центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+
33  (10/09/2003)

Содержание номера

Человек и его профессия

Эмиль Кио раскрывает секреты


Знаменитый иллюзионист дал эксклюзивное интервью корреспонденту “Солидарности”



Рассказ о своей профессии Эмиль Эмильевич начал с самого начала. То есть с детства. А детство у него было самое что ни на есть цирковое... Впервые на манеж Кио-младший попал, когда ему исполнилось два года.

“Помню, как-то раз меня привели в цирк и посадили в первый ряд, - рассказывает Эмиль Эмильевич. - Я смотрел программу, и мне все очень нравилось - выступление наездников, жонглеров, акробатов... Но больше всего я обрадовался, когда увидел, что на манеж вышел мой папа, а следом за ним - моя мама. Потом папа положил маму на стол и огромной пилой распилил пополам. Я расплакался, прыгнул через барьер и с кулаками набросился на отца. Он меня утешал, но я не успокоился до тех пор, пока не увидел, что мама вышла из ящика живой и невредимой. В другой раз мы с детьми цирковых артистов играли в прятки, и я залез в один папин ящик. Меня так долго искали, что я не выдержал и заснул. Было воскресенье, какое-то утреннее представление, ящик вытащили на манеж, открыли... и вытряхнули меня оттуда. Ассистенты хотели показать, что ящик пуст, а оттуда вывалился я. Это было второе мое появление на манеже”.

Для того чтобы стать фокусником, Эмилю пришлось учиться. Пять лет. И не в цирковом училище, а в строительном институте - Кио-старший настаивал на том, чтобы сын получил высшее образование. “Закончишь институт, - говорил он, - и иди куда хочешь - хоть в цирк, хоть в дворники”.

Над выбором профессии Кио долго не раздумывал: “У меня всегда хорошо шла математика, а в строительном институте это был главный предмет. Учиться оказалось несложно. По моему дипломному проекту в Рязани построили театральную площадь. В истории факультета это был первый случай, когда дипломную работу студента реализовали”.

Эмиль проектировал площади, но фокусов не бросал - выступал в самодеятельности. И однажды во время сессии это сослужило ему плохую службу. “Зашел я как-то в аудиторию, а там - преподаватель, который видел меня на сцене, когда я выступал в самодеятельности. Он говорит: “Это ты фокусник? Ну, покажи фокус - достань первый билет”. Я невозмутимо отвечаю: “Первый билет? Пожалуйста”, - и подхожу к столу. Надо было случиться такому совпадению, но я действительно достал первый билет! Когда я отдал его преподавателю, он посмотрел на билет с каким-то испугом, а потом, когда я готовился, все время за мной наблюдал. После того как я пришел отвечать, он отодвинул билет в сторону и начал гонять меня по всему курсу! Так что ни к чему хорошему мои фокусы не привели...”

После института Кио два месяца проработал мастером в тресте по строительству в Москве набережных и мостов, а потом ушел в цирк, к отцу. Строительное образование здесь, как ни странно, оказалось весьма кстати.
“В одной английской книге, - рассказывает Кио, - отец увидел трюк “индийский канат”. Выглядело это так: на манеж выходил фокусник и бросал вверх мягкий канат. Канат застывал в воздухе, по нему взбирался гимнаст. А когда он спускался, канат падал вниз. Отец решил повторить этот трюк, но никто не знал, как это сделать. Мы стали пробовать разные материалы, но ни один не выдерживал. Канат ломался, никто не мог на него влезть. И вот тогда я подумал: “Я же все-таки учился в строительном институте, изучал сопротивление материалов!” Остальное было просто: зная вес гимнаста, я посчитал напряжение, которое испытывает канат. Когда мы взяли нужный материал, трюк получился!”

В 1965 году Кио-старший умер, а его репертуар, ассистенты и весь реквизит остались у младшего брата - Игоря. После смерти отца Эмиль решил создать своей аттракцион и уехал в Киев. “За три с половиной месяца, - вспоминает фокусник, - в киевском цирке мы выпустили точно такой же аттракцион, как у папы. Сумели создать аппаратуру, пригласить других ассистентов, написать новую музыку, сшить костюмы, отрепетировать... И буквально через полмесяца репетиций поехали на гастроли в Ялту”.

В первой сольной программе Эмиля, которая досталась ему “в наследство” от отца, было около 15 номеров. Некоторые трюки живы до сих пор. Например, распиливание. По словам Кио, фокусники распиливают народ уже триста лет. Конечно, за истекшие три века “волшебные” технологии поменялись. Если раньше фокусник “традиционно” распиливал свою ассистентку и раздвигал ящик, то теперь фокус стал гораздо сложнее. Кио пилит двух женщин - “черную” и “белую”, а потом меняет им ноги. Девушка, которая выходила на манеж в черном, появлялась из ящика в белых брюках, а “белая” - наоборот, в черных.

Как правило, фокусники придумывают номера сами. Но иногда в этом им помогают поклонники. Так, номер “распиливание зрителя” Кио получил от одного инженера из Алма-Аты. Последовала оживленная переписка: фокусник предлагал свои варианты, изобретатель - свои. В конце концов они все-таки договорились, и сейчас на манеже Кио пилит всех желающих.

В том, что зрители боятся его пилы, фокусник, честно говоря, сомневается: “Сейчас напугать кого-то очень сложно - все очень храбрые. Знают, что если с ними что-нибудь случится - артисты за это будут отвечать”. Но расставаться с “волшебной пилой” Эмиль Эмильевич пока не собирается - в ближайшем будущем он планирует усовершенствовать номер и распиливать ассистентов вдоль, а не поперек. Для этого требуется одна “малость” - оборудование. Когда-то снаряжение для фокусов Кио делали на авиационном и судостроительном заводах в Киеве. “А теперь, - вздыхает Эмиль Эмильевич, - заводы остановились, и я даже не знаю, к кому обращаться”.

О своей семье фокусник говорил очень неохотно. Кратко сообщил, что из-за болезни его сын не стал продолжать семейную традицию, и попросил больше не затрагивать эту тему.

За свою жизнь Кио дал около 15 тысяч представлений, на которых побывало около 20 миллионов зрителей. Объездил со своими трюками полмира: “Не был, - смеется, - только в Южном полушарии”. И везде зрители удивлялись. Но по-разному.

“У нас выступления чаще всего проходили в напряженной тишине, - говорит Кио. - Зрители смотрели на манеж, затаив дыхание, и обязательно пытались разгадать секрет фокуса. За рубежом атмосфера иная. Японцы, например, вовсе не стараются что-то подсмотреть, а просто получают удовольствие. Им не важно, как это сделано. Устройство фокуса их не интересует”. Сейчас, по мнению иллюзиониста, наши зрители изменились к лучшему, однако исключения все-таки встречаются.

“Однажды, - рассказывает Эмиль Эмильевич, - я работал в Одессе. Тогда как раз вышла книжка одного фокусника, где он разоблачил все наши трюки. Я заметил, что в первом ряду сидит какой-то зритель и держит эту книгу в руках. “Надо же”, - думаю. На следующий день он опять - в первом ряду. И вот так несколько выступлений подряд этот зритель сидел на наших представлениях. В конце концов я не выдержал, подошел к нему и говорю: “У вас же есть книга, вы знаете все секреты. Зачем вы сюда каждый день приходите, тратите деньги на билеты?” “Знать секреты - это одно, - ответил он, - а видеть, как это делается, - другое. Я просто хожу и получаю удовольствие”.

- А бывает так, что зритель сам догадывается, как сделан фокус?

- Бывает. Каждый день удивлять зрителей - это сложно. Но ведь мы выступаем не для того, чтобы нас разоблачали! Успех зависит не только от меня, но и от точных действий моих ассистентов. Чтобы зритель ничего не заметил, каждый должен знать свое место и свой маневр. Поэтому, прежде чем выходить на манеж, мы долго репетируем. Чаще всего ночью, когда в цирке заканчивается представление и нас никто не видит.

- Выходит, фокусники - совы? Ночью работают, а днем спят?

- Днем они готовятся к работе! Мы же не просто выходим с манипуляциями, а используем самую разную аппаратуру. Кроме того, нужно гладить костюмы, балдахины, чтобы все было красиво.

- А что будет, если ваш секрет узнает другой фокусник?

- Раньше у нас было так: каждый фокусник держал свои трюки в строгой тайне и секретов никому не раскрывал. А сейчас у нас открылся Московский клуб фокусников, где иллюзионисты встречаются и делятся своими открытиями. Я считаю, что это только на пользу делу. Точно повторить фокус - означает нарушить правила приличия. А развить какой-то прием или использовать его в другом фокусе никто не запрещает. Так что у нас друг от друга секретов нет.

- А зрителям нужно знать секреты фокусов? Книги и передачи на эту тему сейчас очень популярны...

- Книги, которые разоблачают фокусы, нужны тем, кто хочет стать фокусником. Другое дело, когда эти секреты показывают по телевидению миллионной аудитории. Вот зритель увидит секрет, и что? Разве он станет от этого умнее? Нет, не станет! Просто будет без интереса сидеть на представлении. Я знаю, что такие фильмы делают иностранцы, а наши тележурналисты покупают у них кассеты. Зачем это делается, я не понимаю. Между прочим, за рубежом несколько фокусников подали на авторов такого фильма в суд и выиграли. Если телевидение покажет наши секреты, нам тоже придется судиться.

- И последний вопрос: в жизни вам часто приходится показывать фокусы? Я знаю, что как-то раз ваш коллега - Акопян - пришел в магазин, разбил яйцо и вынул оттуда часы. Так продавщица закрыла свой отдел и в поисках часов стала бить все яйца подряд.

- Нет, таких историй со мной не происходило. А с моим папой - да. Однажды он ехал в поезде на гастроли, и сосед по купе его узнал. Стал просить: “Покажите, пожалуйста, фокус. Я узнал вас, вы - Кио”. Папа отвечает: “Зачем же я здесь буду показывать фокусы? Давайте приедем в город, я приглашу вас в цирк, и там вы увидите все наши трюки”. А зритель настойчивый попался. Пристал: “Нет, я хочу, чтобы вы мне показали фокус. Прямо здесь, в вагоне!” Отцу это надоело, он говорит: “Хорошо, дайте ваши часы”. Тот снял часы и отдал. Кио подошел к окну, открыл его и выбросил часы из поезда... На следующей станции они вышли на перрон за пирожками. Подошли к продавщице, купили пирожки, отец разломил один пирожок, и... - Тут Кио делает паузу. - Как вы думаете, что там было?

- Часы! - не задумываясь, выпаливаю я.

- Нет, - совершенно серьезно отвечает Кио, - капуста!

Валентина Хиц
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: