Статьи
Амурские ворота в космос

Что на самом деле происходит на космодроме “Восточный”

Амурские ворота в космос

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

10 тысяч работников, 700 кв. км общей площади, 115 км автомобильных и 125 км железных дорог, уникальные технологии и специалисты... А также многомесячные долги по зарплате, уголовные дела и личный контроль Владимира Путина. Так в России строят космодром “Восточный”. Корреспондент “Солидарности” отправилась в Амурскую область, чтобы посмотреть на “стройку века” глазами тех, кто на ней реально работает.

СПЕЦСТРОЙКА

Мы едем на УАЗике по ухабистой дороге в клубах пыли, из-за которой не видно машины впереди. Песок скрипит на зубах и едва не забивает горло. Полчаса назад по обочинам дороги бродили коровы и цвел багульник. А еще через полчаса мы окажемся на самой большой в России стройке - космодроме “Восточный” в Амурской области.

И вот мы на стартовом комплексе. Поднимаемся на 52-метровую мобильную башню обслуживания, которая будет по рельсам подъезжать к установленной ракете, и смотрим на космодром сверху. Без пояснений невозможно понять, что есть что, сколько уже построено, а сколько осталось.

Вот приземистый неприметный домик - это, оказывается, будущий командный пункт, откуда будут управлять запуском ракеты. На месте нынешнего бетонного завода в 2018 году начнут строить второй стартовый комплекс для тяжелых ракет класса “Ангара”. Нынешний же рассчитан для системы ракет-носителей “Союз-2”. Самое “сердце” космодрома - стартовый стол. Там уже смонтировано восемь секторов опорного кольца для ракеты. Она будет закреплена сверху “верхним силовым поясом”, а нижний пояс будет удерживать ее от раскачивания. Стартовую систему монтируют 14 специалистов ОАО “Специальный трест № 1”, которые участвовали в установке оборудования на космодроме Куру во Французской Гвиане.

Как поясняют в Центре эксплуатации объектов наземной космической инфраструктуры (ФГУП “ЦЭНКИ”) - предприятии “Роскосмоса”, на космодром уже поставлено все необходимое оборудование, начат монтаж в помещениях. Всего на космодроме будет 52 системы. Однако мало эти системы построить и смонтировать. Много времени занимает контроль качества работ:

- У нас, например, есть трубопровод, по которому поступает топливо - керосин. Но это же не просто трубопровод! - рассказывает специалист по связям с общественностью ФГУП “ЦЭНКИ” Светлана Вакулович. - Каждый сварной шов просвечивают рентгеном, на каждый составляется документ, что его проверили. Затем по трубопроводу пускают шарик, который должен нормально прокатиться. Потом швы еще мылят, как на шиномонтаже, когда ищут прокол, - если где-то проходит воздух, то в пене появятся пузырьки.

НЕ ВСЕ РАБОТНИКИ ОДИНАКОВЫ

На космодроме постоянно работает около 7 тыс. человек и еще около 3 тыс. - вахтовым методом. Ни в одной строительной компании нет такого штата, поэтому нанимают субподрядчиков. Сколько всего компаний строят космодром, кажется, не знает никто. По словам заместителя начальника ФГУП “ГУСС “Дальспецстрой” Павла Буяновского - около 150, однако я слышала и другие цифры, вдвое больше.

Визуально отличить работника одной компании от работника другой тоже не всегда возможно.

- Даже спецовка с надписью “Спецстрой” совсем не гарантирует, что это работник “Спецстроя”, а не одного из его “субчиков”, - пояснила ведущий специалист по связям с общественностью пресс-службы ФГУП ГУСС “Дальспецстроя” Светлана Глущенко.

Условия работы и зарплаты у всех разные. У тех, кто трудится на генподрядчиков или на их основных субподрядчиков, жалоб нет. Так, плотники-бетонщики “Спецстроя” получают в среднем 35 - 37 тыс. рублей в месяц без задержек; проблем с командировочными или питанием у них тоже нет. Узкие специалисты, монтирующие, например, системы контроля кислородосодержания, получают не меньше 50 тыс. рублей в месяц и еще 700 рублей суточных, а командировка у них на полгода.

Для местных, из Амурской области, стройка стала спасением. Один из рабочих рассказал, что был сокращен на предприятии и устроиться он смог только сюда. Спрашиваю, нравится ли ему. Он отвечает: “А больше работы фактически нету”.

У плотников-бетонщиков очень тяжелый труд: эти люди всегда на улице - в любую погоду (а климат в Амурской области резко континентальный, здесь жара и холод ядреные). Зимой бетон заливали при минус 40 градусах - тормозить стройку никак нельзя было, иначе не успевали по срокам. Но единственное, на что мне пожаловались эти работники, - обилие клещей в окрестностях да скука по вечерам после работы. С ней борются кто как: многие привозят свои телевизоры, а кто-то - компьютер. Веселее всего, конечно, студентам, те проводят конкурсы, КВН и прочее.

А вот у рабочих других компаний более насущные проблемы. В одной из комнат общежития у нас состоялся такой разговор:

- Мы за апрель не получили командировочные. Они нам приходят с 1 по 5 число каждого месяца. Хабаровчане получили 29 апреля, а амурчане не получили. Наши ребята в прокуратуру уже написали. Там сказали, за две недели разберутся. Ждем.

- Представьтесь, кто вы и откуда?

- СМС-735, “Спецмонтажсервис”. Мы электрики. Проблем много. Я говорить не буду, просто завтра домой поеду.

- А зарплату вам платят?

- Платят, но она у нас от 18 тысяч чистыми. Ну, бывает на неделю задержат, но это ерунда. Суточные у нас смешные - 250 рублей в день. Обед - 150 рублей, завтрак - 80 рублей, ужин 120 рублей. Мы поэтому в столовую не ходим, вчетвером сложимся, сами себе приготовим еду.

- Не может быть! Давайте табели поднимать! - удивилась ведущий специалист по связям с общественностью пресс-службы “Дальспецстроя” Светлана Глущенко такой низкой зарплате.

- А мы их даже не видели! Я за полтора года ни одного наряда не видел, хотя я должен в наряде расписываться, - говорит электрик.

Те, у кого есть какие-то проблемы, представляться не хотят, а решают их тем, что просто уезжают, отработав одну вахту. Многих не устраивает зарплата: на словах обещают одну, а платят другую. Зачастую нарушений тут нет, просто рабочие невнимательно читают трудовой договор. Правда, у некоторых его вовсе нет. Как сказал Валерий (фамилию и организацию он отказался называть), договор уже три месяца как находится “на подписи” у начальства. Валерий же переживает, что договор, кажется, срочный, а срок окончания он и не посмотрел.

Еще месяц назад вахтовые поселки сотрясали гораздо более серьезные скандалы. Рабочие устраивали забастовки и голодовки, писали на крышах своих бытовок: “УВАЖАЕМЫЙ ПУТИН В.В. СПАСИ РАБОЧИХ. 4 МЕСЯЦА БЕЗ ЗАРПЛАТЫ. ХОТИМ РАБОТАТЬ”. Этот вопрос поднимался и во время прямой линии с президентом. Путин пообещал, что всем погасят долги.

- Как вы участвуете в погашении долгов по зарплате ваших субподрядчиков? - спросила я у заместителя начальника ФГУП “ГУСС “Дальспецстрой” Павла Буяновского.

- Вчера до трех ночи опять обсуждали этот вопрос! - кипит он. Чувствуется, что тема наболела. - Понимаете, любой подрядчик, который “заходит” на объект, участвует в тендере, должен рассчитывать на свои собственные средства. Мы даем ему аванс 30%, потом он не справляется - мы ему платим 50%, сейчас уже 85%. Сейчас наша дебиторская задолженность, то есть нам должны, - 11,5 миллиарда рублей! Мы, грубо говоря, на стадии банкротства.

По его словам, субподрядчики не отчитываются перед заказчиком об объемах выполненных работ. Должны так: аванс получил - отработал - предъявил исполнительную документацию - “Спецстрой” ее проверил - предъявил заказчику - заказчик подписал - “Спецстрою” пошли деньги за выполненный объем работ; из них он окончательно рассчитывается с субподрядчиком, и из этих денег субподрядчик выплачивает зарплату своим рабочим. Нет отчета - нет денег. Субподрядчики своим сотрудникам зарплату не выплачивают, а давят на генподрядчиков, мол, выплатите зарплату всем.

- Мы не знаем, сколько у них люди получают! - возмущается Буяновский. - Вот вы работаете - я ж не знаю, сколько вы получаете, и я не могу вмешиваться в дела вашего предприятия. Своего расчетчика я могу проверить. Они же просто приносят тупо общую сумму, и мы вынуждены заплатить ее. Платим. Кто за это потом будет отвечать - не знаем. Тут получается цепная реакция: человек уехал, где-то проболтался, он у нас уже не работает, может, и у них уже не работает, но приезжает и попадает в ведомость, что ему задолжали зарплату. Вот этот бардак приводит к неучтенным людям. Сегодня миграция составляет до ста человек в сутки. Потому что учет не по фамилиям, а по численности.

Замначальника “Дальспецстроя” пояснил, что осталась только одна проблемная компания - “Идеал” - и ее субподрядчики. Просто так расторгнуть с ней договор нельзя, ведь те выиграли тендер, но “к этому придет: они не выполняют условия контракта по графику и объему выполняемых работ”. Была еще некая ТМК, с этой организацией уже расстались, но дело тем не кончилось. Павел Буяновский рассказал, что поскольку ТМК - общество с ограниченной ответственностью, они создали в Уссурийске еще два ООО, куда перевели свои основные средства, оставили в компании бухгалтера с директором и начали судебные тяжбы.

Прокуратура возбудила 20 уголовных дел, 228 должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности, в суд направлено 600 заявлений о невыплате зарплаты на сумму 23 млн рублей.

СОЗДАНИЕ ПЕРВИЧКИ

13 мая на собрании работников, занятых на строительстве космодрома “Восточный”, было принято единогласное решение создать первичную профсоюзную организацию космодрома, которая войдет в структуру ФНПР. Новая первичка будет защищать права работников не только из “Спецстроя”, но и из всех субподрядных организаций. Для этого людям надо будет только обратиться в профсоюз.

Председателем новой первички стала сотрудница “Дальспецстроя” Ольга Зайченко. Сразу после избрания корреспондент “Солидарности” попросила ее рассказать о ближайших планах:

- В первую очередь - это защита наших работников.  Защита от них же самих, от незнания законов, непонимания своих прав. Будем рассказывать им об их правах, доносить информацию о профсоюзе. Если нужна будет помощь - предоставим ее, - пояснила предпрофкома.

Зампред Федерации профсоюзов Амурской области Сергей Кондратюк, участвующий в собрании, пояснил, что первичка космодрома “Восточный” будет входить напрямую в Амурскую федерацию.

- Там же не только строители будут. Мы рассчитываем, что организация будет развиваться, ее членами станут и водители, и разнорабочие, и другие специалисты. Возможно, впоследствии - и постоянные сотрудники космодрома, - сказал он.

В день создания организации заявления о вступлении в профсоюз написали 15 человек.

СРОКИ И ФИНАНСЫ

Изначально сроком сдачи стройки считался декабрь 2015 года: именно тогда с “Восточного” собираются запускать первую ракету. Однако потом сообразили, что еще нужно время на пуско-наладку оборудования, и заказчик попросил генподрядчика закончить работы пораньше, в июле. По словам заместителя начальника “Дальспецстроя” Павла Буяновского, в основном все объекты находятся на стадии завершения. “Роскосмос” уже монтирует свое оборудование. Остались мелочи и еще объекты, по которым работать месяц - полтора. Проблемы у “Спецстроя” сейчас другие: сдать все объекты заказчику по документам. Фактически здание уже стоит, но по документам заказчик его не принимает.

Дело в том, что отчет должен быть на каждый вид работ. Не только на каждую систему, но на каждую подсистему: вентиляция, канализация, электроснабжение и так далее - толстенная папка документов: что когда делалось. И если хоть одна цифра не совпадает, то заказчик заворачивает документы.

Павел Яковлевич рассказывает, что хотя формально космодром начали строить в 2007 году, реально работы начались в 2013 году. До этого только котлован вырыли и лес вырубили, а потом деньги кончились. Почти год генподрядчик просто ждал. Тогда поступило всего 140 млрд рублей, “Дальспецстрой” вкладывал в стройку свои средства в надежде, что позже их вернут. Буяновский разводит руками: пока ничего не вернули.

За несколько лет суммарный бюджет стройки перевалил за 300 млрд рублей. Вопросы финансирования “Восточного” уже легли в основу нескольких уголовных дел. По самому громкому из них в октябре прошлого года был арестован Юрий Хризман, бывший глава ФГУП “ГУСС “Дальспецстрой”. Его обвиняют по ч. 4 ст. 160 УК РФ - речь идет о присвоении и растрате, совершенным в особо крупном размере в составе преступной группы. Следователи подозревают причастные к строительству структуры в неправомерном применении завышенных коэффициентов удорожания и в нецелевом расходовании средств. По последним данным, объем предполагаемых хищений и нецелевых трат при строительстве космодрома достигает 16 млрд рублей.

Павел Буяновский рассказал, что “Дальспецстрой” начинал работу, не имея проектно-сметной документации. Только перед приездом президента Владимира Путина на космодром в сентябре 2014 года на “Восточный” привезли два грузовика документации!

- Мы уже сделали чистовую покраску, а теперь надо все разобрать, на пупке рабочему вынести 20 кубов песка – проемов-то нет – чтобы они протащили свой кабель! Потому что они забыли! – возмущается он. - Они рисуют сметы на уровне 2008 года, а я людям зарплаты плачу по нынешним ценам. И дожди никто не учитывает! В 2013 году в Амурской области было наводнение. Там, где стартовый стол, вода стояла до двух метров. Бетон залили, а за три дня дождя все слоем песка залило. У нас допработы, четыре дня люди все это откачивали, но нигде в сметах это не предусмотрено.  

Кроме того, в изначальных сметах не был предусмотрен “северный” коэффициент для зарплат, да и сама зарплата предполагалась на уровне 17 тыс. рублей; не закладывалась инфляция, особенно возникшая после резкого падения рубля, и многое другое.

ЦИОЛКОВСКИЙ

Строители сейчас живут либо в общежитиях, перестроенных из казарм, либо в вахтовых городках. И там и там все оборудовано относительно хорошо. В общежитии - комната на трех человек, в этом же блоке санузел, холодильник, электрочайник и кое-где даже телевизор. Все руководство генподрядчиков, когда приезжает на стройку, а бывает это часто, живет именно там, никаких спецусловий не предусмотрено: их просто нет.

В вахтовых городках попроще. Две двухярусные кровати, тумбочка, шкафчик, табуретки. Вот и все, что влезает в комнатку. В бытовках нет санузла; душ, баня и туалет устроены отдельно. Чайника и телевизора тоже нет, но многие их привозят с собой. А вот электроплитку, например, по технике безопасности нельзя держать в бытовке. Если хочется готовить самому, а не ходить в столовую, то придется добыть мультиварку.

Большинство, однако, предпочитает питаться в столовой. Кормят вкусно, есть выбор, голодным точно не останешься. Четырежды мы ели в разных столовых, и таких вкусных кексов, как в вахтовом поселке космодрома “Восточный”, я еще никогда не пробовала!

Сами рабочие сравнивают стройку с БАМом, только говорят, на космодроме лучше: ловится интернет, есть телевизор. И вот уж кто точно едет за романтикой, так это студенты. В конце мая на космодром прибыла очередная партия стройотрядов, молодые ребята и девушки будут работать два месяца.

Девушки здесь нарасхват. Старожилы смеются, что если какой надо наладить личную жизнь, то пусть приезжает на космодром: тут мужчины со всей России, всех возрастов и профессий. Уже сыграно четыре свадьбы!

Впрочем, скоро на место вахтовиков приедут постоянные сотрудники “Роскосмоса”. Для них строится целый город. Сейчас еще это ЗАТО (закрытое административно-территориальное образование) Углегорск, но скоро его переименуют в Циолковский. Кстати, до сих пор в нашей стране нет города, названного в честь основателя космонавтики.

Статус ЗАТО с Циолковского не снимут, так что попасть в него можно будет лишь по спецпропуску.

- Космодром планируется гражданский, но двойного назначения, думаю, здесь и военнослужащие будут, - поясняет глава администрации города Николай Кохно.

В Углегорске 7,5 тыс. жителей, а новый город рассчитывают на 30 тыс. Часть нового микрорайона - 12 многоэтажек - сдадут уже осенью. 1045 квартир получат первые сотрудники “Восточного” и их семьи.

Строительство космодрома спасло Углегорск от умирания и забвения. Раньше рядом был космодром “Свободный”, но в 2005 году его закрыли, и город опустел. Осталось около 3 тыс. жителей, перспективы не было никакой. Теперь город ожил и, как говорит глава администрации, “мы в Амурской области единственные, у кого резко положительная демографическая ситуация”. 90% населения работают на космодроме, 10% - на инфраструктуру города. К городским властям уже обратились МГТУ им. Баумана и МАИ с предложением открыть у них филиалы институтов.

Николай Кохно говорит, что основная задача сейчас - оживить инженерную инфраструктуру, построить новые социальные объекты, восстановить очистные и котельные. В общем, подготовить город к наплыву жителей. В том, что они будут, - никто не сомневается.

“А”-СПРАВКА

Зачем нам космодром и кто его строит

Космодром России понадобился после развала СССР, когда Байконур остался в Казахстане. Руководство страны решило, что неправильно это, когда у космической державы нет своего космодрома, ведь оставшегося Плесецка и полигона Капустина Яра недостаточно. С них, например, нельзя запускать ракеты-носители тяжелого класса. Стартовые комплексы РН “Протон” имеются только на Байконуре.

В 2007 году президент Владимир Путин подписал указ о создании рядом ЗАТО Углегорск (Амурская область) космодрома “Восточный”. Заказчик - Федеральное космическое агентство “Роскосмос” - поручил строительство трем генеральным подрядчикам: “Спецстрою России”, “Спецстройтехнологиям” и “Дальспецстрою”. Федеральное агентство специального строительства (“Спецстрой”) находится в ведении Минобороны России. Руководство его деятельностью осуществляет президент РФ. Две другие компании находятся в ведомственном подчинении “Спецстрою”.

Автор материала:
Юлия Рыженкова - Амурские ворота в космос
Юлия Рыженкова
E-mail: ryjenkova@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика