневно на сайт "Солидарности" заходит около 2000 уникальных пользователей. Чуть больше чем за месяц мы сможем добиться нужной цифры. И это только своими силами, а ведь инициативу поддерживают и другие профсоюзы. Я проголосовал за инициативу Роспрофжела. Ее номер на сайте РОИ 77Ф32499 А вы?
Александр Шершуков
Анна Дурынина-РомановаРаз был и хватит!4
Это будет пост о смелости. Смелости слова, готовности к ответственности за написанное и сказанное.
Анна Дурынина-Романова
Александр КляшторинШантажируя льготами0
Лишить положенных льгот и компенсаций тысячи многодетных семей и ветеранов труда живущих в Забайкалье  пытается руководитель региона Наталья Жданова. Соответствующий законопроект губернатор подала в местное законодательное собрание. Пока, благодаря активным действиям местных профсоюзов, протаскивание документа ...
Александр Кляшторин
Павел ОсиповГордость и предубеждение6
Тут не так давно телеведущий Владимир Соловьев гордо сказал, что он де "зарабатывает, а не получает". Про его выступление сказано много, оно было посвящено совершенно другим, куда больше важным (для него, возможно) вещам - глумлению над учителями, например. Речь сейчас именно об этой фразе: "Я - зарабатываю, а не ...
Павел Осипов
Чуйков Дмитрий«Не могу больше терпеть это унижение!»0
Реальные истории о работниках бюджетной сферы.
Чуйков Дмитрий
Илья Косенков5 стадий признания3
5 стадий признания неизбежного на примере Правительства Карелии и проекта закона о ветеранах, против которого выступили профсоюзы. (политпсихология):  
Илья Косенков

Статьи

Жизнь с натуры

Жизнь с натурыФото Николая Федорова

Известный русский художник Сергей Баловин вот уже около двух лет живет, практически не беря в руки денег. Редкие исключения касаются “целевых субсидий” от клиентов, друзей и поклонников на билет на поезд или самолет. Все остальное - от зубной пасты до одежды и домашней утвари - он выменивает на портреты своей работы. Причем поток желающих получить свой портрет в обмен на кастрюлю или носки настолько велик, что художника зазывают в разные города по всему миру. На днях Баловин, прервав свою кругосветку, оказался в Москве и встретился с желающими послушать о его проекте “Натуральный обмен” в одном из столичных кафе. Корреспонденты “Солидарности” решили узнать, каково это - жить, не пользуясь деньгами.

Сергей Баловин - художник еще молодой, но уже широко известный “в узких кругах”. “Узкий круг”, правда, вот-вот грозит сомкнуться на земном шарике: поклонники, друзья и просто сочувствующие люди у Баловина находятся, кажется, везде - от Шанхая до Гамбурга и поперек. И зазывают, и билеты покупают, и селят у себя, и кормят. Во-первых, потому что человек он хороший и в чем-то в свои 29 похож на ребенка. По крайней мере, после общения с ним остается чувство непосредственности с капельками ранимости и наивности. Это при том, что рассуждает он, в принципе, здраво и говорит интересно. Но на то он, видимо, и художник.

А во-вторых, ну как не накормить или пары носков не дать, когда он и денег-то в руки не берет? Пару лет назад Баловин, оказавшийся в Шанхае на пороге голодной смерти, написал в своем блоге объявление: “Работаю за еду”, - это если коротко. В городе довольно много русских, которые и откликнулись на призыв. Сергей писал с желающих портреты тушью, а те взамен обеспечивали его предметами первой необходимости. Так зародился проект “Натуральный обмен”. Позже Сергей решил отказаться от использования денег вообще.

Теперь он разъезжает по городам и весям, оставляя на долгое время свою шанхайскую “базу”. Ему устраивают встречи с поклонниками и любопытными, где художник пишет портреты в обмен на подарки и рассказывает, как он до жизни такой докатился. Чтобы познакомиться с человеком, превратившим свою жизнь в непрерывную инсталляцию, мы и пришли в одно из московских кафе вместе с еще десятком человек.

“ДЕНЬГИ ХАЛАСО”...

Вообще-то, сейчас Баловин совершает кругосветку без копейки в кармане. Но на днях ему отказали в американской визе, и путешествие вокруг света пришлось отложить. Хотя что мешает проехаться через Бразилию и Аргентину, художник не пояснил. Может быть, в Южной Америке о нем не знают и не зовут. Зато позвали на съемки беседы в это самое московское кафе.

Во дворик заведения заходит худой, даже несколько щуплый молодой человек в джинсах, тельняшке, кедах и в шляпе. На руке вместо часов квадратный черный iPod. Это Сергей Баловин, и все, что на нем, ему подарили. Билет на метро он тоже сам не покупал. Так и тянет в этом месте написать “носков под штиблетами не было”. С Остапом Бендером Сергея, впрочем, может роднить то, что сам он с удовольствием называет себя аферистом. Но, конечно, в шутку.

Вообще же, Баловин похож на типичного московского хипстера. Разница заключается в том, что обеспеченная молодежь старается выглядеть так, как это без лишнего пафоса выходит у нищего, по сути, художника. У Сергея нет ни денег, ни квартиры, ни машины, ни богатых родителей - ничего, что позволяет некоторым молодым людям считать себя талантливыми.

Свой талант Баловин развивал с восьми лет, а после школы поступил в Воронежский государственный педагогический университет. Окончив факультет художественного образования, остался там же преподавать живопись. И если бы не это, трудно сказать, ждали бы его в Хьюстоне и Тбилиси теперь.

Дело в том, что в Воронеже обучалось много китайцев, и на Сережином курсе они тоже были. Как-то раз к одному из них приехал его учитель из Китая. Он познакомился с молодым преподавателем, посмотрел его работы и предложил устроить выставку в городе Чунчинь. И Сережа собрался ехать, прихватив того самого студента в качестве переводчика. Правда, за пару дней до отъезда выяснилось, что китайский учитель смотался с родины куда-то за границу, причем на целый год. Но сдавать билеты не хотелось, и студенты нашли своему преподавателю нового человека в другом городке, Цзинане. Там и началась эпопея с деньгами.

В Цзинане Сергея встретили по-королевски. Местные чиновники взяли его на полный пансион (среди них была мать одного из студентов). Но баловинские акварели им пришлись не очень по душе. Сергей писал (или, как он часто выражается, красил) пейзажи в разъездах по России и Европе, писал не в строгой академической манере, а пытался находить собственный стиль. Китайским же товарищам, во-первых, хотелось масла, а во-вторых - “больше реализма”.

“Цзинань - это маленький город, поэтому люди там не понимают современную живопись. Для них картина на холсте - уже что-то современное. А такие акварели никто не поймет. Сказали, что нужны пейзажи с маслом: “Осень халасо! Осень халасо. Зима халасо. Делево халасо, гала халасо, снег халасо...” - описывает Сергей аргументы хозяев в своем блоге.

И художника, обеспечив необходимыми материалами, поселили в санатории в живописном (простите за каламбур) месте. Около полутора месяцев он писал с натуры местные виды и - по желанию организаторов будущей выставки - пейзажи российских мест, по фотографиям и по памяти. Доходило до того, что вместо китайского домика хозяева просили нарисовать русский, “вон там вот” - пририсовать влюбленную парочку, и все в таком же духе. Почти как в басне Михалкова “Слон-живописец”. Художнику это не могло быть особенно приятно, но он смирился с обстоятельствами: выставка должна была окупиться. Нашлись аргументы и позанятнее:

- Надо сказать, что эту живопись, на грани кича, неактуальную и несовременную на Западе, делать мне было довольно интересно. Манера, в которой я работал, была старомодной, даже салонной. Я оставил все свои амбиции, принципы и предрассудки. Я посвящал эти работы китайскому народу, так тепло меня принявшему в своей стране. Я решил принимать во внимание все замечания и советы от народа, даже самые абсурдные. Иногда меня просили дорисовать влюбленную парочку, иногда просили китайский дом превратить в русский. Да и работал я тоже в ритме китайских рабочих. Стоя перед станком по 12 - 14 часов в день, я пытался произвести необходимое количество единиц продукта согласно техзаданию в установленный срок.

Как оказалось, китайцы знали вкусы своих соотечественников и советы давали не зря. Сотня картин была продана за два дня, притом что выставка должна была быть трехдневной. “Мне дали в руки целый рюкзак денег”, - говорит Сергей, разводя руки на полметра. Короче говоря, вернувшись с рюкзаком денег в Воронеж, он уволился из университета и стал хлопотать о новой китайской визе.

Вторая выставка в Цзинане прошла так же успешно, как и первая. Но, увы, как и в прошлый раз, от искусства в ней было мало.

- Конечно, эти выставки были коммерческими проектами, - признается Баловин. - Я понимал, что это может негативно отразиться на моем имидже на Западе. Но игра меня не отпускала. Я уже не удивился, когда еще до открытия экспозиции появился какой-то напыщенный коммерсант и сказал, что купит все сто двенадцать работ. Я отказал, потому что предложенная цена меня не устроила. Окружающие меня помощники, видимо, решили, что моей жадности нет предела. Но я уже уверенно чувствовал себя не столько художником, сколько хорошим дельцом. Только позже я осознал, что глубоко заблуждался.

...НО ХУДОЖНИК ДОЛЖЕН БЫТЬ СВОБОДНЫМ

А пока что Сергей решил обустроиться в Китае надолго и снял квартиру в шанхайской высотке. Полгода он ни в чем себе не отказывал, попутно работая над новыми картинами, а рюкзак все таял и таял. Обнаружив способность денег заканчиваться, художник решил прибегнуть к проверенному варианту: чемодан - вокзал - Цзинань. Только на этот раз выставку он взялся организовывать сам, и... она с треском провалилась. На то, чтобы понять, что бизнесмен на самом деле он никакой, Баловину пришлось потратить последние деньги. Впрочем, на них он приобрел ценный опыт.

- Я вернулся в Шанхай ни с чем, - вспоминает художник. - От голодной смерти меня спасал мой проект “Натуральный обмен”. В Интернете я разместил объявление, в котором предложил людям делать их портреты тушью в обмен на еду и предметы первой необходимости. Мне несли все: от фруктов и кофе до мебели и бытовой техники.

Постепенно он отказался от денег и вовсе. Правда, здесь будет уместно слово “почти”: на встрече в Москве Сергей признался, что раньше следовал этому правилу более твердо. Так, в блоге художника можно найти описание его обычного дня, когда он один отправляется по магазинам за продуктами. В альтруизм китайских торговцев верится, конечно, слабо.

Сам Сергей привел в пример случаи, когда люди дают ему деньги на билет куда-нибудь вместо самого билета. Хотя обычно он просто отправляет благодетелю эсэмэской свои паспортные данные и получает в аэропорту уже готовый. Данные незнакомым людям, говорит он, давать не страшно, потому что “Натуральный обмен” - проект, основанный на обоюдном доверии.

Что касается арендной платы за квартиру в Шанхае, то тут помогла русская диаспора. Представители общины предложили проводить на квартире встречи русского клуба. Так что теперь там регулярно устраиваются вечеринки с интересными и/или известными гостями. Плата за вход - 100 юаней. В роли кассира выступает манекен Клава. Говорят, что на самом-то деле плата за вход составляет 98 юаней, но у Клавдии никогда не бывает сдачи, и спорить с ней бесполезно.

Кроме того, друзья-соседи Баловина в эксперименте с натуральным обменом не участвуют и могут по мере возможностей ему в чем-то подсобить. Интернетом, например, пользуются все, и оплачивать его нужно так же регулярно, как и аренду жилья. Сеть, кстати, помогает художнику пользоваться “упрощенной” формой обмена: люди присылают ему свои фотографии, и он пишет по ним портреты. Фотографирует, отсылает заказчику, а тот, например, переводит ему деньги на телефон.

Образ жизни Сергея Баловина вряд ли поддается какому-то “басенному” анализу, и вряд ли его история нуждается в морали. Так, корреспонденту “Солидарности” он сказал, что отказ от использования денег не имеет под собой какой-то идеологической, принципиальной основы. Это просто эксперимент, и, как всякий эксперимент, он когда-то закончится.

Его цель? Сергей говорит, например, о получении позитивного опыта как для себя, так и для дарящих ему что-то людей: поддержка, взаимопонимание, доброта и прочие приятные вещи. Доказать, что можно прожить и без денег и при этом заниматься любимым делом? Ну, сам Баловин, наверное, может. В смысле, без своих. При этом он признается, что не считает свой способ “заработка” искусством: портреты пишутся конвейерным способом, рекорд - 80 штук за день. (Хотя, рассуждая об искусстве, Сергей напирает на то, что его границы очень зыбки, и для каждого обсуждения этой темы нужно сначала договариваться с собеседником о понятийном аппарате.) Но, конечно, что-то он по-прежнему пишет и “для себя”.

Опыт Баловина вряд ли пригодится журналисту или сталевару. Теоретически, хороший столяр может жить в пентхаусе шанхайской высотки и менять изумительные табуретки на “маодзедуновку” и новые трусы, но - только если он такой же хороший парень. Думается, все дело именно в этом: Сережа просто увидел, что он может так жить, то есть что это возможно в принципе. К тому же ни семейные, ни финансовые обязательства его не стесняют, а сама идея, что ни говори, художественна.

Но не менее художественной может стать и красивая притча о молодом пейзажисте, поступившемся творческими принципами ради трех рюкзаков денег. К счастью для самого Сергея, третьего ему так и не досталось: тройка, семерка, дама. И может быть, что через много лет в Китае будут рассказывать легенду о том, как этот молодой художник объехал без юаня в кармане весь мир и написал портреты всех жителей Земли, чтобы муза снова вернулась к нему.

Автор фотогалереи: Фото Николая Федорова

Все по теме: Почитать

Павел Осипов
Подпишитесь
на "Главное за неделю"
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться

войти | Зарегистрироваться