12+
Наши каналы в соцсетях:
Вы также можете войти через
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: о неосвобожденных8
Всего лишь 0,58% профсоюзных лидеров работают с оплатой за счет профбюджета, то есть на освобожденной от основной работе должности, – это 13,7 тыс. человек. А остальные 2,35 млн профлидеров совмещают профсоюзную работу с основной. Давайте разберемся, что это значит для всего профсоюзного движения в стране.
Александр Шершуков
Светлана ПрокудинаПросто подставить плечо0
О фильме “Гордость” режиссера Мэттью Уорчаса
Светлана Прокудина
Ольга СоловьеваКак мы спасали МУП1
Наш профсоюз сегодня встает на защиту отраслевых предприятий, играя роль спасательного круга там, где руководство уже не в силах ничего предпринять. Расскажу, как мы спасали одно муниципальное предприятие.
Ольга Соловьева
Генри ПушельТрамп и Шестипалый0
Пальцем делано У писателя Пелевина есть почти культовая повесть - “Затворник и Шестипалый”. Про цыплят, которые философствуют и выбираются из-под судьбы получить звание “табака”. Намеков, как водится у писателя, в этой сказке валом, но выясняется, что в то же время она и не то чтобы ложь. А опровергнуть пушкинские ...
Генри Пушель
Юлия Рыженкова10 ужасающих истин об индустрии одежды4
Текст найден на сайте infoniac.ru, является переводом подборки с сайта listverse.com. Мне показалось это интересным, поэтому публикую тут. Если знаете еще какие-то ужасы про индустрию одежды – добавляйте.  Но вообще, после всего этого уже не хочется ничего ни у кого покупать…
Юлия Рыженкова
Анна Дурынина-РомановаРаз был и хватит!4
Это будет пост о смелости. Смелости слова, готовности к ответственности за написанное и сказанное.
Анна Дурынина-Романова
Александр КляшторинШантажируя льготами0
Лишить положенных льгот и компенсаций тысячи многодетных семей и ветеранов труда живущих в Забайкалье  пытается руководитель региона Наталья Жданова. Соответствующий законопроект губернатор подала в местное законодательное собрание. Пока, благодаря активным действиям местных профсоюзов, протаскивание документа ...
Александр Кляшторин
Павел ОсиповГордость и предубеждение6
Тут не так давно телеведущий Владимир Соловьев гордо сказал, что он де "зарабатывает, а не получает". Про его выступление сказано много, оно было посвящено совершенно другим, куда больше важным (для него, возможно) вещам - глумлению над учителями, например. Речь сейчас именно об этой фразе: "Я - зарабатываю, а не ...
Павел Осипов
Чуйков Дмитрий«Не могу больше терпеть это унижение!»0
Реальные истории о работниках бюджетной сферы.
Чуйков Дмитрий
Илья Косенков5 стадий признания3
5 стадий признания неизбежного на примере Правительства Карелии и проекта закона о ветеранах, против которого выступили профсоюзы. (политпсихология):  
Илья Косенков

Статьи

Конфликт по понятиям

В СПбГУП впервые в России исследовали термин “социально-трудовые конфликты”

Конфликт по понятиямФото: пресс-служба СПбГУП

“Солидарность” продолжает серию интервью с учеными Санкт-Петербургского гуманитарного университета профсоюзов. Доктор политических наук, профессор Андрей Васецкий в 2016 году участвовал вместе с коллегами в научных исследованиях сущности социально-трудовых конфликтов, создавал методику изучения и описания возможных схем профилактики и снятия СТК. Профессор рассказал “Солидарности” о стыке теории и практики развития СТК, о новых для страны путях их разрешения и о том, почему работодатели не спешат улучшать свою работу, несмотря на кажущуюся для них выгоду.

Интервью с профессором СПбГУП Григорием Бирженюком - см. "Солидарность" № 14, 2017

В ЗАКОНАХ НЕ ЗНАЧИТСЯ

- Андрей Анатольевич, в своем исследовании вы разбираете понятие, предмет и методологию разрешения социально-трудовых конфликтов. Работа, насколько я понимаю, сугубо теоретическая. А наши читатели в основном практики: для них СТК - это когда работодатель ущемляет права работника, а тот их отстаивает. Казалось бы, все просто. Так что и зачем здесь вообще исследовать?

- Здесь не все так просто. Трудящиеся заинтересованы в решении конфликтов в свою пользу. Для этого надо хорошо разбираться во многих вещах, которые не лежат на поверхности. Между тем постановка вопроса о социально-трудовых конфликтах относительно нова. Потому что в советские годы конфликтами просто не занимались - считалось, что их не существует. И когда мы вступили в эпоху рыночных отношений, у нас не было ни своей методологической базы, ни понятийного аппарата. Да и до сих пор практически нет, этим мало кто занимается. Замечу, что в законодательстве не используется понятие “социально-трудовой конфликт” - только понятие “трудовые споры”. То есть даже в законодательстве недостаточно понятийного аппарата для правового разрешения СТК. Задача перед нами такая и стояла - этот самый аппарат разработать. И вооружить им и науку, и практику.

- Возникает вопрос: понятия СТК нет в законах, но есть споры, есть забастовка, приостановка работы. А зачем нужно такое обобщение, как СТК, в принципе? Или это не обобщение названных понятий?

- Нет, не обобщение. Просто понятие конфликта более масштабное, емкое и учитывает множество нюансов. Потому что позволяет увидеть предмет как многостороннюю комплексную проблему: что есть причина конфликта, каковы взаимодействующие силы, влияющие на него, каковы реальные интересы людей, в этом конфликте участвующих. Ведь задача не только в том, чтобы разрешить данный трудовой конфликт, но и в том, чтобы справедливо его завершить. И чтобы по возможности предупредить возникновение подобного в будущем.

Сегодня ситуация в стране близка к критической. По статистике, вроде немного конфликтов: вот забастовка, вот локаут, вот судебное дело - а на самом деле их палитра гораздо разнообразней. Мы сталкиваемся с верхушкой айсберга и успокоены тем, что таких конфликтов совсем немного и что есть механизмы их разрешения. А реальность-то другая. И мы ее как бы не видим, потому что у нас нет аппарата для ее исследования: нет методологии, нет технологии исследования вот этого огромного проблемного поля. И с этим надо что-то делать, с чего-то надо начинать, вооружать исследователей понятийным аппаратом. Профсоюзы должны ставить новые вопросы перед органами власти, а те, в свою очередь, должны инициировать какие-то законопроекты.

- Но так получается, что СТК как бы “нет” - раз нет понятийной базы, - а механизмы их разрешения работают и здравствуют. Взять ту же трудинспекцию, прокуратуру...

- Бывают, что они работают, да. Но огромная масса проблем скрыта от их внимания. Нет, допустим, колдоговора - нет и предмета для прихода прокуратуры. Люди часто не обращаются за помощью, потому что сейчас складывается такое явление, как корпоративизм, при котором фактически не соблюдаются никакие трудовые права.

- Значит, трудовые конфликты там точно должны возникать, пусть и непубличные, и должны чем-то заканчиваться и как-то разрешаться. Грубо говоря, если не прокуратура, то кто?

- Хотя бы профессиональные конфликтологи, которых готовит наш университет. Существуют такие механизмы разрешения СТК - представительство и посредничество. Представительство - деятельность профсоюзов. У работодателей и государства тоже есть свои представители, и трехсторонние комиссии решают многие проблемы. Но трехсторонних комиссий в стране 85, по числу регионов, плюс одна федеральная. А социально-трудовых конфликтов - десятки и сотни тысяч, и при всем желании все “трехсторонки” вместе взятые не могут охватить своим вниманием все конфликты. Поэтому в действие должен вступать другой механизм - посредничество. Его еще называют медиацией.

МЕДИАТИВНЫЕ ПРАКТИКИ

- И как этот механизм действует на практике?

- Возьмем для примера Запад, где он распространен широченным образом: там есть целые организации посредников-медиаторов, к которым обращаются в случае возникновения трудовых конфликтов. Медиаторы разбираются в существе СТК, не занимая ничью сторону, дают рекомендации с учетом как интересов сторон, так и привнесенных факторов социального, национального, психологического характера.

- Замечательно. Но если спуститься на нашу, российскую землю, то кто будет приглашать сторонних, а тем более независимых посредников, скажем, на завод? Кто их туда пустит?

- Те участники социального партнерства, кто более дальновиден.

- Допустим. Кстати, раз медиатор не является представителем государства, то СТК не обязательно связан с нарушением закона?

- Конечно, нет. Вот, скажем, недовольство уровнем заработной платы связано с нарушением закона? Но конфликт уже зарождается...

- Если, например, нет индексации, а обязательство индексировать есть, то, по-моему, связано.

- А если есть индексация, а вы все равно недовольны своей зарплатой?

- Тогда, пожалуй, нет.

- Это уже не конфликт, вы полагаете. Но ведь реально-то все признаки конфликта здесь присутствуют: рост напряженности...

- Простите, что перебиваю, но я бы не назвал это конфликтом.

- Вот об этом мы и говорим: что и как называть. А как мы тогда назовем те противоречия в системе социально-трудовых отношений, которые не подпадают под действие Уголовного кодекса? Если мы встанем на точку зрения ортодоксального правоведения - никаких проблем. Но ведь ортодоксальное правоведение еще никогда не помогало разрешать реальные социальные конфликты. Есть вещи, которые на языке юридических норм невозможно просто описать.

- Ладно, но вслед за теорией идет практика - и как эту, не определенную пока до конца, теорию применять на практике сейчас?

- Примерно о том же нас постоянно спрашивает и ректор СПбГУП Александр Запесоцкий: “Что из наработанного вами в теории может понадобиться на практике, что мы сможем адаптировать к реальности?” И мы разрабатываем методики, излагаем их в виде, понятном профлидерам. Ваши читатели скоро это все получат.

ФУНКЦИЯ И УЖАС ГОСУДАРСТВА

- А если работодатель не пустит на предприятие посредника-медиатора?

- Наша задача - спроектировать систему работы, которая предполагала бы участие медиаторов в разрешении конфликтов. Кроме того, надо, чтобы это было выгодно и самим работодателям, и государству. Потому что колоссальные ресурсы последнего отвлекаются на несвойственные ему функции и задачи.

- Например?

- Например, разрешение этих самых СТК. Напомню про Пикалево, заводик цементный. И вот - при колоссальных усилиях профсоюза - понадобилось, чтобы туда приехал президент и заставил Дерипаску, хозяина этого завода, что-то примирительное подписать. Но разве это дело, чтобы президент государства вмешивался в разрешение локального СТК? А он вынужден, потому что не сложился, не выработан тот самый механизм нормального, делового разрешения социально-трудовых конфликтов.

Такой механизм существует на Западе почти везде и помогает гармонизировать отношения. А у нас не сложился еще, не сформировался. Значит, надо формировать, складывать, доказывать, убеждать, пропагандировать, проталкивать - чтобы эту систему продвигали. Кстати, хочу заметить, что тут и противников-то нет, просто дело само по себе очень трудное. Готовят специалистов по медиации с социально-трудовым уклоном пока что только в профсоюзном университете. И государство, безусловно, “за”, потому что в его интересах снять с себя бремя лишних конфликтов. Проблема большая, серьезная, она может реально стать колоссальной проблемой для государства, для общества в целом… взорвать государство.

- С какими последствиями?

- Жуткими. Когда-то непонимание этих вещей произвело на свет Великую Октябрьскую социалистическую революцию… Сколько же можно на подобные грабли наступать?!

- Но почему при всей явной “классовой” нелюбви большинства российских работодателей к профсоюзам сами они не стремятся развивать институт посредничества?

- Это - лень, жадность, непонимание... Много причин. Но главная - им, работодателям, не нужны справедливость и цивилизованные отношения. А профсоюзам они - нужны.

Все по теме: Профсоюзы

Павел Осипов
Подпишитесь
на "Главное за неделю"
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться

войти | Зарегистрироваться