центральная профсоюзная еженедельная газета
электронная версия
12+

Знаменитость

Многогранный “Америкэн бой”


После фильма “Америкэн бой” 1992 года Александр ПЕСКОВ на долгое время стал для зрителей русским аналогом “Рембо”, человеком, борющимся за высшую справедливость. Мстителем, размазывающим по стенкам “плохих парней”. Однако сам Александр Васильевич предпочитает играть глубоко психологические роли. Каким же нужно быть человеком, чтобы одинаково глубоко сыграть классического Печорина или Дубровского и отставного “афганца”?..

ДЕТСТВО, ОТРОЧЕСТВО, ЮНОСТЬ


- В юности вы увлекались множеством вещей. Окончили музыкальную школу по классу фортепьяно, были солистом и гитаристом вокально-инструментального ансамбля. Какому-нибудь из этих увлечений вы отдавали предпочтение?

- Да, гитаре. Учился в музыкальной школе по классу фортепьяно, а в ансамбле играл на гитаре. Мне больше нравилось осваивать этот музыкальный инструмент. Но потом уже я сожалел, что первые годы учился игре на фортепьяно из-под палки. Не хватало того мастерства, которое было бы, если б я занимался скрупулезно прямо, скажем так, с первой строчки. Ансамбли, где я играл, назывались по-разному. То “Сплав”, то “Мираж”. Естественно, к группам, сейчас носящим подобные названия, мы никакого отношения не имели. Играли в разных домах культуры, на свадьбах, на танцах. Выезжали летом на турбазы отдыха устраивали там вечера. Где-то платили, где-то выступали просто по собственному желанию. Но это всегда доставляло удовольствие.

- От вашего внимания не ушел и спорт. Бокс, карате, классическая борьба, прыжки с парашютом. Помогли ли увлечения юности в вашей актерской карьере?

- Очень помогли. Во-первых, это помогло мне как человеку вне зависимости от выбора профессии. Это здоровье, сила, воля, организованность. Чтобы каждый раз заниматься физическими нагрузками и преодолевать свою лень, требуется сила воли, ведь приходится себя заставлять.

МИМО АРМИИ К “ДУШМАНУ”

- А почему вы выбрали театральный институт?

- Вообще-то я хотел быть летчиком-истребителем. Просто не знал, что есть театральные институты, и в них можно учиться на артиста. В таком маленьком городке, как Сызрань, театральных институтов, естественно, не было, в Самаре (тогда Куйбышеве) было театральное училище, не вуз. Мне казалось, что после школы надо идти в высшее учебное заведение, на выбор были Москва и Питер. В середине 10-го класса поехал узнавать условия приема, список литературы, которую надо прочитать. Ведь в школе читается далеко не все. Для поступления в театральный ВУЗ надо прочесть массу дополнительной литературы. Потом с марта начал приезжать в Москву на прослушивание. Ходил во все институты: МХАТ, ВГИК, ГИТИС, “Щука”, “Щепка”... Сначала я прошел первый тур в Щепкинском училище, а когда дошел уже до конкурса по общеобразовательным предметам, у меня на выбор были Щукинское и Щепкинское училища. Я отдал предпочтение “Щепке”, где и начал обучение на курсе Михаила Царева. Отучившись там два года, я перевелся в школу-студию МХАТ с потерей года и в 1987 году закончил ее на курсе Владимира Николаевича Богомолова.

- А по каким причинам перевелись?

- Хотел повзрослеть. В армию пойти. Но так как отец - инвалид Великой Отечественной войны второй группы, у меня была отсрочка, отсрочка была и на царевском курсе. У меня была двойная блокировка от армии. Но очень хотелось какой-то романтики... На самом деле - это юношеский бред. Тогда шла Афганская война, и когда отец узнал, что я пойду в армию, имея эти отсрочки, он сказал, что об мой хребет костыль и палку поломает. Он знал, что такое война. Пришел с нее без ноги, да еще плюс к тому восемь ранений. Он понимал, что мне туда не надо. В армию я в результате так и не пошел. Отец за меня все отвоевал.

- Как относитесь к нынешней армии?

- Я ее не знаю изнутри. Вроде бы на какое-то время престиж армии упал, сейчас же я вижу, что молодые люди с большой охотой идут в офицерские училища, чтобы получить военную профессию.

- Среди прочих ваших наград есть и знак отличия Министерства обороны РФ. За что вы его получили?

- Имеется в виду медаль, которую вручал Колмаков (генерал-полковник Александр Колмаков, первый заместитель министра обороны России. - Прим. А.К.)? Это была презентация фильма “Прорыв”, где я играл чеченского террориста, полевого командира. Несмотря на это, медали дали всем актерам, сыгравшим главные роли в этом фильме. И “федералам” и “командирам”. Наверное, чтобы вновь война не вспыхнула, на этот раз уже среди актеров. Потом в одной из передач, по-моему на канале ТВЦ, мы с Колмаковым сидели как гости. Он спросил у меня: “Ну, как медаль, душман?”

ТЕАТРАЛЬНЫЕ БУДНИ

- Вы играли в нескольких театрах. Работа в каком из них запомнилась вам более других?

- Запоминающиеся все. Это и МХАТ имени Горького, под руководством Татьяны Дорониной, и МХАТ имени Чехова, тогда еще под руководством Олега Ефремова, затем театр на Спартаковской площади Светланы Враговой один сезон, сезон у Виктюка... Девять лет в Пушкинском театре. Это самый долгий срок. Я играл очень большие роли классического репертуара. И Дубровский, и Печорин, и Герман из “Пиковой дамы”. Сейчас вот в “Театре Луны” третий или четвертый сезон идет.

- Почему же вы ушли из Пушкинского?

- Так сложились обстоятельства. Ушел Юрий Иванович Еремин, который меня в этот театр брал, год мы были без художественного руководителя, потом пришел Роман Козак. Новая метла начала мести по-новому. Мы не нашли точек соприкосновения. После такого репертуара мне была предложена очень маленькая, неинтересная роль, хотя я считаю, что нет маленьких ролей, есть маленькие артисты. Но все же на пьесу можно всегда объективно посмотреть и для себя понять, может ли что-нибудь дать эта роль или нет, будет она растить меня как актера или нет. Актеров взращивают роли. Я долго сопротивлялся, говорил с режиссером, просил, чтобы меня освободили от исполнения этой роли, но мне ее воткнули какой-то обязаловкой. Я написал заявление, чтобы меня сняли: мне не интересно. И после этого началось: будто я отказываюсь от работы. Такого у меня никогда в жизни не было, чтобы кто-то подобное говорил. Я работать могу 48 часов в сутки. Чем больше, тем лучше. Это профессиональный азарт. У Романа Козака было свое видение, у меня свое. Я год практически ничего там не играл, после такого огромного репертуара. Старые спектакли стали уходить со сцены. Козак стал приводить новых актеров. В общем, Пушкинский стал немножко превращаться в антрепризу, а не в штатный театр. Потом возникла вакансия в “Театре Луны”, я ввелся в спектакль “Путешествие дилетантов”. Далее - “Ночь нежна”. Пришел Паша Урсул, режиссер, который в основном антрепризами занимается, но здесь он поставил штатный спектакль “Рубиновый вторник” по пьесе “Полет над гнездом кукушки”.

- Какая работа для вас более интересна - в кино или на театральной сцене?

- Зависит опять же от материала. Порой на съемки сериала едешь как на каторгу: такая глупость, такая несусветная чушь. Если материалы, режиссеры, актеры, группы все набраны по объявлению, чтобы подешевле. Какая там может быть работа...

СИНЕМА, СИНЕМА, СИНЕМА...

- Зрителям вы очень запомнились по кинофильму “Америкэн бой”, любите ли вы эту роль и этот фильм?

- Я как-то не с того начинал. Учился в классической школе-студии МХАТ, чтобы играть классику, играть роли психологического плана. И в кино тоже начинал в фильме “Ивин А.”, это толстовская тема: не убей, не распоряжайся чужой жизнью, если ты ее не давал. Затем еще пара-тройка фильмов такого же плана. Параллельно предложили сценарий “Америкэн бой”, который назывался тогда “Возвращение” и получил название “Америкэн бой” лишь на выходе. Я согласился на это как на интересную авантюру, где можно попробовать самому делать все трюки. Мы тогда все насмотрелись западных фильмов с участием Сталлоне, Шварценеггера, и других... Вот и я попробовал это на нашей, российской земле. Это первый русский боевик, не считая “Пиратов XX века”, сделанного в 1979 году. Мне было просто интересно поиграть в войнушку. Сыграть этакого супермена. Мне было 26 лет, и я был хорошо натренирован. Все трюки я делал сам.

- Недавно вы снимались в сериале “Тюрьма особого назначения” этот сериал был временно запрещен к показу Федеральной службой исполнения наказаний, а сейчас вновь показывается. Каковы, на ваш взгляд, причины временной остановки? Чем именно были недовольны во ФСИН?

- ФСИН предварительно не посмотрел сериал. Решили, что раз речь идет о тюрьме, значит, наверняка там есть какие-то подводные камни и ручейки, которые могут наложить некий неприятный отпечаток на Федеральную службу исполнения наказаний.

Отменили сериал в тот день, когда он должен был выйти на экраны. Затем Арсеньев, президент компании, снявшей этот фильм, и Сергей Виноградов, режиссер, начали борьбу, чтобы зрители все же могли посмотреть эту картину. “ФСИНовцы” просмотрели и сказали, что все нормально, “благословляем”, показывайте.

