Статьи
Каждому нужен свой “антистресс”

Можно ли предупредить психическое расстройство

Каждому нужен свой “антистресс”

Рисунок: Дмитрий Петров / "Солидарность"

Вокруг нас полно людей, которые одной ногой находятся в психиатрической лечебнице. Авторы книги “С ума сойти: путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города” рассказали, по каким признакам определить, не сходишь ли с ума ты сам. А профлидеры сообщили, с какими психологическими сложностями приходится сталкиваться профсоюзным работникам.

НА ПСИХА И ЗДОРОВОГО - РАССЧИТАЙСЬ!

16 июня в Тольятти был арестован 28-летний мужчина, подозреваемый в убийстве 80-летней пенсионерки (проломил ей череп) и в нападении с хоккейной клюшкой на другую, 78-летнюю пенсионерку. От его рук пострадал и 51-летний мужчина. Как выяснилось, подозреваемый нигде не работает. Ранее он был индивидуальным предпринимателем, торговал пивом, но потом был судим за незаконные действия с наркотиками. К тому же состоит на учете у психиатра. Согласно предварительной версии следствия, нападения он совершал из-за болезненного состояния психики.

Подобные сообщения о правонарушениях, совершаемых психически больными людьми, появляются каждый день. Но тема психических заболеваний редко обсуждается широко. Между тем, по данным ВОЗ, психическими заболеваниями страдают порядка 500 млн людей на планете. По прогнозам специалистов, к 2020 году психические расстройства войдут в мировую пятерку болезней-лидеров. Но уже сейчас в России официально имеющих диагноз “шизофрения” - 900 тыс. человек, и это в полтора раза больше, чем сидящих за решеткой (670 тыс.).

Авторы книги “С ума сойти: путеводитель по психическим расстройствам для жителя большого города” Дарья Варламова и Антон Зайниев во время презентации своей книги, состоявшейся на прошлой неделе, уверяли, что психически больные люди окружают нас повсеместно. По сведениям авторов, каждый второй в жизни переболел тем или иным психическим заболеванием, испытывал те или иные проблемы с психическим состоянием. У каждого десятого была депрессия. У каждого двадцатого - панические атаки (необъяснимые, мучительные для больного приступы тяжелой тревоги, сопровождаемые страхом, в сочетании с различными соматическими симптомами). У каждого седьмого отмечалось биполярное расстройство (нарушение эмоционального состояния, выражающееся в периодах приподнятого настроения, известных как мания, чередующихся с подавленным состоянием). Ну а у каждого сотого - шизофрения.

В общем, если псих - не твой сосед, то псих - это ты сам.

- Но не стоит этого бояться, ведь психика - вещь статичная, - уверяет Варламова. - В большинстве случаев нельзя делить людей на больных и здоровых. Нет черного или белого, есть радуга: те или иные психические состояния, которые находятся ближе или дальше от нормы.

По словам автора книги, любой человек может получить психическое заболевание. И чтобы этот риск минимизировать, можно заблаговременно отслеживать свое состояние. Но как понять, что с вами что-то не так?

С вами что-то может быть не так, если вы замечаете у себя: непродуктивность усилий; ухудшение памяти; отрыв от объективной реальности. Если не чувствуете личных границ; не понимаете, где ваши мысли, а где чужие; ощущаете отчуждение от общества, не способны интегрироваться ни в одно сообщество; испытываете проблемы с привязанностью.

- Если это состояние длится дольше двух недель, надо обращаться к специалисту, - говорит Дарья. - Причем к специалисту с медицинским образованием, а не к психологу.

Также, по ее словам, люди, столкнувшиеся с психическим заболеванием, должны научиться сосуществовать со своим “внутренним психом” и считаться с его проблемами.

ЖИЗНЬ С БОЛЕЗНЬЮ И С БОЛЬНЫМИ

Даже с тяжелыми психическими заболеваниями можно продолжать жить и работать, о чем свидетельствуют люди:

Аноним: “Сейчас мне 38 лет. Диагноз был поставлен в 2006 году. Получилось так, что я не смогла “пережить” две психотравмы в своей жизни и психически заболела. В итоге: живу сейчас с двумя детьми - 11 и 16 лет. Приступы болезни бывают примерно раз в два года, тогда месяц лежу в психиатрической больнице. В это время с детьми занимается моя мама. Когда у меня ремиссия, мама приезжает раз в неделю, помогает по хозяйству, остальное время справляюсь сама. Работаю полный рабочий день. На работе очень повезло с директором - она знает о моей болезни, относится с пониманием. Т.е. все в моей жизни довольно стабильно, за исключением болезни. Когда у меня обострение, мир делится для меня на добро и зло, белое и черное - т.е. я могу сказать, что вот этот человек плохой, а тот хороший, и идет как бы война между добром и злом...”

Аноним: “Вы не одна такая. У меня мама как заболела с диагнозом, то со многими перезнакомилась. Самая ее близкая подруга именно с шизофренией, известная актриса нашего театра, живет с диагнозом уже лет 20, работает по специальности. Она прекрасно выглядит, но семьи не заводила, встречается с мужчиной моложе ее значительно. Дважды в год (каждый) пролечивается в диспансере (по три недели), скорее превентивно, но если этого не делать, то проблемы случаются”.

Впрочем, других контролировать сложнее, чем самого себя.

Аноним: “Последние три недели лежу на сохранении, забрала с работы скорая. Я честно планировала ходить на работу до последнего, если бы не осложнения. Неделю тому назад руководитель попросил искать замену. Я как могла искала, но собеседования я же не могу проводить дома. Сегодня утром он мне позвонил и устроил моральную порку, говорил, что у него на фоне моего отсутствия началась глубокая депрессия, что ему уже жить не хочется, вся жизнь под откос, у него проблемы с психикой, он постоянно лечится по психиатрии. Вменил мне, что у него открылась новая депрессия и угнетенное состояние. Добавил, что я не хочу выходить на работу и выполнять свои обязанности, должна перейти на полставки или увольняться, иначе все наши хорошие отношения за 7 лет будут испорчены и начнется конфронтация. Я так и не поняла, что он имел в виду под конфронтацией”.

Аноним: “Уже не знаю, что делать... 2 года уже звонит мне псих. Звонит из другого города. Я работаю в СМИ - развлекательная их часть, вот он ходил на мероприятия, улыбался... а потом нашел домашний номер и стал звонить. Сначала, мол, давай встретимся, потом все хуже, теперь угрозы и все такое. Номер меняла 2 раза - находит! Сегодня “нашел” рабочий. Весь офис отвечает на его звонки - чушь несет несусветную, нам уже звонят из магазинов подтвердить заказы… Начальник мой косит лиловым глазом уже. Как мне от него отделаться?”

Психологи рекомендуют следующий алгоритм построения отношений с эмоционально неустойчивыми людьми и людьми с психическими заболеваниями:

1) дайте ему почувствовать, что вы его цените и уважаете, продемонстрируйте заинтересованность в общении, покажите, что цените его мнение;

2) продемонстрируйте ему свое доверие, обращайтесь за советами и помощью;

3) помогите человеку почувствовать ответственность и свободу выбора, пусть он сам отвечает за свои решения.

ПРОФСОЮЗНЫЙ АНТИСТРЕСС

Не секрет, что одним из основных источников стресса, а следовательно, и фактором возникновения психических расстройств для людей становится работа. И в этом плане профсоюзным работникам приходится зачастую сложнее, чем многим другим: как правило, их работа сопряжена с конфликтами.

Недавно Псковский облсовпроф запустил программу “Социально-психологическая реабилитация профсоюзных лидеров, находящихся в условиях конфликта”.

“Чем активнее ведется борьба, как внешняя, так и внутренняя, тем более сильное психоэмоциональное напряжение испытывает профсоюзный лидер. Длительная напряженная ситуация борьбы приводит не только к серьезным эмоциональным и физическим проблемам у человека, занимающегося профсоюзной работой, но и к личностной деформации”, - так профработники обосновали необходимость реабилитационной программы.

В программе реабилитации: психологическое сопровождение, санаторно-курортные процедуры, пассивный отдых или спортивно-оздоровительные мероприятия, обучение с помощью консультантов-специалистов по направлениям работы профобъединения.

Перед началом программы участники дистанционно проходят диагностику эмоционального выгорания по методике Бойко и отвечают на опросник социально-психологической адаптации (СПА). На основе полученных данных определяются основные проблемы и формируется индивидуальная программа реабилитации. После окончания программы повторно проводится тестирование и выясняется, каков результат: насколько ослабли симптомы эмоционального выгорания, как улучшились результаты тестирования. Эта программа уже опробована на лидере первичной профсоюзной организации и дважды - на небольших группах из соседних регионов.

Комментарий

Ульяна Михайлова, председатель Псковского областного объединения организаций профсоюзов:

- Когда я возглавила облсовпроф, я на две трети обновила аппарат объединения. Причем сделала это единовременно, фактически в течение года. Набрала молодых ребят, которые “засветились” своей профессиональной деятельностью, с которыми уже работала в правозащитных кампаниях. Надо было создавать команду, научиться взаимодействовать друг с другом. Так и возникла необходимость в социально-психологических программах. Пригласили специального тренера из Санкт-Петербурга, который вел с нами в течение двух с половиной лет психологическую работу и образовывал команду.

В процессе обучения привлекали других людей, и как-то само собой все подошло к теме стрессоустойчивости и профессионального выгорания. Если профсоюзный активист по-настоящему занимается своим делом, ему приходится сталкиваться с серьезным уровнем стресса, давлением власти, давлением работодателя. Очень широка палитра переговорного процесса. Нужно очень много знать: и в экономике, и в юриспруденции, и в технике иногда. И при этом оставаться спокойным и выдержанным. И проблему стресса и выгорания надо решать.

Сейчас социально-психологическая деятельность внесена в устав облсовпрофа как один из основных видов деятельности объединения. До 2015 года такая деятельность носила эпизодический характер. Не сразу смогли убедить Совет выделять на это деньги. А сейчас мы большие ресурсы собираемся направить именно на социально-психологическую реабилитацию или подготовку профлидеров. Это позволит нам сформировать хороший, крепкий актив.

Для меня же лично основная психологическая сложность - постоянные публичные диалоги с различными авторитетными людьми. Внешне мне удается быть собранной и спокойной, но переживания все равно есть. И я тоже прибегаю к социально-психологической реабилитации, примерно раз в квартал. И аппарат себя этой программой поддерживает.

СЛОЖНОСТИ ПРОФСОЮЗНОГО АКТИВА

“Солидарность” решила спросить профсоюзных лидеров о том, с какими психологическими сложностями и стрессами им и их коллегам приходится сталкиваться при выполнении своих обязанностей.

Светлана Юдина, заместитель председателя Федерации профсоюзов Республики Мордовия:

- Психологических сложностей в работе профсоюзного активиста масса. Это и проблемы при агитации, и при организации мероприятий. Сложности с установлением доверительных отношений. Стресс при разрешении конфликтной ситуации, страх быть непонятым. Большая нагрузка на психику.

Я и сама сталкиваюсь со стрессом. Не раз приходилось вести напряженные разговоры с теми, кто не понимает пользу и преимущества существования профсоюзов. И при этом ты сам понимаешь, что достаточно часто эти разговоры ведутся впустую, а силы тратятся. Приходится нервничать, когда люди не выполняют данные обещания, когда приходится сталкиваться с нечестностью, когда кулуарные разговоры вырастают в сплетни, когда сталкиваешься с грубостью или излишней требовательностью.

Тяжело работать с молодыми менеджерами, так называемыми руководителями новой формации. С ними приходится проводить работу с нуля. Потому что они ориентируются исключительно на финансовый аспект и пытаются даже профсоюзные взносы забрать себе, на решение задач, которые должен решать работодатель. На все это тратятся силы, энергия и время.

Как я решаю свои психологические проблемы? На семинаре информработников в Уфе нас научили некоторым приемам. Я их часто использую. А также считается, что водные про-
цедуры помогают убрать негатив, поэтому каждую неделю - баня, сауна. Слушаю музыку, играю на гитаре. Справляюсь.

Александр Брусницын, председатель Свердловской организации профсоюза “Торговое единство”:

- Я лично уже не вижу психологических сложностей, у меня иммунитет выработался. Да и вообще я человек, который не будет зря переживать. Реально напрягало, когда со стороны работодателя были угрозы физической расправы. Когда возле подъезда тебя какие-то неизвестные товарищи встречают… От противоправных действий - да, был стресс. Я думаю, много кто из профсоюзных лидеров сталкивался с подобным, особенно из тех, кто реально за что-то борется. Но я лично давно уже с таким не сталкивался. А общение с работодателем меня уже не нервирует.

Другое дело - те, кто только начал заниматься профсоюзной работой. Им приходится переходить на новый уровень. Вы же понимаете, что менеджерами становятся не просто потому, что хорошо окончили какое-то учебное заведение. По крайней мере, на крупных предприятиях это не так. В большинстве случаев это люди, которые обладают определенными личностными характеристиками, в том числе морально-психологической устойчивостью. И конечно, они умеют и нажать, и польстить, когда надо, и много чего еще умеют. А работник, который против них выступает, если бы он обладал теми же самыми характеристиками… он был бы менеджером, а не работником.

Зачастую, надо сказать, вступление в профсоюз как раз дает возможность человеку доформировать вот этот стержень, которого ему раньше не хватало. Часто это случается в связи с тем, что просто деваться некуда: в угол загнали, приходится эволюционировать. Но суть именно такая: когда человека постоянно бьют, у него начинает вырабатываться иммунитет. Я это прямо на своих членах профсоюза вижу - у них панцирь нарастает. Даже могу приблизительно спрогнозировать сроки, когда это произойдет. Примерно за год устойчивого сопротивления работник начинает чувствовать себя ровней менеджеру. А спустя какое-то время он начинает себя чувствовать и выше. Но самый трудный шаг - впервые сказать “нет” работодателю. И очень важно во время этого шага чувствовать поддержку коллектива, как бы это пафосно ни звучало.

Конечно, есть те, кто не выдержит стресса. Но таких уже сразу видно. В человеке должен быть стержень, что, как правило, определяется предыдущим опытом. Служившие, к примеру, дисциплинированны, они крепче. Те, кто на менеджерских позициях каких-то, тоже сопротивляемостью обладают. Чем проще позиция, тем больше вероятность, что человек мягкий.

А со стрессом можно бороться. Есть метод, он называется “Прививка от работодателя”. Он, в принципе, пришел из западных органайзинговых технологий и неплохо работает. Его смысл заключается в том, что до того, как человек выйдет на противостояние, задача органайзера - ему объяснить, что его ждет. Чем более профессионален органайзер, чем больше у него опыта, тем лучше и более красочно он сможет расписать последствия. Потому что на самом деле последствия и методы, которые работодатели используют, довольно однообразные. Но когда человек уже предупрежден и происходит нечто, о чем мы уже говорили, он, конечно, реагирует более легко. Мы же все боимся неизвестности в первую очередь. И необходимо этот страх снять.

Сергей Ян, председатель Новгородского обкома Росхимпрофсоюза:

- Психика у меня крепкая. Но психологические сложности в работе, конечно, есть. Бывают ситуации, что потом полночи не уснуть. В основном они связаны с рабочими моментами - с нерешаемыми вопросами, с трудностями: где-то не удается договориться, не удается убедить кого-то. Иногда даже от общения с членами профсоюза, с активом бывает тяжело. То оно вдохновляет - и хочется летать, а иногда как бы огорчает... Ну, это разные такие рабочие моменты. Но все стрессы преодолимы.

Тяжело, когда идет серьезный конфликт. Сейчас вот в Псковской области как раз хотят семинар по реабилитации профлидеров провести. Когда у нас на “Акроне” был конфликт, может, многих людей и стоило бы послать на такой семинар. А сейчас уже всё сами преодолели. Кроме того, на мой взгляд, освобожденные профработники такие стрессы переживают более профессионально, что ли. Та же конфликтная ситуация на “Акроне” для некоторых рядовых работников таким стрессом оказалась, что в результате кто-то из профсоюза вышел, кто-то сказал: “Я активно не буду заниматься”. Это огорчало - они сильнее переживали стресс. Ну а мы - профессионалы, мы обязаны переживать.

Александр Шершуков, главный редактор газеты “Солидарность”, секретарь ФНПР:

- Психологические сложности? Наших читателей интересует конфликт. А конфликт - это разные стороны и разные позиции. И вполне естественно, что иногда одна из сторон недовольна тем, как она выглядит на страницах газеты. Пусть даже изложено все то, что говорилось и делалось в реальности. Ну и естественно, что недовольные обращаются ко мне, поскольку за все, что напечатано на страницах газеты, в конечном счете отвечаю я. Не скажу, что это всегда приятно.

С другой стороны, данная работа и работа в качестве секретаря ФНПР подразумевает общение с большим количеством людей. Я же - скорее интроверт. И в связи с этим, особенно в начале работы, у меня были достаточно существенные именно психологические проблемы. Грубо говоря, нужно общаться в момент, когда я общаться не очень хочу.

Что еще? У любого человека, который длительное время работал в одной и той же должности, возникают проблемы с тем, что “замыливается глаз”. Определенные ситуации кажутся стандартными и не очень интересными. И могу подозревать, что у других профсоюзных работников тоже есть определенные проблемы, связанные с долгой работой на одном и том же месте. А все остальное - не психологические проблемы, а сплошное психологическое удовольствие.

Автор материала:
Полина Самойлова - Каждому нужен свой “антистресс”
Полина Самойлова
E-mail: samoilova_polina@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet