Top.Mail.Ru
Статьи
1
“Спецоценку труда” узаконили

Дума меняет принципы оценки рабочего места

“Спецоценку труда” узаконили

Рисунок Дмитрия Петрова

Большинство мер по проверке соблюдения охраны труда и аттестации рабочих мест объединяются в одну процедуру - специальную оценку условий труда. От ее итогов будет зависеть вся “социалка” на предприятии, в том числе и принципы начисления досрочных пенсий “вредникам” по принятым еще в советское время Спискам № 1 и № 2. Порядок оценки рабочего места и соблюдения норм охраны труда значительно упрощается для работодателей - при некотором усилении влияния государства и сохранении контрольных функций профсоюзов.

ЗАКОН СТАЛ ПОНЯТНЕЙ

23 декабря на дополнительном пленарном заседании Госдума одобрила правительственный “закон о спецоценке условий труда” и сопроводительный пакет поправок в законодательство. Этот проект был принят в первом чтении два месяца назад и скорректирован благодаря деятельности представителей профсоюзов в рабочей группе при комитете ГД по труду.

“Списки” законом не отменяются, и “вредники” сохранят свои пенсионные права и возможность досрочного выхода на пенсию в полном объеме - на несколько лет. А именно до 2019 года, когда закончится переходный период и в силу вступят все нормы “законов о спецоценке”. С этого момента у работодателя появится гораздо больше возможностей “побудить” работника перейти из “солидарной” пенсионной системы в корпоративную. Поскольку для этой категории сотрудников в законодательстве закрепляется возможность выбора варианта своего пенсионного обеспечения. А на выбор можно и повлиять...

Законопроект вызвал массу споров и возражений в профсоюзных кругах. По мнению Рубена Бадалова, первого зампреда Росуглепрофа, “на наших глазах происходит важнейшее событие - государство постепенно перебрасывает на работодателя всю ответственность по вопросам безопасности производств и охраны труда”. В итоге документ был поддержан ФНПР только на условиях представления сторонам РТК проектов сопроводительных подзаконных актов и устранения некоторых пунктов, ущемлявших права пенсионеров-досрочников.

При обсуждении законопроекта во втором чтении ряд депутатов (от СР и КПРФ) выступили против “перевода на рыночные рельсы” системы оценки и охраны труда. Так, депутат Василий Швецов заявил, что оценка условий труда просто отменяется, так как новый закон вводит более льготные сроки экспертизы для работодателей (раз в 5 лет) и противоречит будто бы имеющемуся сейчас в законодательстве запрету не проводить аттестацию. Ему возразили представители ЕР: обязательность аттестации рабочих игнорируется работодателями, особенно в некрупном бизнесе, эта система провалилась - а новый закон унифицирует требования к оценке и упростит эту процедуру... Оппозиционеры потребовали хотя бы выделить в специальную главу особенности труда занятых в отдельных отраслях экономики (прежде всего это угольщики). Их поправки были отклонены, так как на рабочей группе договорились о том, что эти вопросы станут предметом не данного закона, а подзаконных нормативных актов, итоговые варианты которых также представят в РТК и рассмотрят.

Как рассказал “Солидарности” глава думского подкомитета по трудовым отношениям Михаил Тарасенко, замечания профсоюзов в целом были учтены и нашли отражение в окончательном варианте документа.

Например, в проект вернули понятие госэкспертизы условий труда: если представители работников не согласны с результатом “плановой” экспертизы, устроенной работодателем, они смогут обратиться в Роструд, который может провести свою “ревизию” (бесплатно для этого предприятия). По ее результатам к нарушителям будут применены санкции либо вынесен вердикт о беспочвенности подозрений. Рабочая группа добилась включения в закон нормы, по которой представители профсоюза участвуют на обязательной основе в деятельности комиссий (они формируются работодателем), контролирующих спецоценку условий труда. Наконец, из проектов решили убрать возмутившую работодателей норму о “специальном” обязательном страховании ответственности организаций, нанятых проводить спецоценку. Она предлагалась правительством как гарантия от ошибок, допускаемых экспертами, проводящими аттестацию. Работодатели заявили, что это избыточная норма, из которой непонятно, за счет чего работодатель покроет ущерб, нанесенный некачественной экспертизой рабочих мест и условий труда - за счет ли страховых взносов или иных источников. Соцпартнеры не возражали, профсоюзы, профессиональное сообщество и правительство согласились.

- Да, закон непростой и действительно меняет подходы к организации охраны труда, - говорит Тарасенко, - но это не значит, что он однозначно ухудшает положение работников. Люди, которые выработали стаж во вредных условиях, получат досрочную пенсию, это гарантировано. Ну а если система заработает и работодатели улучшат условия труда под контролем профсоюзов и государства, то новые работники придут на предприятие уже на нормальное рабочее место. Этот вопрос больше нельзя откладывать, ведь нынешняя система создавалась в условиях, когда в стране был один работодатель - государство, а сейчас старые правила зачастую вообще действуют не в интересах работника. Именно поэтому стороны РТК и сочли возможным поддержать концепцию этого закона.

ПОЗИЦИЯ ФНПР

Спорными в “законе о спецоценке” остались нормы статей 3 и 14, которые устанавливают уровень воздействия вредного (опасного) производственного фактора на человека с учетом “комплексного применения средств индивидуальной защиты”. А также предлагают снижение класса условий труда “при установлении эффективности использования отдельных средств индивидуальной защиты”. По мнению ФНПР, это противоречит и отечественной и мировой практике. Ведь защита работников через СИЗ не устраняет сам вредный фактор. Плюс неправильное использование СИЗ имеет побочные неблагоприятные эффекты, что нередко приводит к хроническим болезням, инвалидности, а то и к летальным исходам. И “работодательский” подход в стиле “работник всегда сам виноват” недопустим. ФНПР указывает, что в мировой практике учет профрисков при использовании СИЗ производится через установление четких коэффициентов, которые отражают побочные эффекты (неудобство, вредность, опасность) применения СИЗ работниками. Причем класс условий труда не уменьшается, а напротив, повышается на 1 - 2 подкласса. Тогда как в РФ и сейчас нет способов и методов, чтобы оценить эффективность СИЗ. Им только предстоит появиться - и в этом случае они должны быть определены опытным путем на основе объективной статистики. (Пока закон о спец-оценке их не устанавливает, а с объективной статистикой в стране большие проблемы уже почти четверть века.) Обычно эффективность СИЗ гораздо ниже заявленной производителями (да и работодателями) - это приводит к трудовым спорам и судам.

Также, по мнению ФНПР, заявленная в “законе о спецоценке” классификация того, как выявлять вредные (опасные) производственные факторы, не подкреплена практикой. Сейчас по соответствующему ГОСТу визуально выявляются физические источники опасности (движущиеся и неустойчивые объекты, средства производства и предметы труда, емкости с ядовитыми веществами, взрывоопасные и легковоспламеняющиеся вещества). А для того чтобы определить значения нормируемых вредных факторов (химических, биологических, физических), нужны соответствующие инструментальные замеры. То же самое касается тяжести и напряженности трудового процесса. В ст. 10 проекта запланировано разработать “классификатор вредных (опасных) факторов производственной среды и трудового процесса”. По мнению ФНПР, он не будет иметь практической ценности для экспертов, проводящих спецоценку.

Классификатор может стать “лишним звеном”, поскольку сейчас уже существует действенная система учета вредных (опасных) производственных факторов, которую производит Роспотребнадзор. Так, химические факторы регулируются пятью гигиеническими нормативами и 57 методическими документами. Аналогично “отслеживаются” остальные вредные факторы. В нормативных актах определена классификация вредных веществ, величина ПДК вещества, класс опасности, особенности воздействия на организм человека. Отменять (или “заменять”) этот комплекс методов и подходов нельзя. В “законе о спецоценке” перечислены факторы производственной среды и трудового процесса плюс показатели для оценки этих факторов.

По мнению профсоюзов, из оценки условий труда неправомерно изъяли ряд показателей по оценке освещения на рабочем месте, тяжести и напряженности трудовых процессов. Сейчас для этого в РФ используется “Руководство по гигиенической оценке факторов рабочей среды и трудового процесса”. В нем, по мнению ФНПР, вполне отражены вредные производственные факторы, их критерии и классификация. Этим документом руководствуются и аттестующие рабочие места эксперты, и Роспотребназдор. После вступления в силу “закона о спецоценке”, прогнозируют специалисты ФНПР, могут появиться разночтения между оценкой Роспотребнадзора после проведения производственного контроля и заключением, которое дадут эксперты, уполномоченные вести новую процедуру - спецоценку. Это повлечет новые противоречия, споры и суды.

Мнение

Сергей Вельмяйкин, первый замминистра труда РФ:

- Механизм трансформации советской системы предоставления гарантий и компенсаций “вредникам” должен быть тщательным и выверенным. Менять все сразу нельзя. Эта система создавалась в определенных социально-экономических и исторических условиях, она свою роль выполнила, и во многом она остается базой, от которой мы идем. Но советская система строилась на концепции абсолютной безопасности и категорического запрещения работы в гигиенических условиях, отличающихся от нормативных. Сейчас другие реалии, и мы должны переходить к системе управления профессиональными рисками, этот закон - только первый шаг в этом направлении. Чтобы управлять профессиональными рисками, эти риски сначала необходимо объективно оценить. И без “обкатки” этого закона, соответствующих наработок, правоприменительной практики нам никогда этой новой процедуры не запустить. Закон надо принимать и вводить в действие, закон должен работать.

Мы, конечно, безмерно ценим и учитываем тот опыт, который есть у европейских стран в развитии системы охраны труда. Но проблема в том, что ни в одной европейской стране в таком объеме не было такой “институции”, как “Списки”. Это изобретение советской науки, правовой и “гигиенической”. Мы находимся в сформированной тогда реальности, таковы “вводные”. И произвольно уменьшать объем обязательств государства перед гражданами мы не можем ни при каких условиях. Что касается других зарубежных стран, то имеется “прекрасный” опыт в Казахстане, где “Списки” однажды указом президента Назарбаева были просто отменены - и никаких особенных волнений не было. Есть опыт коллег из Белоруссии: “Списки” там не отменяли, но зато всех принудительно загнали в профессиональные пенсионные системы - и однажды люди, которые имели право на пенсию, скажем, в 200 долларов, по достижении пенсионного возраста обнаружили, что этих долларов у них где-то около двадцати. Вот это неприемлемо, не наш путь. Поэтому мы вынуждены точечно, аккуратно, постоянно подвергаясь нападкам со всех сторон, комбинировать новую систему с довольно сложной конструкцией. Мы должны гарантировать работникам достигнутый уровень социального обеспечения, но при этом все же овцу, которая дает шерсть, стричь, а не закалывать. А что касается жалоб работодателей на то, что у них на предприятии слишком много работников признаны “вредниками”, - чем жаловаться на цифры и расходы, может, попробовать улучшить условия труда, вложиться в это?..

У наших социальных партнеров есть опасения по поводу снижения требований к охране труда. Их заботит, можно ли будет заставить работника пользоваться СИЗ для его же блага... По-моему, эти вопросы надо не в законе прописывать, а отразить в типовом положении об управлении системой охраны труда. Разработка такого документа этим проектом предусмотрена. Отменять “Списки” мы не собираемся - сохраняем в полном объеме без изменений систему обязательного пенсионного страхования в ее досрочной части. Мы специально для этого предусмотрели в “переходных статьях” закона норму о том, что достигнутый уровень соцгарантий, фактически предоставляемых работнику по состоянию на конец 2013 года, не может быть снижен. Это была принципиальная позиция министерства. Государство не самоустранится от вопросов, связанных с охраной и с безопасностью труда, утверждаю это. Наша цель - не умаление пенсионных прав граждан, а экономическое стимулирование работодателя к улучшению условий и повышению безопасности труда.

Предыдущие публикации, затрагивающие тему спецоценки труда, – в “Солидарности” №№ 27, 33, 38, 39, 40, 45, 46, 2013

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Игорь
11:38 от 31.12.2013
Ознакомьтесь с изменениями в законодательных документах в связи с введением спецоценки. Обратите внимание на изменения в Трудовом кодексе.

http://www.rg.ru/2013/12/31/specocenka-dok.html
Федеральный закон Российской Федерации от 28 декабря 2013 г. N 421-ФЗ
"О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона "О специальной оценке условий труда"
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика