Статьи

Двадцать лет на передышку

Как первый опыт всемирной кооперации вышел комом

95 лет назад заработала Лига Наций - первая международная организация, нацеленная на предотвращение войн и урегулирование конфликтов на основе межгосударственного сотрудничества. Опыт, однако, оказался неудачен в главном - от одной до другой мировой войны до войны мир продержался всего два десятилетия.

В январе 1920 года в Женеве впервые собралась вместе ассамблея Лиги Наций.

Подобного объединения в мировой истории прежде не существовало, и неизвестно, когда бы появилось, если бы не Первая мировая война, размахом жертв шокировавшая и побежденных, и победителей. Новая структура должна была исключить риск повторения подобного, взамен гарантировав безопасность и целостность “как больших, так и малых государств”.

Архитектором организации чаще всего считают президента США Вудро Вильсона, который не дал странам-победителям при проработке послевоенного устройства Европы пойти по обычному пути - перекроить границы, разделить заморские владения побежденных и по возможности взыскать побольше репараций.

Вместо этого Вильсон предложил миру новую систему взаимоотношений стран между собой. Одни сочли ее идеалистичной, другие - вредной, но и те, и другие в конце концов были вынуждены с ней посчитаться.

ПРЕДПОСЫЛКИ И РОЖДЕНИЕ

Искать способы снизить риски войн в Европе начали лет за двадцать до описываемых событий - ведь в Старом Свете, который стал слишком тесен для великих держав, в сонм которых умудрилась протиснуться еще и Германия, порохом пахло за десятилетия до 1914 года.

Начало процессу было положено в голландской Гааге, где в 1899 году, по инициативе российского императора Николая II состоялась мирная конференция. Итогом ее стало несколько международных документов - в частности, Конвенции об обычаях ведения войны и о мирном решении международных столкновений, а также Декларации о запрещении отдельных видов вооружений. В том же духе прошла и вторая конференция все в той же Гааге, которую в 1907 году созвал уже президент США Теодор Рузвельт.

Увы, декларации так и остались словами - семь лет спустя, когда Европу изрыли окопами, о них уже никто не вспоминал.

Но вернемся к Вильсону. Идеи мирного переустройства американский президент стал формулировать еще до того, как в Европе закончились бои, и в конце концов представил их общественности в виде знаменитых “четырнадцати пунктов” в речи к Конгрессу в январе 1918 года.

Не будем подробно останавливаться на каждом из них. С одной стороны, они касались конкретных вопросов послевоенного устройства, как то: освобождение русских территорий и Бельгии, восстановление польской государственности и т.д. Важнее, что они декларировали ряд общих и новых принципов: полную открытость дипломатии и неприятие секретных соглашений, снятие барьеров для торговли и установление свободы мореходства в нейтральных водах, беспристрастное решение колониальных споров, сокращение национальных вооружений до минимума, а также уже упомянутое создание всемирной организации, которая смогла бы этот порядок обеспечить.

Со своими предложениями Вильсон явился в Париж, где в 1919 году началсь мирная конференция по итогам войны с участием стран-победителей. Правда, союзникам они не слишком понравились.

В частности, Вильсон посчитал, что показательное наказание Германии не приведет ни к чему хорошему - и всячески настаивал на том, чтобы, во-первых, не унижать проигравшую страну чрезмерными репарациями, а во-вторых, сразу же ввести ее в новую систему международных отношений. Англия и Франция выступили резко против (хотя сумма репараций, которую взвалили на Германию, была в итоге все же снижена).

Но главная цель - создать наднациональную структуру для разрешения конфликтов политическим путем - была достигнута. В январе 1920 года устав Лиги Наций был утвержден. Соучредителями организации помимо стран-победительниц в войне стало еще около трех десятков государств и территорий - от Бразилии и Уругвая до Либерии и Персии.

Вышел конфуз только... с самими США. Американским представителям было назначено почетное место постоянного члена совета Лиги - вот только вернувшегося на родину Вильсона ждал сюрприз: Сенат наотрез отказался ратифицировать присоединение к организации, посчитав, что оно противоречит внешнеполитическим интересам страны.

Стоит ли говорить, как отра-зилось неучастие в новой структуре одной из мощнейших стран мира на престиже этой структуры уже в момент ее рождения?

А БЫЛ ЛИ ТОЛК?

В высшем совещательном органе - совете Лиги - на постоянной основе остались Британия, Франция, Италия и Япония, еще четыре места в совете подразумевалось передавать от члена к члену - подобная система существует и в Совете безопасности ООН. За 20-е годы в Лигу успело войти четырнадцать новых участников - в 1926-м, например, туда наконец допустили Германию; нашлось в ней место и прибалтийским республикам-лимитрофам из “санитарного кордона”, установленного вокруг Советской России - Эстонии, Латвии и Литве.

Россию же первоначально ни на Парижскую конференцию, ни в Лигу не позвали. С одной стороны, фактически она считалась потерпевшей поражение страной, с другой - во время становления Лиги в России шла гражданская война. В 1919 - 1920 годах иллюзия того, что большевики, засевшие в Москве - это ненадолго, на Западе была весьма сильна. А звать их в серьезную организации  значило признать легитимность их власти. Этого никто, естественно, делать не хотел...

Советы в долгу не остались. “Союзом только на бумаге, а на деле группой хищных зверей” окрестил Лигу Ленин.

Время шло, изоляция СССР закончилась, и в конце концов в 1934 году в Лигу он все же вошел. Причем не просто, а потребовав себе предварительно специальное приглашение.

Как ни странно, страна Советов его получила. Мировому сообществу стало необходимо советское участие в организации - ведь как раз в это время хрупкая система послевоенного баланса сил в мире затрещала по швам. В 1933 году в Веймарской Германии к власти пришли национал-социалисты, и новый глава страны, Гитлер, почти сразу принял решение выйти из Лиги - ведь ее правила требовали ограничения вооружений, и это не считая того, что Версальский мир накладывал на Германию дополнительные, весьма серьезные ограничения в этой области. Следом, в том же году, организацию покидает и Япония, которая, в отличие от Германии, была постоянным членом совета и соучредителем организации. Стало ясно: несмотря на благие цели, со своими задачами Лига не справляется.

Двумя годами раньше японские войска вторглись в Маньчжурию, которую считал своей другой член Лиги, Китай, и создали там марионеточную “империю” Маньчжоу-го с низложенным последним китайским императором Пу-И во главе. Лига Наций провела по маньчжурскому конфликту длинное расследование, итогом которого стали лишь “рекомендации” Японии отвести войска. Но и простого осуждения со стороны Лиги оказалось достаточно для такого демарша...

В теории Лига должна была иметь множество возможностей для давления на страну-агрессора. Например, именно во время становления этой организации была была сформулирована идея об экономических санкциях как основном средстве внешнеполитического воздействия.

Согласно уставу Лиги Наций, с государством, развязавшим агрессивную войну, следовало “немедленно порвать все торговые или финансовые отношения, запретить все сношения между своими гражданами и гражданами государства, нарушившего Статут, и прекратить всякие финансовые, торговые или личные сношения между гражданами этого государства и гражданами всякого другого государства, является ли оно членом Лиги или нет”.

Проверить работу санкций на практике Лиге довелось во время итальяно-эфиопской войны 1935 - 1936 годов.

Италия, где у власти находилось правительство Муссолини, после Версаля посчитала себя обделенной: при послевоенном разделе Европы и германских колоний ей досталось гораздо меньше, нежели в стране рассчитывали. Далмация и Истрия, которые Италия традиционно считала своими, отошли Королевству сербов, хорватов и словенцев, а раздел колоний Второго рейха тоже не принес желаемых результатов. Исправить ситуацию итальянский дуче решил за счет создания “итальянской Восточной Африки” (под контролем Рима были уже Сомали и Эритрея). На пути к достижению этой цели стояла  Эфиопия, одна из немногих независимых на тот момент стран Черного континента, никогда не колонизированная европейцами и с 1923 года бывшая полноценным членом Лиги.

Международный комитет Лиги Наций безуспешно пытался найти “политический” выход из кризиса, но это предприятие едва ли могло быть успешным: Муссолини своих аннексионистских планов ничуть не стеснялся, мало того, считал захват Эфиопии священным правом итальянского народа. В начале октября 1935 года война началась.

Санкции против Италии страны Лиги Наций ввели примерно через месяц - сперва речь зашла о запрете поставок оружия и сырья для оборонной промышленности, а затем началась и финансовая блокада.

Однако в самой Италии “вопиюще несправедливые” (в официальном словоупотреблении их иначе и не называли) меры паники не вызвали. Муссолини ответил Западу “антисанкциями”, запретив ввоз ряда европейских товаров, и призвал народ сплотиться, чтобы поскорее обеспечить полное импортозамещение и самодостаточность. Итальянцы оказались сговорчивы - обычным явлением, например, стала массовая сдача золота, вплоть до обручальных колец, и других ценностей на государственные нужды. Надо сказать, никогда до того на фоне “антизападных” настроений, порожденных санкциями, у фашистского правительства не было такой искренней поддержки населения.

Тем более что полной блокады Италии и не вышло. Активно торговать с Италией продолжили, например, США и Германия - именно тогда стал окончательно оформляться итало-германский блок, что значило начало предвоенного раскола Европы.

Под санкциями Италия прожила до 1936 года - их сняли после того, как Эфиопия была благополучно оккупирована и аннексирована (в войне превосходящие силами итальянцы не гнушались, в частности, использовать химическое оружие).

В 1937 году Италия сама покинет Лигу. Дальше будут попытки “умиротворять” Германию со стороны Британии и Франции, война в Испании, аншлюс Австрии и аннексия Чехословакии - фактически смысл существования Лиги становился все менее и менее очевиден.

Поэтому, когда зимой 1939 года, после вторжения в Финляндию, из организации был исключен СССР, советское руководство отнеслось к этому иронически: “...это нелепое решение Лиги Наций, - говорилось в заявлении ТАСС, - вызывает ироническую улыбку, и оно способно лишь оскандалить его незадачливых авторов...”

ИТОГ

После окончания Второй мировой войны продолжать деятельность Лиги в прежнем виде уже никому не казалось разумным.

19 апреля 1946 года Генеральная ассамблея Лиги Наций, в которой приняли участие представители 36 стран-участников, заявила о прекращении деятельности организации - на следующий день Лиги официально не стало. Впрочем, еще летом 1945 года на Сан-Францисской конференции было решено создать новое международное объединение - ООН.

Но это уже другая история.

Автор материала:
Александр Цветков - Двадцать лет на передышку
Александр Цветков
E-mail: cwietkow@yandex.ru
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте