Статьи

2

МВШ

28 октября 1993 года председателем ФНПР был избран сорокачетырехлетний Михаил Викторович Шмаков, на тот момент руководивший Московской федерацией профсоюзов. Сегодня - это четвертьвековой юбилей. Практически вся история организации, которую он возглавляет с того времени. Склонен подозревать в необъективности жанр “главный редактор газеты описывает юбилейную дату учредителя газеты”. И поэтому попробую обратить внимание на вещи, которые кажутся мне не только важными, но и объективными, что сделаю не в виде последовательного изложения (это тема для историков), а в виде отдельных “мыслесюжетов” и вопросов.

Помню кризис 1993 года, когда само объединенное существование профсоюзов в виде ФНПР было под большим вопросом. И - отключенные телефоны на Ленинском, 42, и - разговоры об указе Ельцина о роспуске ФНПР, и - речи вице-премьера Шумейко, который приехал на съезд в Дом Союзов, по сути, проталкивать превращение федерации в конфедерацию - союз союзов. Этот процесс - роспуска, переформирования, лишения собственности - коснулся некоторых профцентров из бывших союзных республик, которые после того так и не оправились ни от государственного вмешательства во внутреннюю жизнь, ни от одномоментной потери имущества - а значит, и ресурсов. Детские разговоры “запретили бы тогда - уже бы переучредили на “правильных” принципах” опровергаются опытом тех же профцентров бывших союзных республик. На мой взгляд, никто из них - подвергнувшихся такому насилию - не смог возродить ни прежний размер организации, ни хотя бы относительную внутреннюю независимость. А в 1993 году вопрос заключался в том, сохранят ли российские профсоюзы единый профцентр. И чем во имя этого можно пожертвовать, а чем - нет? В значительной мере ответы на эти вопросы находились в зоне ответственности только что избранного руководителя. За 25 лет интенсивность этих вопросов снизилась. Но вы действительно считаете, что они ушли и их нет?

Я глубоко убежден в том, что - как ни неприятно это признавать - никогда в истории профсоюзы не выступали главным действующим лицом в качественной перекройке политики или экономики государств. Но вместе с тем часто существенно влияли на господствующие тенденции, либо тормозя негативные, либо ускоряя позитивные. И если прикинуть этот тезис на события, происходившие в России последние 25 лет, то расклад прост. Многотысячные профсоюзные акции 90-х не остановили приватизацию, не ликвидировали тогдашние долги по зарплате. Но при всем при том эти акции стали определенным (одним из) основанием для появления правительства Примакова, для последовавшего двухлетнего трансфера власти от Ельцина к Путину.

Точно так же в последующий период, во время экономического роста, профсоюзы были катализатором того, чтобы в карманы работников попадало больше денег, нежели попало бы без их, профсоюзов, участия. Тот же принцип относится и к торможению многих властных инициатив. Пусть я - по недавнему критерию президента Путина - не отношусь к числу умных людей, видящих пользу в повышении пенсионного возраста, но уверен, что именно профсоюзная позиция, артикулировавшая мнение граждан и членов профсоюзов, оттянула принятие этого решения на несколько лет. А у каждой проведенной профсоюзной акции за эти годы, у каждой заявленной публично профсоюзной позиции в рамках страны - есть фамилия, имя, отчество и должность. Я все знаю про коллегиальный способ принятия решений. В том числе - и как способ ухода от индивидуальной ответственности. Но наши “партнеры” - люди неглупые. Они прекрасно знают, кому конкретно в ФНПР адресовать претензии.

В России оценка руководящих личностей обычно скатывается от преувеличенных похвал к огульным проклятиям и наоборот, не зная промежуточных позиций. При этом и сами лидеры, и структуры, которые они возглавляют, рассматриваются как “сферический конь в вакууме” - некая идеальная модель, не учитывающая влияния огромного числа факторов. Но если пытаться оценивать эти факторы, то я предложил бы в качестве критерия вопрос: “А был ли другой способ более эффективно их, эти факторы, использовать?” И не могу привести примера, чтобы у людей, предлагавших иной вариант работы, что-то получилось не в теории, а на практике. А вот ситуаций, когда открывавшееся окно возможностей было использовано для роста влияния ФНПР как организации, могу привести множество. В классической коммунистической интерпретации политика “использования возможностей” критиковалась буквально как “оппортунизм”, от английского opportunity - возможность. Где для профсоюзов грань в использовании возможностей?.. Четверть века в России на эту грань влияет лидер.

Даже коллегиально управляемые организации часто идентифицируют по руководителям. Что уж говорить о четвертьвековом периоде! Конечно, личность накладывает отпечаток на структуру, вплоть до классического шолоховского - “был культ, но была и личность”. С той разницей, что были на заседаниях Генсовета ФНПР ситуации, когда по инициативе самого председательствующего  ставился на голосование вопрос о доверии ему как лидеру. И голосования проходили, и альтернативные выборы на съездах - вполне демократическим порядком. Но с однозначно трактуемыми результатами. Причем выбор каждый раз делали люди, которые неплохо и изнутри разбираются в уровне проблем (организационных, финансовых, кадровых), стоящих перед профсоюзами и требующих для решения волевого усилия. По большому счету, эти проблемы типичны для бывших советских профсоюзов. Что - эти проблемы не получили окончательного разрешения? Действительно. Но тогда давайте вспоминать: кто прикладывал усилия к восстановлению проф- союзной структуры, а кто и как ее “разбирал”? Посчитав к тому же закулисные усилия власти и бизнеса, а также внутренние центробежные силы, распылявшие ресурсы по углам. Если профцентр устоял при таком раскладе сил - чья это заслуга?..

Последние полгода остро поставили перед всеми нами именно те самые вопросы, ответы на которые формулировались в разных внешних и внутренних ситуациях.

Где для профсоюзов предел борьбы и предел компромисса?

За счет чего профсоюзам сохранить независимость?

Как профсоюзам соответствовать времени?

Какие возможности для развития дает профсоюзам сегодняшний момент?

С 1993 года на эти вопросы от лица ФНПР отвечает ее председатель.

Автор материала:
Александр Шершуков - МВШ
Александр Шершуков
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Махнев Михаил
04:06 от 25.10.2018
Юбилейный жанр для мыслящего человека всегда объективно труден. Особенно в ситуации, когда вдохновения для оды не хватает.
Есть такое понятие "политический тяжеловес". Это метафора, пришедшая из спорта. Так вот, любой чемпион рано или поздно свою карьеру заканчивает. И мастерство спортсмена или политика в том, чтобы уловить идеальный момент для завершения карьеры, постановки красивой точки. Ведь гораздо лучше уйти с ринга своими ногами, чем дожидаться момента, когда тебя с него вынесут с попорченным портретом.

Оценка деятельности любой крупной фигуры возможно в двух плоскостях - диахронической и синхронической. Справедливее и точнее первый аспект, оценивающий всю деятельность и определяющий место личности в истории. Но современники неизбежно оценивают прежде всего синхронию. Так было с Пушкиным и Лермонтовым, так было с У.Черчилем, которого после победы в войне прокатили на выборах. Для современников "здесь и сейчас" заслоняет предыдущие заслуги. Может быть, это не совсем справедливо, но это так.

Если объективно оценивать "здесь и сейчас" уважаемого всеми нами Михаила Викторовича Шмакова, то бросается в глаза следующее:
1. 69 лет, 25 лет у руля - сформировалось окружение и стереотипы, нет стремления к обновлению
2. те вопросы, о которых пишет А.В.Шершуков, вновь на повестке дня и что мы на них можем ответить, сегодня может ответить на них МВШ?
3. проигрыш по пенсионному вопросу

Возвращаясь к 3-ему пункту, ФНПР в пенсионному вопросе продемонстрировала не единство и солидарность, а нерешительность, не сказала ни два, ни полтора: отложить принятие закона не удалось(а это обещал МВШ в июне), внести в него кардинальные изменения не удалось, выразить решительный протест - тоже. Красноречивое молчание ФНПР на обращения членских организаций - тоже в минус.

Такое ощущение, что над МВШ довлела боязнь совершить непоправимую ошибку, которая приведёт к роковым последствиям для профсоюзов в целом. Но такая боязнь - уже ошибка. Если бой - надо бить, если переговоры - не надо размахивать руками. Зависание в полупозиции - проигрыш во всех вариантах.

Посмотрим, как пройдёт Генсовет. У части профсоюзного актива бытует мнение, что МВШ знает что-то, чего мы не знаем, и именно поэтому так действовал. И вот, когда он это что-то предъявит, мы все восхитимся его прозорливостью и мудростью и с новыми силами пойдём по нашему профсоюзному пути. Дай-то Бог!

Виталий1
12:19 от 24.10.2018
Разговор, предложенный сегодняшним монологом, а главное, степень понимания остроты и непроторенности пути ФНПР, безусловно своевременен. Пути на фоне образовавшейся в отечестве непроходимо-оригинальной демократии и явных провалов в экономике по вине "правительственной стороны", что повлекло социально-пенсионную драму.
Как свидетель и в определенной мере участник профсоюзной жизни до и после 93 года согласен с оценкой событий и выводами данного монолога, в т.ч. касающимся роли и масштаба фигуры МВШ, которая, на мой взгляд, не до конца раскрыла свой потенциал, данный богом и развитый трудоголизмом и подчас завышенной личной ответственностью.
По уму, с этим трудно поспорить, видя масштаб его авторитета в международном и российском профсообществе, массе работных людей и у заклятых партнеров. Которому может позавидовать любой из сильных мира сего.