- Есть ли у вас любимая роль?

- Да, есть. В фильме “Ивин А.” режиссера Игоря Черницкого, где я играл собственно Андрея Ивина. Я считаю, чем лучше материал, тем интереснее можно сделать роль. Не много таких ролей, которые я мог бы отметить как свои иконы.

- А нелюбимые есть?

- Я не стараюсь отмечать для себя неудачные роли. Я их просто вычеркиваю из памяти и все. Считаю их тренировочным багажом, не более того. Сказать, что они “нелюбимые” нельзя. Все это дети мои.

АКТЕРСКИЕ ФИНАНСЫ

- Вы играли в разные времена. И в Советском союзе, и в 90-е годы, сейчас... Когда, по вашему мнению, актеру жилось лучше, а когда хуже?

- Время не имеет значение. В этой профессии многое зависит от режиссера и от материала, а в какую эпоху - значения не имеет. И тогда, и тогда бывает как плохо, так и хорошо. Предложил хороший режиссер в хорошей пьесе замечательную роль - это уже счастье, ни взирая ни на какие ярлыки театра и времена. Что касается зарплат, сейчас, конечно, платят больше. Но именно в кино, а не в театрах. В театре это больше для души. Прожить на эти деньги невозможно. Если не брать МХАТ, там платят хорошо. А в других муниципальных театрах средняя ставка - от 100 до 400 долларов в месяц.

- На что же сейчас живут молодые актеры?

- Даже не знаю. Кто где подрабатывает. Кто-то ведет какие-то корпоративные вечера, кто-то, если есть такая возможность, снимается в кино. А многие бедствуют. Наверное, не было бы такой ситуации, никто не бежал бы на прира-
ботки, если бы хорошо платили в стационаре. Стабильным заработком может стать антреприза, при наличии стабильных площадок и гастролей Там фиксированная сумма по коммерческим расценкам. В кино больше платят.

- Каковы планы на будущее? Где хотелось бы играть больше, в кино или в театре?

- Пусть будет и там, и там. В театре живая энергия, вот он зритель, перед глазами. Тут же, сию секунду, ощущаешь его эмоции, сопереживание или отторжение. Кино - это отстраненная игра. Даже если я сижу в кинозале, я уже как зритель все воспринимаю. Другая отдача.

- В профессии актера получается чем дальше, тем интереснее, или со временем все приедается?

- Это наркотик. Чем дальше, тем большая клиника. Бывших актеров не бывает. Даже если они начали заниматься каким-либо бизнесом и перестали работать в театре, перестали сниматься, все равно наступает такой момент в жизни, когда человек вновь хочет вернуться на сцену.

Беседовал Александр КЛЯШТОРИН
Фото Николая ФЕДОРОВА


“А”- СПРАВКА

Александр Васильевич Песков родился 19 мая 1965 года в Сызрани Куйбышевской, ныне Самарской области. Параллельно с общеобразовательной школой окончил музыкальную школу по классу фортепиано, школу юных космонавтов им. В. Комарова, занимался в кружках художественной самодеятельности - агитбригадах, был солистом и гитаристом вокально-инструментального ансамбля.

В 1982 году поступил в Московское театральное училище им. М.С. Щепкина (вуз) на актерский факультет (курс М.И. Царева и Р.Г. Солнцевой). В 1984 году перевелся в Школу-студию МХАТ им. В.Н. Немировича-Данченко на курс В.Н. Богомолова. Сниматься в кино начал с 1983 года, будучи студентом театрального вуза. После окончания этого высшего учебного заведения был принят в труппу МХАТа им. А.П. Чехова под руководством О.Н. Ефремова.

С 2004 года и по сей день - актер “Театра Луны” под руководством С.Б. Проханова. В 2006 году награжден серебряным орденом второй степени “Служение искусству” за бескорыстное и самоотверженное служение искусству, за возрождение высоких духовных идеалов (Министерство культуры и “Меценаты столетия”, Благотворительное общественное движение “Добрые люди мира”). Награжден медалью “За вклад в дело мира” Всемирным благотворительным фондом “Дети и молодежь против терроризма и экстремизма”.

Награды: орден “Миротворец” (Человек мира) первой степени (Международный альянс “Миротворец”); орден “Профессионал России”; Знак отличия Минобороны РФ “За заслуги”; диплом лауреата Международного журналистского конкурса “Дорога для жизни” за профессионализм; “Лучший ведущий 2006 - 2007” (программа “Точка контроля” на телеканале “Звезда”); медаль “Талант и призвание” (Всемирный альянс “Миротворец”) за выдающиеся успехи; премия “Золотая звезда” за высокое мастерство и профессионализм; орден Святой Софии; орден “Слава нации” II степени (Серебряная Звезда) - награжден благотворительным движением “Добрые люди мира”.
2010-04-26 18:47:04


Комментарии: