Статьи

Макросхема унижения

Международная конфедерация профсоюзов изучила масштабы эксплуатации труда в Samsung

Фото из доклада МКП

К 7 октября, Всемирному дню действий за достойный труд, Международная конфедерация профсоюзов опубликовала доклад, посвященный злоупотреблениям корпорации Samsung. Нежелание платить компенсации пострадавшим от вредных условий труда, экономия на работниках за счет субподряда и срочных контрактов, потогонная система и преследование любой попытки работников отстоять свои права с помощью профсоюза… Эти факты «корпоративной алчности», на которых настаивают в МКП, куда более серьезный удар по репутации Samsung, чем «самовозгорающиеся» смартфоны, о которых уже около месяца говорит интернет.

Материал опубликован в "Профсоюзном журнале" № 6, 2016

По статистике, у каждого четвертого жителя планеты есть смартфон. И каждый пятый смартфон произведен корейским брендом Samsung — возможно, в самой Корее, но вполне вероятно, что в Китае, Вьетнаме, Индонезии или Бразилии, где корпорация-гигант имеет свои производства.

В 1930-е годы будущая империя начинала как предприятие по продаже рисовой муки. В 1960-е Samsung, к тому времени — группа компаний разной специализации, уже наполнял внутренний рынок недорогими телевизорами. Но едва ли основатель и владелец корпорации Ли Бён Чхоль помышлял о том, чтобы сделать ее международной финансово-промышленной империей. А вот его сыну Ли Гонхи, сменившему отца у руля компании, это удалось: с 1987 года доля товаров Samsung в южнокорейском импорте увеличилась втрое, а сам бренд стал одним из самых узнаваемых в мире.

Как Ли Гонхи удалось добиться столь впечатляющих результатов? Чутье бизнесмена, стратегическое видение рынка? Сложно отрицать. Равно как и то, что бизнес-модель Samsung подразумевает жесточайшую эксплуатацию человеческого ресурса.

Семья ЛИ: власть есть — ответственности минимум

В группе Samsung нет единой холдинговой компании — ее заменяет Офис группового стратегического планирования (Office for Corporate Future Planning), который находится под прямым контролем семьи Ли. Именно через него осуществляется координация работы десятков предприятий, входящих в чеболь. Такая структура, среди прочего, облегчает оперирование цепями поставок с десятками «неучтенных» предприятий и полутора миллионами работников, занятых по «серым» схемам.

В Samsung Electronics, которая является флагманом всей группы, ни сам Ли Гонхи, ни его сын и вероятный преемник Ли Чжэён, которым напрямую принадлежит лишь 2% ее акций, не входят в совет директоров: вместо этого они считаются «председателем» и «зампредом» компании. Контролировать входящие в «семью» Samsung десятки предприятий семье Ли помогает механизм перекрестного субсидирования и акционирования одними предприятиями группы других.

Таким образом, ответственности, которую по закону несли бы отец и сын, занимай они места в совете директоров и имей группа Samsung структуру классического холдинга, они избегают — оставаясь при этом полноправными хозяевами чеболя.

«Samsung: современные технологии и средневековые условия труда» — так называется тридцатистраничный доклад, подготовленный Международной конфедерацией профсоюзов (МКП/ITUC) к Всемирному дню действий за достойный труд.

Обвинений корпорации у международного профцентра накопилось немало: это и потогонная система, и зарплатная дискриминация работников в цепочках поставок, и опасные условия труда, которые, по подсчетам правозащитников, уже привели к смерти десятков человек. Это и война, которую семейство Ли и менеджмент Samsung объявили профсоюзам и в которой уже есть настоящие жертвы.

— Во всем, от отказа отнестись по справедливости к семьям бывших сотрудников, умерших от рака, вызванного небезопасными рабочими местами, до налоговых уловок и участия в картельных ценовых сговорах, есть одна неизменная вещь: корпоративное поведение Samsung беспощадно заточено на максимизацию прибыли в ущерб жизни и ежедневному быту трудящихся, — говорит генсек МКП Шаран Барроу.

Впрочем, подобные обвинения можно предъявить, похоже, любой крупной транснациональной корпорации — чем МКП и намерена заняться. Шаран Барроу и ее коллега, генсек глобального профсоюза IndustriALL Юрки Райна, в предисловии к докладу обещают: подобные исследования появятся и в отношении ситуации в других корпорациях-гигантах.

ЧТО ТАКОЕ ЧЕБОЛЬ

Samsung group — это громадный финансово-промышленный конгломерат, в который входит около 70 компаний. Вся эта империя контролируется семьей основателя Ли Бен Чхоля. Формальным главой ее остается Ли Гонхи, хотя вот уже два года он недееспособен из-за тяжелой болезни. Поговаривают, что вскоре бразды правления передадут его сыну — Ли Чжэену.

