Статьи
7
Ордер на беспредел

Громкие аресты членов профсоюзов

Ордер на беспредел

Профсоюзных активистов арестовывали всегда. В одних странах чаще, в других реже. В России наиболее “наглым” защитникам прав трудящихся подбрасывают патроны или наркотики, а то и просто заводят дела по надуманным поводам. “Солидарность” напоминает про четыре уголовных дела. По мнению профсоюзов, они заведены с вопиющим нарушением законов, а взятые под стражу люди невиновны, но продолжают находиться в камерах.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ.
ВЯЧЕСЛАВ КОБОЗЕВ

Вячеслав Кобозев в здании Волгоградского районного суда. 2012 год. Фото: архив “Солидарности”

Обвинение: Уголовное дело в отношении экс-председателя Волгоградского облсовпрофа Вячеслава Кобозева было возбуждено 9 октября 2009 года. Его обвинили в превышении служебных полномочий, растрате и незаконном хранении патронов. Впервые в истории это произошло на основании публикации в интернет-СМИ: Следственный комитет возбудил проверку, а затем и уголовное дело, хотя потерпевший - облсовпроф - долгое время не признавал себя таковым. В 2011 году суд признал Кобозева невиновным, однако прокуратура оспорила приговор, и областной суд вернул дело на пересмотр. В 2014 году Кобозева признали виновным по всем статьям и вынесли приговор - 9 лет общего режима и штраф в размере 1,2 млн рублей.

Оценка ситуации профсоюзной стороной: В ФНПР считают это дело не экономическим, а политическим. Оно проходило с многочисленными нарушениями законодательства, как уголовно-процессуального, так и закона “О профсоюзах”. У профсоюзов есть все основания считать это криминальным “переделом” профсоюзной собственности. В частности, чтобы сохранить имущество, на него был наложен арест, однако второй судья снимал этот арест, что категорически запрещено законом.

Как обстоят дела сейчас: Вячеслав Кобозев отбывает наказание в исправительной колонии общего режима № 12 города Волжский Волгоградской области. Все время он находится в медсанчасти - у него повышенное артериальное давление, проблемы с сердцем, которые лишь усугубились. Его адвокат Олег Репников подал кассационную жалобу на приговор суда первой инстанции, однако пока ответа нет. Адвокат также готовит обращение в Европейский суд по правам человека.

Что дальше:

- В течение всего судебного процесса, который шел несколько лет, ФНПР поддерживала Вячеслава Кобозева как своего товарища и члена профсоюза, который, с нашей точки зрения, осужден по ложному обвинению. Неоднократно были установлены факты нарушения законодательства в ходе следствия, что привело к оправданию Кобозева первым судом. Второй суд дезавуировал либо не принял во внимание фактически всю аргументацию защиты практически по всем статьям обвинения и вынес Кобозеву максимально жестокий приговор, что для человека в его возрасте и с его здоровьем является, по сути, смертным приговором. Мы будем и дальше выступать в поддержку нашего товарища и бороться за его освобождение, - сказал секретарь ФНПР Александр Шершуков.

ИСТОРИЯ ВТОРАЯ.
АЛЕКСЕЙ ШЛЯПНИКОВ, ВАЛЕРИЙ ПИМОШЕНКО И СЕРГЕЙ КНЫШОВ

Алексей Шляпников в Мещанском суде Москвы. Октябрь 2013 года. Фото: Максим Блинов / РИА Новости

Обвинение: Исполнительный директор Шереметьевского профсоюза летного состава (ШПЛС) Алексей Шляпников и вице-президент ШПЛС Валерий Пимошенко были арестованы 18 октября 2013 года по подозрению в покушении на хищение имущества ОАО “Аэрофлот” в особо крупном размере путем обмана. Они были задержаны сотрудниками транспортной полиции и ФСБ у банковской ячейки ОАО “Аэрофлот”, где лежали 10 млн рублей - якобы часть суммы “сделки” за услуги по снижению требований профсоюза. Днем позже был арестован и профактивист пилот Сергей Кнышов.

Оценка ситуации профсоюзной стороной: По мнению ШПЛС, арест Шляпникова, Пимошенко и Кнышова стал местью за многочисленные победы профсоюза, в том числе добившегося выплаты своим членам многомиллионных компенсаций за работу во вредных условиях и ночные смены. Одновременно, как считают в ШПЛС, менеджмент рассчитывает дискредитировать профсоюз.

Как обстоят дела сейчас: Профсоюзу удалось добиться перевода всех троих из СИЗО под домашний арест, и пока идет суд, они будут находиться там. Профсоюз провел несколько митингов в поддержку арестованных, кампанию солидарности и акцию “Повяжи черно-белую ленту в знак поддержки”. Адвокаты неоднократно заявляли протест по нарушениям Уголовно-процессуального кодекса, а также требовали прекратить звонки в свой адрес с целью ускорить судебный процесс. По словам помощника президента ШПЛС по связям с общественностью Игоря Ободкова, обвиняемые считают суд необъективным.

Что дальше:

- Мы будем защищать своих сотрудников. Считаем, что дело в отношении них сфабриковано, профсоюзные активисты стали жертвой провокации, - сказал президент ШПЛС Игорь Дельдюжов.

ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ.
ЛЕОНИД ТИХОНОВ

Леонид Тихонов. Фото: ovdinfo.org

Обвинение: 15 декабря 2014 года Находкинский городской суд приговорил председателя профсоюзной организации Российского профсоюза докеров (РПД) порта Восточный Леонида Тихонова к 3,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, а также лишил его права заниматься профсоюзной деятельностью. Ему было предъявлено обвинение в растрате и присвоении средств профсоюза в размере 359 571 рублей, выделенных на новогодние подарки.

Оценка ситуации профсоюзной стороной: Инициатором уголовного дела выступили не члены профсоюза, а администрация порта Восточный. Дело было заведено после проведения профкомом колдоговорной кампании и массового митинга, на котором работники порта потребовали прекратить распространение практики “заемного труда”. Кроме того, профсоюзу удалось добиться привлечения к административной ответственности директора порта Сергея Кушнарева по итогам проверки, проведенной Гострудинспекцией Приморского края. При этом и обвинением, и судом было проигнорировано имеющееся решение профкома докеров порта о выделении денег на подарки из расчета 500 рублей на каждого члена профсоюза. Значительная часть свидетелей также подтвердила получение подарков. Лишь 15 человек не смогли вспомнить, получали ли они подарок, или заявили, что подарка не было.

Как обстоят дела сейчас: Леонид Тихонов находится в СИЗО Владивостока. Приговор был выдан на руки лишь после новогодних праздников, поэтому удалось только сейчас подать апелляционную жалобу и ходатайство об освобождении из СИЗО. Прошел первый этап кампании солидарности в поддержку товарища: в порту Восточный докерам раздавали листовки с информацией, где рассказывали, что происходит с Тихоновым. Около тысячи писем с просьбой объективно рассмотреть дело были направлены в адрес прокуратуры и губернатора Приморского края.

Что дальше:

- Мы считаем, что дело было сфабриковано, а вынесенный в первой инстанции приговор является незаконным. Сейчас наша задача - добиться справедливого пересмотра приговора, то есть признать Тихонова невиновным. Эту позицию поддерживают и другие профорганизации: Конфедерация труда России, Международная федерация транспортников, - говорит председатель Российского профсоюза докеров Василий Козаренко.

ИСТОРИЯ ЧЕТВЕРТАЯ.
РОМАН ДУНАЕВ, АЛЕКСАНДР КРУГЛОВ, СВЕТЛАНА КРИВСУН, ВЛАДИМИР ЛЕДЕНЕВ, ВЛАДИМИР МАРТЫНЕНКО

Александр Круглов и Владимир Мартыненко в Басманном суде Москвы. Декабрь 2014 года. Фото: Михаил Почуев / ТАСС

Это несколько иная ситуация, чем три предыдущие, однако все арестованные - члены профсоюза, и профорганизация старается их поддерживать. Ведь жертвой рокового стечения обстоятельств может стать любой.

Обвинение: В ночь с 20 на 21 октября 2014 года самолет с главой компании Total Кристофом де Маржери на борту во время взлета врезался в снегоуборочную машину, в результате чего все, кто находился в самолете, погибли. Следствие полагает, что авария могла произойти по вине водителя снегоуборщика или диспетчера. В ходе расследования причин авиакатастрофы правоохранительными органами были арестованы пятеро сотрудников аэропорта Внуково: авиадиспетчер Александр Круглов, ведущий инженер аэродромной службы аэропорта Владимир Леденев, диспетчер-стажер Светлана Кривсун, руководитель полетов Внуковского центра управления воздушным движением Роман Дунаев и водитель снегоуборочной машины Владимир Мартыненко.

Оценка ситуации профсоюзной стороной: В Федеральном профсоюзе авиационных диспетчеров (ФПАД) России полагают, что следователи ждут заключения Межгосударственного авиационного комитета (МАК), потому что сами ничего не понимают в этом вопросе. По мнению профсоюза, дана установка “сверху” разобраться с диспетчерами максимально жестко, поэтому в отношении них применяют такие меры, как досудебное помещение в СИЗО. Таких прецедентов вообще в мире не было.

Как обстоят дела сейчас: В СИЗО находятся трое: Круглов, Мартыненко и Леденев. Первоначально Дунаева и Кривсун также хотели оставить в СИЗО, но в итоге их перевели под домашний арест. У Дунаева двое малолетних детей, жена в отпуске по уходу за ребенком и ипотека, и если бы он остался в СИЗО, семья осталась бы без средств к существованию, а так жена смогла выйти на работу. Кривсун же из-за нервного перенапряжения за день до судебного заседания по избранию меры пресечения потеряла ребенка - она была беременна. Профсоюзы предпринимают все возможные меры, чтобы вызволить диспетчеров из-под ареста. ФПАД совместно с профсоюзом авиаработников обратились во все инстанции, провели митинг, на 24 января запланирован еще один митинг. Организован сбор средств в поддержку диспетчеров. За две недели со всей страны собрали больше миллиона рублей, и деньги продолжают поступать - они идут на помощь семьям и на адвокатов.

Что дальше:

- Мы полагаем, что безосновательно любое ограничение свободы авиадиспетчеров. Достаточно подписки о невыезде. Если бы люди не находились под домашним арестом, они могли бы где-то работать. Пусть не в управлении движения, но все же зарабатывать. Диспетчер управления воздушным движением - такая профессия, при которой психологическое состояние - это самое важное. Если сейчас человек сломается, вряд ли он потом сможет работать, даже если его признают невиновным. В других странах, когда такое происходит, людей не только не изолируют, а наоборот, обеспечивают им психологическую поддержку, реабилитацию, - говорит глава юридического отдела ФПАД России Олег Бабич.

Автор материала:
Юлия Рыженкова - Ордер на беспредел
Юлия Рыженкова
E-mail: ryjenkova@solidarnost.org
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Юрист
05:08 от 24.01.2015
Юлия, дело Вячеслава Кобозева не политическое, ибо он не «брат Навального» и вообще никогда ни в каких оппозициях к правящему режиму замечен не был. Это просто использование методов уголовной репрессии в ПРЕСЛЕДОВАНИИ ЗА ПРОФСОЮЗНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ.
Он, безусловно, узник совести, но не все узники совести сидят за политику. Члены профсоюзов должны это понимать.
Павел Осипов
01:23 от 25.01.2015
Просто для примера: политика бывает и в сфере управления профсобственностью, это не обязательно ГД, Кремль эт цетера.
Юрист
06:15 от 25.01.2015
Разумеется, есть то, что мы между собой называем профсоюзной политикой, но по своей сути ПРОФСОЮЗЫ – НЕПОЛИТИЧЕСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ. На мой взгляд, в деле Кобозева никакой политики нет. Хотя, возможно, я ошибаюсь.

Профсоюзы могут (по-моему, просто обязаны) защищать своих членов от любого уголовного преследования, если считают их невиновными или вина их неочевидна. На практике они поступают по-разному. Профсоюз авиадиспетчеров, как правило, так и делает, а, скажем, профсоюз работников культуры не стал защищать председателя первичной профсоюзной организации Павла Дмитриченко, обвинённого в организации нападения на худрука ГАБДТ Филина, хотя многие члены профсоюза на этом настаивали.

Павел Осипов
14:15 от 25.01.2015
То, о чем вы говорите, во многом зависит от того, что вы сами подразумеваете под политикой. И, к слову, Кобозев в свое время баллотировался в мэры Волгограда и занял то ли второе, то ли третье место (об этом упоминалось в одном из наших материалов). Я, конечно, не говорю о прямой связи между его несостоявшимся мэрством и заключением в тюрьму, просто пытаюсь проиллюстрировать свой тезис о широте понятия "политика" и призвать вас определиться со значением термина.
Евгений Ланбин
08:40 от 25.01.2015
Да, да. Профсоюзы вне политики. Удобный повод ничего не делать, для тех кто не хочет и не привык делать.
Уголовные судебные преследования - можно промолчать. Суды у нас разберутся. Экономическое преследование в виде увольнений (сокращений, запретов на трудовую деятельность) - можно тоже промолчать, суды разберутся. Не многие способны провести акции поддержки или протеста по поводу. И это касаемо лидеров или "громких дел" .
А насколько профсоюзы способны отстаивать рядовых членов по "тихим делам" - переводя их в разряд "громких"? Сократили 400 - 500 человек на предприятии - тишина - все в рамках закона и социального партнерства. В СМИ (в том числе и профсоюзных) - тишина, либо радостные реляции о том, что все так хорошо разрешилось. Митинг или пикет провесть - социально партнерство не позволяет. если исходить из тезиса, что "Профсоюзы вне политики" - вне политики может быть только труп, в биологическом и физиологическом смысле этого слова.
Гущин Игорь
20:24 от 23.01.2015
Путин силовик. От профсоюзов и реального сектора был далёк. Силовики получают от бюджета, тратят, а не зарабатывают. Это сейчас Путина обязывает положение делать вид сотрудничества с профсоюзами. А эти товарищи, в глубине души,))) считают нас "инакомыслящими". Соответственно, такие и негласные методы давления на неугодных профсоюзников.
Виталий
13:37 от 27.01.2015
Дело не в терминологии - по факту у нас любые действия несогласия с властью (на любом уровне и не важно законные они либо противозаконные) считаются "политикой". В Волгограде Кобозев как нормальный и ответственный работник решился не отдавать "властным товарищам" жирный профс. кусок. А местные "властные товарищи", посадив "отступника" (такого рода "отъем" - негласная норма) продемонстрировали свой (и вышестоящий) цинизм и бессовестность.
Но ведь это все прикрыто СУДОМ. Что же реально могут в этом случае профсоюзы-общ. организация? А каков у на СУД - совсем отдельный вопрос.
Новости BangaNet


Киномеханика