12+
Наши каналы в соцсетях:
Вы также можете войти через
Ольга СоловьеваО результатах одной проверки2
В начале августа вместе с заведующим отделом правовой защиты и охраны труда нашего профсоюза проверили соблюдение требований трудового законодательства на проблемном предприятии, где продолжается давление на первичку. Отдельное спасибо ЦК профсоюза - откликнулись на нашу просьбу и приехали на помощь (когда работодатели ...
Ольга Соловьева
Генри ПушельСлужить и запрещать0
БАКСЫ НА ПЕСКЕ Сегодня новостью может стать решительно все. Даже если болонка, простите, нагадила на тротуар, новостью это станет не по ценности информации, но по самому факту опубликования. Это так, да. Но даже за такой новостью могут скрываться любопытные факты, которые порой могут потянуть даже на сенсацию или хотя бы ...
Генри Пушель
Светлана ПрокудинаЛотерея приятнее борьбы0
О фильме “Жерминаль” режиссера Клода Берри
Светлана Прокудина
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: про наезды3
"Во всем виноваты слабые профсоюзы!" - такое мнение можно услышать из СМИ, когда речь идет о невыплате зарплаты и других проблемах рабочих. На этот раз отличился АиФ, опубликовавший материал, где с одной стороны приводятся примеры победных для профсоюзных организаций трудовых конфликтов, а с другой (устами ...
Александр Шершуков
Боданин АлександрКоллективный информационный удар7
На Урале не стихает конфронтация между транснациональной компанией ЕВРАЗ и профсоюзом «Качканар-Ванадий», представляющем интересы работников Качканарского ГОКа. Очень ярким примером противостояния стал митинг, организованный профсоюзом против сокращения численности работников Качканарского ГОКа, прошедший 27 июня ...
Боданин Александр
Юлия Рыженкова10 ужасающих истин об индустрии одежды5
Текст найден на сайте infoniac.ru, является переводом подборки с сайта listverse.com. Мне показалось это интересным, поэтому публикую тут. Если знаете еще какие-то ужасы про индустрию одежды – добавляйте.  Но вообще, после всего этого уже не хочется ничего ни у кого покупать…
Юлия Рыженкова
Анна Дурынина-РомановаРаз был и хватит!4
Это будет пост о смелости. Смелости слова, готовности к ответственности за написанное и сказанное.
Анна Дурынина-Романова
Александр КляшторинШантажируя льготами0
Лишить положенных льгот и компенсаций тысячи многодетных семей и ветеранов труда живущих в Забайкалье  пытается руководитель региона Наталья Жданова. Соответствующий законопроект губернатор подала в местное законодательное собрание. Пока, благодаря активным действиям местных профсоюзов, протаскивание документа ...
Александр Кляшторин
Павел ОсиповГордость и предубеждение6
Тут не так давно телеведущий Владимир Соловьев гордо сказал, что он де "зарабатывает, а не получает". Про его выступление сказано много, оно было посвящено совершенно другим, куда больше важным (для него, возможно) вещам - глумлению над учителями, например. Речь сейчас именно об этой фразе: "Я - зарабатываю, а не ...
Павел Осипов
Чуйков Дмитрий«Не могу больше терпеть это унижение!»0
Реальные истории о работниках бюджетной сферы.
Чуйков Дмитрий

Статьи

50 дней в Южной Корее

Как мигрант из России работал на морских плантациях

50 дней в Южной Корее

Каково оно - побывать, хоть и ненадолго, трудовым мигрантом? “Солидарность” публикует заметки нашего соотечественника, поработавшего в очень непростых условиях на морских фермах по выращиванию деликатесных моллюсков. Имя автора и некоторые незначительные подробности повествования по понятным причинам изменены.

В ПУТЬ

Чтобы разглядеть страну - в ней нужно поработать. На большой заработок я не надеялся, а вот увидеть то, что остается неведомым для путешественников, было интересно. Жизнь корейской деревни, быт, труд и уклад - это вам не расписной фестиваль для туристов.

Приехать в Южную Корею (и остаться в ней) - не так просто, как кажется. Желающих подзаработать там россиян после роста курса доллара - великое множество. Чаще всего речь идет о труде нелегальном, а потому пройти миграционный контроль в аэропорту удается не всем. Нужно иметь любознательный туристический (некоторые почему-то думают, что нарядный) вид, обратный билет, приличную сумму наличности и желательно буклеты с достопримечательностями Кореи. Впрочем, все равно могут отправить домой без объяснения причин.

Типичный российский мигрант - мужчина 35 - 40 лет, житель Дальнего Востока. Из Центральной России и из тех, кто приехал в одиночку, никого я не встречал. Зато много бывших заключенных, даже по виду, и порой удивительно, как их пустили. При мне один из таких “земляков” угнал машину и затем ее разбил, а другой выбил окно и залез в дом. Причем, несмотря на всю строгость корейских законов, первого из них даже не отправили домой, а второй подался в бега. Излюбленная забава таких русских - собираться по субботам в местном магазинчике, шумно выпивать и орать на корейцев.

Кроме наших соотечественников, там трудятся люди и из других стран: тайцы, монголы, китайцы, сингалы (из Шри-Ланки). Встречались даже африканцы - жители Кот-д’Ивуара.

Работать в Корее без визы возможно только на рабочих специальностях, на которые всегда большой спрос. Главная трудность - не быть обманутым своим начальником или агентом, который помогает тебе в поиске работы. Таких случаев очень много, как и недобросовестных фирм-посредников, которые “гарантируют” трудоустройство в Корее. Изучив вопрос, я остановил свой выбор на работе в море - вернее, на агенте, который ее предоставляет.

Агент Юна встретила меня в аэро- порту Инчхон и на чистом русском объяснила, как добраться до места работы. Предстоял автобусный путь до Кванджу - большого корейского города с населением 2,5 млн, а потом до маленького Тонмока. Затем на пароме - на южный промысловый островок.

На острове меня встретил таксист и куда-то повез. Как оказалось, к некоему мистеру Киму, местному “владельцу” приезжих работников. Мистер Ким - высокий, худощавый и даже интеллигентного вида кореец, хозяин лавки с рабочей одеждой. Постоянно весел и пьян. Видел его три раза, и всегда он не выпускал из рук рюмку с местной водкой.

У него-то меня и купил мой будущий начальник - Ким Зон Чун. Был составлен договор, в котором я, понадеявшись на удачу (составлен он был на корейском), расписался.

ПЕРВЫЕ ХОЗЯЕВА

У хозяина большой красивый дом и огромный участок. Меня поселили в крохотный домик, где я оказался вместе с другим работником, наемником-корейцем по имени Пак. Все началось хорошо и интересно: остаток дня я отдыхал, спал и пробовал местную еду.

Однако на следующий, ознакомительный, день пришлось тяжко. Несмотря на то, что трудились только до обеда и работа показалось простой, выбился из сил.

На работу выходили хозяин со своей женой, наемная старушка из местных, монголка, Пак и я. Иногда хозяева брали работать своих мам, но обычно какая-нибудь из них оставалась в доме.

Монголка, так же как и я устроившаяся через мистера Кима, вынесла только неделю и отправилась домой. Заменой ей был здоровенный киргиз 37 лет - он удержался целых 10 дней.

Пак приехал раньше меня на три недели, а когда работа закончилась, то остался еще на неделю. Он был в почтенном возрасте и особо тяжелую работу не выполнял - для этого был я. Когда с ним прощался, то узнал о его зарплате - 170 тысяч вон в день. У меня она была 60 тысяч. Дело было не в уважении к возрасту, а в патриотических чувствах: зарплата корейцев всегда выше, чем мигрантов. То, что мой напарник был корейцем, скорее исключение из правила: наемники из числа местных обычно не идут на морские заработки: работа на чонбоке тяжела даже по их меркам.

Хозяин - настоящий ас, с быстрыми, уверенными движениями. Ювелирно управляет лодкой, баркасом, легковым автомобилем и грузовиком. Не удивился бы, если бы увидел его управляющим танком. Да и вообще, казалось, для него нет неразрешимых ситуаций. Эдакий корейский Рембо. Его жена Эмма тоже не расслаблялась и после целого дня работы садилась разделывать попавшуюся в “ракушечные” сети рыбу.

МОРСКИЕ МИЛЛИОНЕРЫ

Выращиванием морских деликатесов - галиотисов, или морских ушек, по-корейски чонбок (самых дорогих моллюсков в мире) - на острове занимается практически каждая семья.

Чонбок растет на морских фермах - пластмассовых плотах с расположенными на них сетями. Мелкие ракушки кидают в сети, где они растут в течение трех лет. За этот период их нужно несколько раз перебрать и пересадить из одной сетки в другую, предварительно очистив от различных полипов-наростов. Чисткой традиционно занимаются женщины, обычно местные старушки, нанимаемые на время рабочего сезона. Специальной машинкой они сбивают мусор с панциря ракушки и затем сортируют чонбок по размеру.

Мужчины тянут сети, завязывают их в узлы, чтобы можно было подцепить краном. Кран вытягивает сеть на баркас. На борту сеть развязывается, выбираются ракушки. Рамки моются, сети залатываются, накладываются хомуты, очищаются от мусора и погружаются обратно в воду.

Питаются ракушки ламинарией, которая выращивается специально для этих целей. На морских полях, с канатами и шарами-понтонами, растет морская капуста. Оказывается, она много метров в длину и собирают ее целыми баркасами... Это тяжелая, изнурительная работа. Самим легким считается целый день вплетать в веревку ростки ламинарии (один из способов выращивания этих водорослей).

Через три года чонбок готов к продаже. За сданный оптовикам ящик морских ушек (примерно 13 кг) владельцы морских ферм получают около 1000 долларов. Дойдя до конечного потребителя, эта цена увеличивается в несколько раз. В некоторых китайских ресторанах цена на один приготовленный моллюск доходит до 200 долларов.

Доход от такой деятельности нетрудно посчитать, учитывая, что ежедневно мы доставали до 40 ящиков с ракушками. Миллион долларов за сезон - вполне реально. И тем удивительнее, что многие хозяева работают практически наравне со своими наемниками. Трудно представить, чтобы в России долларовые миллионеры физически трудились от рассвета до заката.

Моя зарплата была 1,8 млн вон (около 1,5 тысячи долларов) в месяц. Деньги вполне приличные, тем более что не надо платить за жилье и еду. Хотя помню, как думал первые дни: если работать в таком темпе, как здесь, у нас в России, то можно свернуть горы.

ТРУДНОСТИ ПЕРЕВОДА

Получалось не все и не с первого раза. Особенно тяжело давались разнообразные морские узлы, которые нужно было вязать постоянно и быстро - при креплении сетей и швартовке лодки. Понятно, что если бы все премудрости объясняли на русском или хотя бы на английском, то выполнить было бы гораздо легче. Но указания делаются исключительно на корейском, и дающие их удивляются непониманию, а то и сердятся. Именно так делал начальник, иногда повышая голос. Однажды я решил поговорить с ним по-русски, а когда он промолчал в ответ, громко цокнул и покачал головой. Лицо у него стало такое, будто он готов убить меня или себя.

Позже я узнал, что в Корее подчиненные чуть ли не любят, когда на них ругаются, так как это очень мотивирует. Также не принято смотреть начальнику в глаза и пререкаться.

Многое зависит от семьи, в которую попадешь на работу, а это лотерея. На моем первом месте было не просто тяжко, а невыносимо. Все надо делать быстро-быстро, как говорят корейцы: “ппали-ппали”. За короткий период ты становишься и рыбаком, и моряком. Правда, рискуя стать инвалидом.

Первые три дня работы я думал, что мои резиновые сапоги - с дырками. Несколько раз в день выливал из них воду. Оказалось, это пот, который стекал в сапоги со всего тела. Потом стало легче, но ноги все равно промокали. Усугубила ситуацию морская болезнь - из-за тошноты ничего не мог есть, но много пил, и опять же потел. Помогло лекарство, и через неделю ушли последние признаки недуга.

РЕЖИМ ТРУДА БЕЗ ОТДЫХА

Рабочий день - с 7 утра до 6 вечера. В 5:30 подъем, в 6:00 завтрак, в 6:30 едем на работу. За день три перерыва - два пятиминутных и обеденный, не больше 15 минут, хотя зачастую гораздо короче. Во время пятиминутных перерывов можно съесть чоко-пай и выпить газировки, сходить в туалет. Это так называемые копи-таймы (от “кофе” по-корейски). Корейцы не пьют кофе большими кружками - трети бумажного одноразового стаканчика им достаточно. Пара минут на такое питье, еще пара - перекур. И снова “иль”, то есть работа.

Часов в семь вечера уже находишься в постели (то есть на матрасе) и засыпаешь - стандартных восьми часов для восстановления не хватает. Хотя, в принципе, кроме матраса деваться-то больше все равно некуда - стульев и тех нет. Пак вечно смотрит телевизор, но большую часть времени проводит в туалете, в котором даже ест. Иногда он будил стонами по ночам - обезболивающее, которое нам выдавали каждый день, не всегда помогало.

У меня самого спина и колени болели так, что по утрам сразу не мог подняться. Но на работе разогревался и боли не чувствовал. Беспокоили только воспаления на пальцах, но через некоторое время они затвердели, и я подумал, что, наверное, именно такими пальцами силачи пробивают доски. Еще одна беда - онемение кистей рук. Помогала холодная вода. До сих пор, спустя месяц после завершения работы, кончики пальцев полностью не восстановили чувствительность. От постоянной работы в воде с ладоней и пальцев слезла кожа и, если верить айфону, изменились отпечатки пальцев - теперь телефон их “не узнает”.

По условиям работы выходные предусматривались только в дни, когда идет дождь или дует сильный ветер. Однако нам “везло”, и мы работали даже в плохую погоду. Порой, чтобы не упасть от порывов ветра, приходилось передвигаться ползком. Один раз я все же свалился в море, но, к счастью, быстро выбрался.

Самое невыносимое в таком режиме труда - сознавать, что впереди нет выходных, когда можно взять паузу, и что дни идут непрерывной чередой, одинаково тяжелые, как беговая дорожка без финиша.

НЕ РИСОМ ЕДИНЫМ

Едой, которую готовила хозяйка, несмотря на свой обычно хороший аппетит, я мог питаться редко. Спасался лапшой быстрого приготовления, которую покупал сам. Несоленые супы с водорослями, перченая, но тоже совсем несоленая жирная свинина не лезли в рот. Когда просил соль, то на меня смотрели странно и давали ее с неохотой. Я ненароком подумал, что, должно быть, она у них очень дорогая. Но потом выяснил - цена невысокая.

Что бы вы ни ели, каждый прием пищи всегда сопровождается двумя неизменными блюдами - липким пресным рисом и кимчи (квашеные овощи, обычно пекинская капуста, с перцем и чесноком). Их едят вместе. Также один из любимых корейских продуктов - это свинина. А вот говядина нечастый гость на столах. Возможно, это связано и с ее стоимостью - 80 тысяч вон, или 4000 рублей, за килограмм, а местные сорта стоят еще дороже - около 10 тысяч рублей.

Мне периодически казалось, что они там портят продукты, когда готовят. Если кто-то не доел мясо, то его просто выбрасывают, а вот оставшийся рис собирают аккуратно в пакет и уносят домой.

“Доширак” у нас считается едой для бедных, а самые распространенные ассоциации - студент, гадость и гастрит. В Корее “доширак” вполне уважаемое блюдо. В каждом магазине можно найти кипяток и заварить себе лапшу. Так делают все корейцы, и в этом нет ничего зазорного.

Для корейцев в порядке вещей поднять еду с пола, даже если пол грязный, например на борту судна. Они запросто могут поймать рыбу и тут же ее съесть, еще живую. Черный чай они не пьют, а после трапезы обычно наливают кипяток в посуду с остатками еды и выпивают получившуюся смесь.

Интернет говорит, что Южная Корея - самая пьющая страна в мире (и вместе с тем самая безопасная!). Пьют, и правда, много. Часто это - местная рисовая водка крепостью 22 градуса. Выпившие корейцы не буянят, а на следующий день бодренько идут на работу. Да что там - употреб- ляют иногда и во время работы.

ВТОРЫЕ ХОЗЯЕВА

Ровно через месяц, безо всякого предупреждения, начальник объявил, что нужно быстрее собираться: “ппали-ппали”. Через пять минут я, забывший кое-какие вещи, уже ехал к мистеру Киму. Оказалось, работа моя закончена. Мой теперь уже бывший хозяин дал мне отличную рекомендацию - и не прошло и часа, как меня забрали следующие работодатели. Это было удачей, так как еще трое ребят, временно жившие у Кима, ожидали работу уже почти неделю.

На этот раз моими хозяевами оказалась пожилая пара. Приготовившись к худшему и расстроившись, что не получилось перевести дух хотя бы денек, я поехал с ними. Освоившись на новом месте, я понял, что по сравнению с прошлым местом здесь просто рай. Кроме того, и зарплата больше в полтора раза - 90 тысяч вон в день. Хозяева - приветливые и добрые люди. Часто готовили для меня отдельно - в основном яйца, во всех видах, особенно хороши оказались на вкус печеные яйца.

Хозяину и хозяйке было по 75 лет, но, несмотря на это, оба работали не покладая рук, занимаясь в основном обработкой ракушек. Всю “мужскую” работу делали мы с их 48-летним сыном по имени Им, который и руководил общим процессом. Вроде бы все то же самое, что и раньше, но другим способом и без суеты, поэтому гораздо легче. С Имом мы наладили хорошие отношения во многом благодаря тому, что могли вполне сносно общаться по-английски. А вот его родители не оставляли попыток разговаривать со мной по-корейски. Видя, что я не понимаю, говорили медленно и по слогам, а затем терпеливо писали иероглифы в воздухе, надеясь, что так я их лучше пойму. Так же делали и их подружки-бабушки, помогающие с работой.

Эти бабушки, так же как и хозяйка, часто норовили взять тяжеленный мешок и вообще в свободную минуту хватались за любую трудную работу. Приходилось их останавливать. Хозяйка работала очень много. Вставала она в 4 утра и все время что-то готовила… А когда я отдал ей свои грязные вещи, думая, что она закинет их в стиральную машину, обнаружил, что она стирает руками…

КОРЕЙЦЫ ДОМА

Спят корейцы на половиках или тонких матрасах на полу, который обязательно с подогревом. В состоятельных семьях популярны кровати с мраморной облицовкой.

Воровства мало. Везде камеры наблюдения. Но никто и не покушается на чужое: часто можно встретить открытые двери домов и машин. На втором моем месте работы Им разрешал приходить к нему домой во время его отсутствия и пользоваться всем, чем захочу, в том числе открывать холодильник и брать любую еду.

Корейцы энергичны, и их раздражает любое промедление. Если есть какое-то дело, стараются сделать его как можно скорее. Вне зависимости от возраста они быстро ходят и быстро едят. Там даже пассажирские автобусы ездят очень быстро, не говоря уж об автомобилях.

В Корее старший всегда прав, даже если разница в годах незначительна. Любой кореец считается старше на пару лет своего ровесника-европейца. Когда ребенок рождается, ему сразу исполняется год, а на вопрос о возрасте житель Кореи ответит, учитывая, сколько ему исполнится в этом году, даже если до дня рождения еще далеко.

Корейцы, будь то мужчина или женщина, весьма трепетно относятся к своему внешнему виду. По статистике, более 80% городского населения делали пластические операции. В стране культ безупречной кожи. Даже мой, мягко говоря, неаккуратный напарник Пак постоянно натирал лицо отбеливающим кремом. А 75-летний дедушка, второй хозяин, тщательно закрашивал седые волосы.

Ухоженный вид важно иметь и для того, чтобы понравиться работодателю. В Корее нет ни больничных, ни декретных, ни пенсии - жители этой страны трудятся до поздних лет. Может быть, поэтому они и стремятся продлить молодость и красоту.

Национальная черта корейцев - не показывать эмоций, держать все в себе. Видимо, это часто играет злую шутку: Южная Корея занимает лидирующую позицию в мире по числу самоубийств.

*   *   *

…В Южной Корее разрешено безвизовое пребывание в течение двух месяцев. Многие отчаянные головы остаются дольше, рискуя попасть в тюрьму. Я же, не дожидаясь репрессий, выехал в Россию через 50 дней. Из них шесть дней были выходными - все на втором месте работы. На первом - 30 дней проработал без единого выходного по 11 часов в сутки. В сухом остатке: минус 10 килограммов веса, плюс чуть более двух тысяч долларов и неизмеримое количество опыта и впечатлений…

  • В таких сетях растут морские ушки фото
  • Мое корейское жилье с Паком по соседству
  • Морские поля
  • Обработка ракушек фото с vk.com
  • Пир с жареной свининой - большая редкость

Все по теме: Почитать

Николай Корейко
Подпишитесь
на "Главное за неделю"
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться

войти | Зарегистрироваться