Эту модель — группа формально самостоятельных и разновекторных предприятий под контролем одной семьи — корейцы заимствовали из довоенной Японии, экономика которой базировалась на семейных концернах — дзайбацу. В Корее подобные конгломераты называются «чеболь» («денежные семьи»). Чеболей в современной Корее около трех десятков (среди других крупнейших можно вспомнить Hyundai, LG и Daewoo).

Samsung и другие чеболи развивались вместе с экономикой страны, постепенно меняя, вернее, наращивая специализации: от продуктовой торговли и финансовых операций к текстильной промышленности, затем — к тяжелой, затем — производство электроники. Росту Samsung, как и других крупных корейских брендов, немало способствовала и поддержка государства, решившего сделать ставку на чеболи как фактор роста корейской экономики. Чеболи получали и госзаказ, и субсидии, и налоговые и кредитные льготы. И, что немаловажно, пользовались дешевой рабочей силой: еще в середине 1960-х годов уровень жизни в Корее, которая сейчас по праву находится в ряду «азиатских тигров», был одним из самых низких в регионе, а среднедушевой месячный доход не превышал 100 долларов.

Сейчас Samsung известен широкой публике прежде всего благодаря продукции своего флагмана, компании Samsung Electronics, и в первую очередь, конечно, смартфонам. Но Samsung — это еще и предприятия тяжелой, легкой, химической и автомобильной промышленности, и компании, работающие в финансовой и рекреационной сфере. Грубо говоря, практически самодостаточная и самоподдерживающаяся структура. А также — многочисленные поставщики и подрядчики.

КОРЕЯ. КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА ИЛИ ЭКСПЛУАТАЦИЯ?

В 2012 году Samsung судился с Apple из-за интеллектуальной собственности: американская компания обвинила корейцев в заимствовании идей. Процесс был громким, но нас в нем интересует не это.

Одним из выступающих по делу была шеф-дизайнер Samsung Electronics Ван Чжэён, на тот момент — кормящая мать. Ее свидетельства несколько обескураживают: ей в течение трех месяцев, которые ушли на разработку иконок приложений для Samsung Galaxy S, оставалось на сон два-три часа в сутки — от кормления младенца, естественно, пришлось отказаться. «Samsung — компания, требующая большого трудолюбия», — цитируют ее слова авторы доклада МКП.

Корея, как и ее бывшая метрополия Япония, знаменита своими специфическими, на взгляд европейца, корпоративными традициями. Трудоустройство в компанию в этих странах традиционно рассматривалось как подобие «брака с работой». Еще недавно корпорации широко практиковали «пожизненную занятость» для перспективных соискателей — с возможностью карьерного роста по выслуге лет и практической гарантией от увольнения. (Кризисы последних десятилетий заставили многие компании отказаться от этой практики.) Со стороны работника, в свою очередь, негласно требуется «супружеская верность» компании. На деле это значит проводить на рабочем месте порою по нескольку сверхурочных часов в день или не уходить с нее даже в выходные, если того требуют производственные или экономические планы. По странному совпадению Корея является также региональным лидером по числу самоубийств.

Samsung здесь не исключение. Зимой 2011 года двое работников производства жидкокристаллических мониторов Samsung Electronics бросились вниз с крыши общежития. Сообщалось, что один из них страдал от заработанной на производстве кожной болезни и вызванной постоянной нагрузкой депрессии.

Список самоубийств в Samsung двумя трагедиями не исчерпывается, но об этом позже.

ЖИЗНЬ ЗА ПОЛУПРОВОДНИК

Истощающий режим работы на предприятиях Samsung — лишь вершина айсберга. За последнее десятилетие компания не раз оказывалась в фокусе внимания СМИ из-за многочисленных случаев тяжелых заболеваний на ее вредных производствах…

Хван Юми в 2003 году поступила на работу в лабораторию полупроводников на южнокорейской фабрике Samsung Electronics 19-летней девушкой (молодые женщины — основной контингент на производствах электроники Samsung). Всего два года спустя Хван поставили диагноз-приговор: лейкемия. Еще через два года девушка скончалась.

Сеульская правозащитная группа «Защитники здоровья и прав человека в индустрии полупроводников» (SHARPS) составила список из 223 работников Samsung Electronics с приобретенными заболеваниями — от лейкемии и опухолей мозга до рассеянного склероза. 76 человек из этого списка на момент публикации доклада МКП умерли.

Всего в 11 случаях из перечисленных выше, говорится в докладе, жертвам или их родственникам удалось получить от компании положенную компенсацию. Доказать в корейском суде связь болезни с условиями труда не так просто, а адвокатский корпус у Samsung традиционно силен.

Тем не менее в 2011 году суд, разбиравший дело о компенсации семьям Хван и еще одной умершей от лейкемии на полупроводниковом производстве, Ли Сок Юн, впервые признал возможную связь между условиями труда (постоянное воздействие токсичных веществ и ионизирующего излучения) и болезнью.

В мае 2014 года руководство компании нашло, наконец, возможным извиниться перед жертвами онкологических заболеваний и анонсировало выплату компенсаций. Но вскоре переговоры с SHARPS о компенсациях и обеспечении безопасных условий труда на производстве были прекращены. Вместо этого менеджмент начал выплачивать компенсации тем жертвам, с которыми удалось договориться конфиденциально.

Факты и цифры

94% рабочей силы, занятой в производственных цепочках крупных транснациональных корпораций, относится к сфере скрытой занятости.

3,4 трлн долларов — общая выручка 50 компаний из 69 входящих в группу Samsung

17% — доля выручки Samsung в формировании ВВП Южной Кореи.

20% — доля продукции Samsung во всем южнокорейском экспорте.

12,6 млрд долларов — cостояние председателя Samsung Ли Гонхи.

14,4% — уровень операционной прибыли Samsung Electronics в 2012 году. Это самый высокий показатель в мировой IT-индустрии.

28% — доля Samsung в южнокорейском экспорте в 2012 году — вдвое больше, чем в 1987-м.

177 млрд долларов — выручка Samsung Electronics в 2015 году — больше ВВП Камбоджи или Гондураса.

84% электроники Samsung производится (2011 г.) на иностранных предприятиях.

Из доклада МКП «Samsung: современные технологии и средневековые условия труда», 2016

ПРОФСОЮЗАМ ЗДЕСЬ НЕ МЕСТО

Как и положено империи, пусть и финансово-промышленной, Samsung имеет собственный «свод законов». Это корпоративный этический кодекс, в котором декларируется приверженность соблюдению законов и чисто организационной культуре, социальная ответственность и уважение к потребителям, сотрудникам, акционерам и окружающей среде.

При этом профсоюзам путь в Samsung неофициально, но прочно заказан. На многочисленные обвинения в этом сам господин Ли отвечал: «Samsung не признает не профсоюзы сами по себе, но тот факт, что у нас есть в них нужда. Другими словами, Samsung придерживается модели управления, в которой они не нужны».

В 2013 году в корейском парламенте были продемонстрированы корпоративные документы Samsung «для внутреннего пользования». В них прямым текстом обсуждается, как следует выявлять склонных к объединению в профсоюз работников и как за ними следить. Другая утечка — компьютерная презентация для менеджмента, в которой советуется «подавлять» и «изолировать» лидеров и «провоцировать внутренние конфликты».

Корейский профсоюз металлистов TMWU и ряд других организаций обвиняли Samsung в слежке за работниками, запугивании, дискриминации и увольнениях тех, кто пытался реализовать свое право объединяться.

В том же 2013 году покончил с собой Чен-Бом Чой, член профсоюза сервисной компании Samsung Electronics Services. Произошло это всего лишь через сто дней после создания профсоюза. Молодого человека (ему было 32 года) довели до суицида постоянными проверками и оскорблениями, которые посыпались на него после того, как начальство узнало о его профсоюзной деятельности.

Samsung не только практикует методы активного воздействия на потенциальных и реальных активистов, но и решил (признаться, не без изящества) проблему рабочих митингов и пикетов перед своими штаб-квартирами. Пользуясь тем, что корейское законодательство запрещает демонстрации в радиусе ста метров от правительственных зданий и посольств, Samsung, как, собственно, и другие крупные корейские компании, охотно сдает площадь иностранным дипломатическим учреждениям.

На разных аффилированных с Samsung предприятиях положение активистов, безусловно, разное. Так, в Samsung Heavy industries CO, крупнейшей судостроительной компании Южной Кореи, рабочие летом 2016 года сумели не только организовать так называемый производственный совет, но и объявить забастовку в связи с реструктуризацией предприятия. Правда, за сорокалетнюю историю предприятия это случилось впервые.

В отношении же заграничных поставщиков, подрядчиков и субподрядчиков Samsung, чтобы предотвратить образование в этих компаниях профсоюзов, использует, по данным МКП, следующую схему:

— Для подрядчиков в системе поставок Samsung, где трудящиеся объединяются в профсоюз, действует «контрактная гильотина», — рассказывает генсек объединения Шаран Барроу. — Компания использует свою власть и рычаги и влияет на своих поставщиков. По всей цепочке поставок Samsung запрещает создание профсоюзов, угрожая расторжением контрактов там, где трудящиеся объединяются.

Samsung: коротко

Samsung — корпорация-чеболь, в которую входит 69 компаний, находится во владении семьи Ли.

С 1987 года Samsung возглавляет Ли Гонхи, состояние которого оценивают в 12,6 млрд долларов. С 2014 года Ли Гонхи из-за тяжелой болезни не может руководить чеболем. Вероятным наследником считается его сын, вице-председатель Samsung Ли Чжэен.

Samsung работает в Бразилии, Мексике, Китае и на Тайване, в Индии, Индонезии, Малайзии, Таиланде, Вьетнаме и на Филиппинах, а также в США, Канаде и Евросоюзе.

Предприятия Samsung производят: офисную и бытовую электронику, компоненты электронных схем, медицинское оборудование, химикаты, телекоммуникационное оборудование, полупроводники, автомобили (80% акций компании Samsung Motors, однако, передано Renault). Также Samsung занимается судостроением и строительством.

Часть компаний Samsung заняты в сфере услуг: в рекламе, финансах, гостиничном бизнесе, индустрии развлечений, IT, здравоохранении и ретейле.

В Samsung Electronics, флагманской компании группы, трудятся по всему миру 326 тысяч человек. В завязанной на компанию цепи поставок заняты 1,5 млн человек.

ДЕШЕВЫЙ ТРУД, ЦЕПИ ПОСТАВОК, СКРЫТАЯ ЗАНЯТОСТЬ

Samsung прибегает и к экономии на рабочей силе — эта тенденция особенно усилилась после азиатского кризиса конца 1990-х. В 2015 году лишь 21% работников Samsung Electronics имели постоянные трудовые договоры со всеми гарантиями, остальные работники были вынуждены довольствоваться временными контрактами.

Распространен в Samsung и субподряд. Цифры красноречивы: по данным МКП, напрямую в Samsung Electronics трудоустроены примерно 314 тысяч человек, а по схемам скрытой занятости, прежде всего через субподрядные фирмы, на Samsung по всему миру работают уже около 1,5 млн человек.

Корейские работники, нанятые через подрядные и субподрядные организации, жаловались на неоправданно долгий (до 15 часов) рабочий день и зарплатную дискриминацию (получали они меньше установленного компанией минимума). Но в первую очередь злоупотребление скрытой занятостью характерно для зарубежных отделений корпорации.

Samsung широко использует более дешевый труд в соседних странах. Крупнейшим донором рабочей силы для Samsung Electronics должен стать Вьетнам, где недавно было построено производство на 100 тысяч человек. В Китае, в свою очередь, на Samsung трудятся свыше 40 тысяч работников.

На предприятиях за пределами Кореи выпускается 84% всей электроники, производимой под маркой Samsung. Помимо Китая и Вьетнама, компания имеет заводы и поставщиков в Индии, Индонезии, Малайзии, Таиланде, на Тайване и Филиппинах, в Бразилии, Мексике, США, Канаде и в ЕС.

«ПОКОНЧИТЬ С КОРПОРАТИВНОЙ АЛЧНОСТЬЮ»

Международная конфедерация профсоюзов запустила петицию к руководству Samsung с требованием прекратить злоупотребления в отношении работников и отказаться от антипрофсоюзной политики.

МКП также опубликовала свое видение «новой нормы» в отношениях работников, транснациональных компаний и национальных правительств, за которую профсоюзы будут бороться:

— транснациональные компании должны прекратить прятать свои дочерние предприятия и субподрядчиков. Информация о поставщиках должна быть публичной;

— транснациональные компании должны гарантировать: работники, вне зависимости от того, наняты они напрямую или нет, не подвергаются эксплуатации. Отказ от краткосрочных контрактов и от зарплат на уровне прожиточного минимума, безопасные условия труда, а также право на забастовку и коллективные переговоры должны стать базовыми гарантиями;

— все правительства должны обеспечивать верховенство закона на своих территориях; законы, в свою очередь, должны быть основаны на стандартах Международной организации труда. Государства должны взять на себя ответственность за обеспечение достойного минимального уровня социальных гарантий для населения своих стран;

— среди других мер должно быть введено экстерриториальное законодательство, понуждающее международные корпорации реагировать, если на их заграничных предприятиях-поставщиках возникает риск эксплуатации труда. 

Автор материала:
Александр Цветков - Макросхема унижения
Александр Цветков
E-mail: cwietkow@yandex.ru
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте