центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Профсоюзная жизнь

Криминальное видео, или полицейский беспредел


Раскрылись новые подробности действий “организованной полицейской группы” в ходе обыска в Федерации профсоюзов Камчатки





Постканикулярные январские дни в Петропавловске ознаменовались очередным скандалом в рамках сложных взаимоотношений Федерации профсоюзов Камчатки (ФПК) и полиции. Утром 10 января ФПК разместила на своем официальном сайте видеозапись обыска, проведенного сотрудниками полиции в Доме союзов 22 октября минувшего года. Здесь же пользователям стала доступна для скачивания и полная версия копии видеофайла, отражающего содержание диалогов и действия доблестных полицейских. Более того, камчатские полицейские ославились и через суперпопулярный интернет-ресурс YouTube. Здесь скандальный ролик можно найти по этой ссылке.

На видеозаписи четко видно и слышно, как работники полиции в отсутствие понятых изымают из взломанного сейфа чистые бланки и листы с подписями члена Общественной палаты РФ, председателя Федерации профсоюзов Камчатки Андрея Зимина. Далее полицейские деловито обсуждают, как использовать листы с подписью. Кто-то неоднократно предлагает оформить Зимину явку с повинной, кто-то просит сделать расписку на миллион, но еще интереснее предложение дамы-оперативницы: она, обнаружив в сейфе помимо чистых листов с подписями еще и заверенную копию паспорта Зимина, предлагает взять кредит. Здесь необходимо пояснить, что в описи изъятого в ходе обыска нет никакого упоминания о листах с подписями... Дабы всем стало понятно, что опубликованный файл не вырван из общего контекста хода обыска, ФПК предложила журналистам по желанию получить все увесистые файлы видеозаписи.

Кратко напомним, что в результате обыска 22 октября 2012 года, более напоминавшего погром, были изъяты сервер, компьютеры, деловая переписка из приемной Федерации профсоюзов Камчатки, блокирована работа отделов ФПК. В кабинете председателя ФПК, члена Общественной палаты РФ Андрея Зимина взломан сейф и изъято его содержимое: несколько бланков ФПК и чистых листов с подписью Андрея Зимина, учредительные документы ФПК, личные деньги Зимина - около 30 тысяч рублей. Как выяснилось впоследствии, обыск производился в связи с уголовным делом, к которому ни Зимин, ни штатные работники ФПК не имеют никакого отношения. При этом кабинет руководителя профобъединения был разгромлен спустя две недели после обращения президиума ФПК к Генеральному прокурору РФ с просьбой снять с должности прокурора Петропавловска-Камчатского Сергея Волосюка.

Что касается видеозаписи обыска, она является необходимым процессуальным действием. Каж-дое действие, каждое слово полицейских, участвующих в обыске, должны быть зафиксированы на видео.

Но вот первое, что бросилось в глаза: согласно протоколу, длился обыск ровно 7 часов 52 минуты. А видеозапись, разбитая на 16 файлов, длилась всего 6 часов. В нарушение всех норм и требований на видеозаписи отсутствует фиксация ее начала и окончания, нет объявлений о ее приостановлении и продолжении. Казалось бы, раз уж полицейские позволили себе “упустить” из-под обзора видеокамеры целых 2 часа, то могли бы устранить из нее все наиболее компрометирующие их моменты, которых на видеозаписи, помимо упомянутых выше, еще пруд пруди. Ведь зачем давать дубину в руки своим оппонентам? Но складывается впечатление, что потеря квалификации, как и чувство вседозволенности, в рядах камчатских полицейских уже носит настолько угрожающий характер, что позволяет им терять даже инстинкт профессионального самосохранения...

НЕМНОГО ДОКУМЕНТАЛЬНОЙ ХРОНИКИ

Текст расшифровки видеофайла № 8: в комнате отдыха председателя Федерации профсоюзов Камчатки, члена Общественной палаты РФ Андрея Зимина, смежной с рабочим кабинетом (здесь и далее указываемое время является хронологией видеофайла, а не времени суток) :

- 02 мин. 40 сек. - слышно, что предлагают кому-то выйти.

- 07:34 - сам момент, как положили документы с нижней полки сейфа на диван, не виден.

- 07:39 - впервые видна (усеченно) стопка документов. Нет главной съемки - полной выемки документов из сейфа. В сейфе есть еще верхняя полка.

- 08:00 - хорошо слышно слова: “Опа, это, наверное, от низа” (имеются в виду ключи от нижнего сейфа) - то есть выемка из сейфа идет, но что берут, не видно.

- 08:18 - только на этой минуте говорят о том, что сейф чист, но самого сейфа не видно.

- 08:36 - из кадра уходит картинка с документами на столе и диване.

Понятых не видно с самого начала записи данного файла, хотя съемка ведется от окна, видеокамера охватывает все помещение.

- 10:06 - не видны все документы и не ясно, из какого сейфа, верхнего или нижнего, они изъяты.

- 10:55 - не видны документы на диване.

- 14:31 - часть оперативников вышли из комнаты отдыха.

- 22:35 - первый голос: “А это что такое?” Второй голос: “Это подписи”. Далее голос: “Это классные документы”. Оперативник-женщина: “Да это же в его акте есть. Пустые подписи, ты видел”. Далее: “Ну что - будем брать?” Ответ: “Ну, конечно!”

Складывают листы с подписями в пакет, не пересчитывая их.

Голос за кадром предлагает оформить “явку с повинной, так как уже подпись есть”. Далее идет обсуждение. Голос мужчины в кадре: “А можно на миллион!” Оперативник-женщина: “Тебе миллион, расписку напишем”.

- 23:03 - оперативник-женщина еще передает папку с изъятыми бланками и подписями в них без пересчета. Ясно и четко говорит об этом.

Все это время нет в кадре самих документов на диване.

- 23:30 - оперативник-женщина предлагает другому оперативнику: “А вот и паспорт Зимина, можешь кредит взять, там подпись его уже есть”.

Понятые ни разу не появились в кадре: подобный разговор и видеозапись явно свидетельствуют, что понятых в комнате не было.

- 27:02 - кабинет ООО “Единство” (см. ниже). Голос оперативника-женщины за кадром: “Представляешь, как завтра Зимин будет нервничать, что мы его расписки забрали и бланки пустые с его подписями”. Мужской голос: “Да я тебе говорю - явку с повинной надо”.

Момент следственных действий в кабинете ООО “Единство”.

ООО “Единство” - сторонняя организация, заключившая договор аренды на помещение и осуществляющая хозяйственную деятельность в здании Федерации профсоюзов Камчатки. Как и ФПК, “Единство” никакого отношения к уголовному делу, возбужденному в отношении Олега Федорова, председателя Камчатской краевой организации профсоюза работников транспорта, геолого-добывающих и производственных отраслей, НЕ ИМЕЕТ. Именно поэтому ФПК считает действия полицейских незаконными: зашли в чужие кабинеты, учинили погромы, устроили обыски.

- 00:08 - хорошо видно, что понятые находятся в приемной вместе с другими неизвестными людьми, а в кабинете их нет.

- 00:10 - проводятся какие-то действия вне зоны камеры.

- 00:35 - видны мешки, но нет съемки, что в этих мешках, кто участвовал в выемке, описывал.

- 00:35 - видно, что в приемной находятся люди и ведут какие-то осмотры.

- 02:16 - голос оперативника, держащего изъятые деньги: “Может, их уничтожить?” Ему отвечает женщина-оперативник: “Лучше в УВД на депозит положить, никогда их никто оттуда не достанет”.

- 07:30 - звонок оперативника неизвестному (предположительно, Скороходу - о нем ниже): “Мы уже здесь закончили. Не знаю. Команда “фас” на крайком. Ну все, то есть без его участия, типа он не мог явиться. Ну, следователь как бы будет против. Что, с ней этот момент согласовывать?” Женщина-оперативник говорит: “В смысле - с Антоновой согласовывать? Это нереально”. Звонивший оперативник: “Он сказал - в бой. По барабану, что там Антонова. Кто там теперь у нас главный? Подумаешь, возбудила дело!”

Из файла № 15:

“Вов, а деньги куда убрали?” Ответ: “Какие деньги?”...

Речь здесь и выше идет конкретно о личных деньгах Зимина, изъятие которых не отражено в соответствующей описи - их как бы не было.

“А ЧТО ОНИ ВЫТВОРЯЮТ ПО ОТНОШЕНИЮ К ПРОСТЫМ ГРАЖДАНАМ?”

Существенная деталь, подчеркивающая маразм ситуации: человек, который в расшифровке видеозаписи фигурирует как “женщина-оперативник”, является специалистом отделения документальных исследований УЭБиПК УМВД России по Камчатскому краю О. Павленовой. В контексте данной истории звучит буквально как “специалист отдела документальных фальсификаций”...

Здесь нельзя не вспомнить, что полицейские пытались обвинить Зимина в клевете, написав соответствующее заявление в следственный отдел по г. Петропавловску-Камчатскому СУ СК РФ по Камчатскому краю: мол, бланки не брали, деньги не крали. Как же эти полицейские теперь будут выглядеть? И как будут выглядеть их руководители?

Далее необходимо пояснить, что упомянутый Сергей Скороход - подполковник полиции, начальник одной из оперативно-розыскных частей, должностное лицо, которое 22 октября распоряжалось при обыске в квартире Олега Федорова. Обыск в Доме союзов шел параллельно, поэтому давать указания туда он мог только по телефону. Скороход - тот самый человек, которого в недавнем прошлом Андрей Зимин уволил из Федерации профсоюзов Камчатки, а после и из одной из ее структур - автогаража. Уволил по результатам финансовой ревизии. Несмотря на устные и письменные обращения Зимина, Скороход был принят на работу в тогда еще милицию - в ОБЭП. Неужели такие люди нарасхват в камчатской полиции, да еще в ее подразделениях, ответственных за борьбу с ворами и коррупционерами?

Есть вероятность, что следователь по делу Олега Федорова Марина Антонова за прошедшее с момента написания статьи (11 января) время ознакомилась с видеозаписью обыска. (Хотя это и не входит в ее обязанности.) Интересно: теперь-то ей понятно, с какими бойцами она воюет в одном “полку”?

“Ужас и цинизм этой ситуации в том, что беспристрастное видео показывает не бандитский налет со взломом, где закоренелые мошенники готовят “подставу и кидалово”, а в кадре вроде бы представители закона, вроде бы проводят процессуальные действия, вроде бы обыск, однако совершенно осознанно обсуждают, как им лучше обустроить “подставу и кидалово”. Это “ментовский беспредел”, - так отреагировал Андрей Зимин на кадры видеосъемки. - Если эта организованная группа людей позволяет себе такое в отношении руководителя крупнейшей общественной организации Камчатки, члена Общественной палаты Российской Федерации, который может обратиться за помощью к своим коллегам-общественникам, к Федерации независимых профсоюзов России, то что они вытворяют по отношению к простым гражданам?”

Должны ли действия полицейских остаться безнаказанными? Разумеется, нет. Как минимум исходя из того, что все мы хотим, чтобы наша полиция нас действительно берегла, а не бандитствовала. С заявлением о преступлении Андрей Зимин обратился к руководителю следственного отдела по г. Петропавловску-Камчатскому СУ СК РФ по Камчатскому краю. Помимо фактов, приведенных выше, профлидер указал в заявлении и на следующие любопытные обстоятельства:

“В производстве обыска принимали участие понятые: Романенко З.С., проживающая в пос. Сосновка, и Чудинова К.А., проживающая в селе Усть-Большерецк. При сопоставлении имеющихся подписей понятых на первой странице бланка протокола обыска с остальными страницами протокола совершенно очевидно, что подписи, выполненные от имени понятых, поставлены не ими (понятыми), а иными лицами. Все подписи понятых, на всех страницах протокола, не являются между собой идентичными. Поскольку обыск был произведен в рамках возбужденного уголовного дела № 522402, то в соответствии с п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК РФ данный протокол следственного действия является доказательством по уголовному делу. Частью 2, частью 3 статьи 303 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по уголовному делу, в том числе должностными лицами органов внутренних дел. На мой взгляд, анализируя протокол обыска, можно прийти к выводу о наличии признаков состава преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ”.

К сожалению, традиция привлечения “фантомных” понятых тоже давно стала неотъемлемым элементом деятельности полицейских. Возможно, хотя бы эта неприглядная во всех отношениях история станет поводом покончить и с такой дурной привычкой...

Еще одно заявление от Андрея Зимина, в виде жалобы на действия полицейских, поступило на имя начальника УМВД России по Камчатскому краю генерал-майора полиции Александра Сидоренко. Из жалобы:

“Статьи 5, 6, 7 Закона РФ “О полиции” гласят: “Полиция осуществляет свою деятельность на основе соблюдения и уважения прав и свобод человека и гражданина. Сотруднику полиции запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме кого-либо к совершению противоправных действий. Сотрудник полиции не может в оправдание своих действий (бездействия) при выполнении служебных обязанностей ссылаться на интересы службы, экономическую целесообразность, незаконные требования, приказы и распоряжения вышестоящих должностных лиц или какие-либо иные обстоятельства. Сотрудник полиции как в служебное, так и во внеслужебное время должен воздерживаться от любых действий, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности или нанести ущерб авторитету полиции, а общественное мнение является одним из основных критериев официальной оценки деятельности полиции, определяемых федеральным органом исполнительной власти в сфере внутренних дел.

...Как было отмечено выше, сотрудниками вверенного Вам ведомства данный Закон “О полиции” был грубым образом нарушен. Данное нарушение, по моему мнению, является несовместимым со службой в органах внутренних дел и должно повлечь за собой наложение такого дисциплинарного взыскания, как увольнение из органов внутренних дел”.

И еще. Описывая эту историю, невольно приходится для себя отмечать, что словосочетание “ментовский беспредел”, как и само это уродливое явление, стало до такой степени обыденным, что уже не слишком-то удивляет и пугает. “Ужас и цинизм”, о которых говорил Зимин, наверное, еще и в этом.

Мария ШУПЕНИК





2013-01-23 12:24:28


Комментарии:

Арт |
Почемы не организовать акцию в поддержку федерации камчатки?