16+
Наши каналы в соцсетях:
Яндекс.Дзен YouTube Twitter В Контакте Facebook
Вы также можете войти через
Боданин АлександрРассуждения о профсоюзной идеологии2
Как известно всем более-менее любознательным гражданам нашей страны, чья любознательность дотянулась до прочтения главного закона нашей страны - Конституции Российской Федерации, государственной идеологии в нашей стране нет. Прямо так и написано «Никакая идеология не может устанавливаться в качестве ...
Боданин Александр
Светлана ПрокудинаПо следам Льва Толстого0
О фильме “Как зелена была моя долина” режиссера Джона Форда
Светлана Прокудина
Генри ПушельСтыд и срам0
Мычи, грусть Нет, мы страна, конечно, рефлексирующая. Но как-то выборочно. То есть больше о других, чем о себе. Что рушит всю концепцию внутреннего разбора полетов. Этот вор, тот хромой, а у того родинка на щеке - и у каждого на то свои, но ведомые нам причины. О себе у нас не принято как-то, вот такие мы “самоотверженные” ...
Генри Пушель
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: сказки про возраст16
Против повышения пенсионного возраста выступают более 90% россиян. Это, однако, не мешает центральным СМИ рассказывать небылицы и побасенки о том, какую замечательную реформу представило нам правительство и как это полезно работать до 65 и старше. Хотелось бы отдельно выделить наиболее отличившихся «передовиков».
Александр Шершуков
Александр КляшторинШаблон для депутатской речи8
После принятия сегодня в первом чтении законопроекта о повышении пенсионного возраста, к ряду депутатов могут возникнуть известные претензии в трудовых коллективах. Отвечать на них, думается, будет непросто. И специально для такого случая я, исключительно в помощь парламентариям, набросал шаблон речи. Произносить ее нужно, ...
Александр Кляшторин
Павел ОсиповВ boy идут одни старики0
Вспомнилось в связи с повышением пенсионного возраста.
Павел Осипов
Чуйков ДмитрийРоссия не для всех10
Решил поделиться с вами одним пронзительным случаем, который произошел накануне… Идя домой с местного базарчика в Ростове-на-Дону заметил как неопрятный мужчина залез в большой контейнер для мусора и стал там что-то выискивать… «Опять бомж, - промелькнуло в голове, - отвернуться от него и скорее уйти отсюда»… ...
Чуйков Дмитрий
Наталья КочеминаГде искать правду или 53 минуты жизни25
- Вы понимаете, они разрушили мою жизнь! Я видел себя либо на предприятии, либо на профсоюзной работе. Но меня лишили и того и другого! - Так говорил мне сегодня человек, который уже 6 лет пытается доказать, что его увольнение с работы и исключение из профсоюза были незаконны.
Наталья Кочемина
Сергей ФилинБезопасность торговых центров3
Крупные торговые и торгово-развлекательные центры начали строиться в России сравнительно недавно – всего 10-15 лет назад. Как объекты недвижимости они оказались инвестиционно привлекательными и на сегодня их количество приближается уже к одной тысяче, а общая площадь достигает 33 млн кв.метров. При этом треть крупных ...
Сергей Филин

Статьи

комментариев 2

Остановить социальный демпинг, поднять зарплаты

Об Отраслевом соглашении по агропромышленному комплексу РФ

Остановить социальный демпинг, поднять зарплаты

6 марта 2018 года подписано Отраслевое соглашение по агропромышленному комплексу РФ на 2018 - 2020 годы (опубликовано в “Солидарности” № 18’2018). Заместитель председателя профсоюза работников АПК Галина Юрова рассказала о том, что сделано для повышения зарплат и гарантий работникам. И сообщила о договоренности сторон соглашения продолжить работу в рамках отраслевой комиссии - нового органа социального партнерства, призванного способствовать эффективному выполнению соглашения и разрешению социально-трудовых проблем в отрасли.

СТОРОНЫ СОГЛАШЕНИЯ

Отраслевое соглашение является минимальным (базовым) стандартом для организаций в сфере АПК и будет распространяться на работодателей, состоящих в Росагропромсоюзе или присоединившихся к соглашению в установленном порядке. Оно служит основой колдоговоров, территориальных и региональных отраслевых соглашений и имеет характер прямого действия для организаций АПК, не заключивших колдоговор.

У документа пять подписантов, представляющих три стороны. Одна из сторон - профсоюз работников АПК РФ как представитель занятых в отрасли.

Другая сторона - объединение работодателей, Росагропромсоюз, его возглавляет Сергей Кислов (компания “Юг Руси”). По ряду вопросов мы дискутируем с его первым заместителем Александром Бабуриным. Как и председатель профсоюза Наталья Агапова, Бабурин - член Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений.

Подписантом отраслевого соглашения выступает и Ассоциация крестьянских (фермерских) хозяйств и сельхозкооперативов России - АККОР, ее возглавляет Владимир Плотников. С фермерами ситуация непростая: они кто - работодатели или представители самозанятых работников? Сложно сказать, среди них есть и те, и другие. По закону АККОР - не объединение работодателей, но многие важные вопросы мы решаем с ним, и необходимости исключать фермерскую организацию из числа подписавших отраслевое соглашение не видим.

Третья сторона соглашения - Минсельхоз и Россельхознадзор. Последнее - федеральное агентство, формально входящее в структуру Минсельхоза, но по ряду полномочий выполняющее отдельные функции.

Когда-то в подписании соглашения участвовала и Российская академия сельскохозяйственных наук, но после реформы научной отрасли академии больше нет. От имени научных организаций мы подписываем межотраслевое соглашение по организациям ФАНО России с профсоюзами работников здравоохранения и РАН.

ОПЛАТА ТРУДА В ОТРАСЛИ

Профсоюз в соответствии с уставом и Отраслевым соглашением мониторит зарплаты в отрасли. Мы не только берем данные Росстата, но и проводим опросы по секторам (ветеринары, мелиорация, птицеводство, свиноводство, переработка и др.), чтобы получить собственную картинку.

Зарплату мы анализируем по нескольким параметрам: на уровне регионов; соотношение зарплат в целом по АПК, в пищевой промышленности, только в сельском хозяйстве, в сельском хозяйстве с сопутствующими отраслями; сопоставление с прожиточным минимумом; задолженность и др. Анализируем среднесписочную численность занятых. Данные ежеквартально публикуем на нашем сайте.

Собранными данными профсоюз делится с соцпартнерами, призывает посмотреть, что происходит в отрасли. Не сказать, что у них таких данных нет. Но с таблицами Росстата работать сложно. Мы их приводим в такой вид, чтобы можно было сравнивать и анализировать.

В частности, на предприятиях отрасли очень плохая ситуация с задолженностью по зарплате. Она скачет: то падает (например, перед выборами), то накапливается. Имея это в виду, в прошлом году мы с Минсельхозом и работодателями участвовали в селекторных совещаниях с регионами, где есть задолженность. Разбирались, почему она возникает. Первые совещания показали, что долги сократились, местами существенно. Но были и парадоксальные явления: чтобы вернуть долги по зарплате, организации брали кредит, который потом надо было отдавать, и долги опять взлетали.

Уже много лет мы указываем, что средняя зарплата в сельском хозяйстве - на уровне 50 - 60% от средней по экономике (в пищевой промышленности чуть выше, на уровне 70 - 80%). Есть регионы, например на Северном Кавказе, где средняя зарплата на селе ниже, чем МРОТ. С 1 мая МРОТ поднимается, и как там будут людям платить? Видимо, переведут на треть или половину ставки…

В Государственной программе развития сельского хозяйства, на основании которой происходит регулирование в АПК, целевой индикатор по зарплате до последнего времени составлял 55% от уровня средней по стране. Наверное, некогда это считалось прогрессивным. Но такой уровень закрывает дверь в отрасль перед молодежью. Когда выпускники аграрных вузов открывают госпрограмму и видят в качестве целевого показателя половину от зарплаты в экономике, они понимают, что в АПК идти не надо. Мы направляли письма в правительство, в ФНПР, в Думу, в Минсельхоз, указывая, что недопустимо низкий показатель надо увеличить. Но все это привело к тому, что показатель зарплаты из госпрограммы просто убрали.

В отраслевом соглашении раньше был показатель 80%, сейчас - 90%, а по факту в сельском хозяйстве зарплата ниже 60% от средней по экономике. Необходимо дальше сообща пробивать эту проблему. Но как?

Мы говорили про механизм индексации. По отраслевому соглашению, работодатели индексируют зарплату в соответствии с ростом потребительских цен на товары и услуги. Индексация, таким образом, - это сохранение покупательной способности работника. Но чтобы повышать реальное содержание зарплаты, надо действовать по схеме “инфляция плюс еще что-то”. Чего в ст. 134 ТК РФ нет. Причем локальным нормативным актом в организации может быть прописан любой коэффициент. А таким путем радикально повысить зарплату вряд ли возможно…

КОЛДОГОВОР ИЛИ ОТРАСЛЕВОЕ СОГЛАШЕНИЕ?

Раньше часто приходилось слышать, будто отраслевое соглашение - это что-то далекое. Мол, “в Москве подписали, мы не знаем, что в нем вообще есть, к нам это отношения не имеет, у нас есть коллективный договор”. Упование на колдоговор в какой-то период было важным: это ближе к нам, считали люди, это у нас на предприятии, тут оно и работает. Но дальше мы начали сталкиваться с массовым разрушением первичек. Численность членов профсоюза стала резко падать, и уже не всегда в организации или на предприятии АПК (особенно там, где нет профсоюза) стало возможно заключить колдоговор.

Появилась необходимость прописать стандарты для организаций, где есть члены профсоюза, но по каким-то причинам нет колдоговора. Договорившись с соцпартнерами, мы внесли в отраслевое соглашение пункт, по которому оно имеет характер прямого действия для организаций и предприятий, где нет колдоговоров. Федеральное отраслевое соглашение включает нормы, обычно использующиеся в колдоговорах; они улучшают или конкретизируют действующее законодательство.

ОТКАЗЫ РАБОТОДАТЕЛЕЙ ОТ СОГЛАШЕНИЯ

Переговоры по новому отраслевому соглашению шли долго и непросто. Надо сказать, что, по мере того как Росагропромсоюз встает на ноги, договариваться с ним все сложнее. Пока мы каждый раз вынуждены что-то уступать и еще не нащупали дно, от которого можем оттолкнуться и двинуться вверх. До недавних пор соглашения были в основном “декларациями о намерениях”, и даже представители объединения работодателей, наверное, не вчитывалось в их текст. И со временем стали появляться отказники.

Впервые мы столкнулись с понятием “отказник” после подписания Отраслевого соглашения по АПК РФ на 2008 - 2011 годы, когда некоторые компании воспользовались процедурой и отказались присоединиться. Таких было всего пять, и среди них была только одна транснациональная компания (ТНК), “Карлсберг-Балтика”. А после подписания следующего соглашения отказников стало уже 55, и больше половины - ТНК, причем многие протоколы отказов были написаны как под копирку.

По ст. 48 ТК РФ, работодатели, не заключавшие соглашение, могут или присоединиться к нему, или направить в Роструд мотивированный отказ. В 2014 году эту статью изменили: если работодатель не может целиком выполнить соглашение по причинам “экономического, технологического, организационного характера”, он вправе отказаться от отдельных положений. Но я не знаю ни одного примера, когда бы работодатель отказался лишь от одного или двух пунктов - не только нашего соглашения, но и вообще. Обычно отказываются сразу от всего документа. Эта норма ТК не заработала.

Мы стали смотреть, откуда пошла тенденция. Оказалось, что за отраслевыми соглашениями следят консалтинговые фирмы, юридические конторы, консультирующие бизнес. В первую очередь это ТНК Hay Group, McKinsey и т.п. Они дают указания: “Не пропустите! Есть такое отраслевое соглашение, не забудьте отказаться”. И в Отраслевом соглашении по АПК РФ на 2015 - 2017 годы отказниками выступили уже 160 организаций - практически все ТНК, за исключением, пожалуй, Danone. Эти организации входят в 30 крупных отечественных холдингов и ТНК. Если начертить график, то кривая идет резко по возрастающей. Что позволяет сделать определенные выводы и задуматься о переговорной стратегии в дальнейшем.

В настоящее время все компании “приняли стойку” - ждут, когда объявят начало процедуры отказов. Об этом мы судим по звонкам, которые раздаются у нас в ЦК почти каждый день. Звонят “зерновики”, звонят из JTI, из других компаний - спрашивают: “Когда?” Живо интересуется тот же Danone. На самом деле информация у всех есть. По названию нашего соглашения в интернете появляются ссылки на изрядное число сайтов. Общий смысл и заголовков, и сообщений - вполне пристойный, мол, подписано Отраслевое соглашение по АПК. Но посыл за этим такой: есть право отказаться, не пропустите срок.

Мы проанализировали протоколы отказов по прошлым и позапрошлым соглашениям, изучили указанные причины. В подавляющем большинстве случаев причины, скажем так, не содержательны. И вновь отмечу: тексты протоколов от разных компаний, из разных частей России, а написаны как под копирку. Самая распространенная мотивировка отказа: “Компания выполняет перед работниками обязательства в повышенном объеме по сравнению с отраслевым соглашением”, поэтому присоединяться не будем.

Вот парадокс! Закон говорит, что данные соглашения - зонтичного типа, то есть чем выше уровень, тем более общий характер гарантий. При этом соглашения более низкого уровня не должны ухудшать положение работников, они могут только улучшать его. И если работодатель считает, что колдоговор у него даже лучше, чем отраслевое соглашение, то на каких основаниях он отказывается от соглашения?

У некоторых работодателей другая логика. Конечно, они могут не рассуждать на тему структуры и уровней соглашений, не думать, зачем это все надо. Им сказали “не забудьте отказаться” - они и отказались. Наберется всего с десяток протоколов, где работодатель с экономическими выкладками пишет, что не может выполнить конкретные пункты отраслевого соглашения, поскольку у него на это просто не хватит денег. Однако компании, где ситуация действительно сложная, почему-то от отраслевого соглашения не отказываются. А отказываются такие, как табачная JTI, хотя в нашем соглашении нет ни одного пункта, который они не смогли бы выполнить по экономическим причинам.

Если социально ответственный работодатель может выполнять соглашение, то почему этого не могут делать другие компании - в первую очередь ТНК, - играя на рынке по таким же правилам? Мы видим, что ТНК постоянно выжимают и трясут работников, и все время считают норму прибыли. И вопрос не в том (мы это много раз обсуждали), прибыльная ли компания, а в том, достигает ли она по норме прибыли планки, которую ей поставили акционеры.

ПРАВИТЕЛЬСТВО И СОЦИАЛЬНО ОТВЕТСТВЕННЫЕ РАБОТОДАТЕЛИ

Тенденция отказов заразна. И мы видим, что отказников в новый период будет еще больше. Ведь если работодатель не присоединяется к соглашению, это не ведет к негативным последствиям для его бизнеса. Он может рассчитывать и на льготный кредит от государства, поскольку условия кредитования не содержат такого целевого показателя, как социальная ответственность. Работодатель даже может получить награду как “социально ответственная компания” - построив, скажем, пяток песочниц и покрасив забор. С нашей точки зрения, эти работодатели принципиально не хотят принимать на себя обязательств. Ни выполнимых, ни невыполнимых - никаких. И здесь нужно думать, что делать дальше.

Конечно, есть примеры ответственного, социального подхода работодателя. Например, ТНК дают работникам хороший социальный пакет - раньше это было особенно заметно на фоне отечественных компаний. Добровольное медицинское страхование до сих пор существует в основном в ТНК, и это большая проблема, поскольку медуслуги все больше переходят в платный сектор. В то же время количество работников с хорошими соцпакетами все время сокращается - за счет аутсорсинга, аутстаффинга, реструктуризации, оптимизации и других схем.

В ряде российских компаний мы видим примеры финансирования детских садов, спортивных секций, соблюдения гарантий и льгот - например, для работающих женщин в сельской местности (так, для всех женщин, работающих на селе, предусмотрена сокращенная рабочая неделя независимо от предприятия и отрасли, - но и на эту норму идут посягательства). Такие компании выполняют свои обязательства по ряду пунктов соглашения. Это значительный объем трат, и социально ответственных работодателей следует поощрять. Потому что, хотя и существует стандарт “ГОСТ Р ИСО 26000-2012. Руководство по социальной ответственности”, он не работает. Очевидно, что развитие по важным для профсоюзов направлениям сдерживается.

Мы много раз пытались донести свое видение на площадке РТК. Многие социально ответственные работодатели с нами согласны: они участвуют в соглашениях и берут на себя обязательства, поэтому им тоже невыгоден социальный демпинг. Но варианты поощрения социально ответственного бизнеса (преференции в виде освобождения от части налогов, доступа к льготным кредитам и т.п.) до сих пор не работают. А блокирует это Минфин. Его представители в РТК нам говорят: если вы хотите, чтобы работодатель получал преференции, пусть регистрируется как саморегулируемая организация, а мы посмотрим. В общем, создаются барьеры для того, чтобы в этом отношении ничего сделать было нельзя.

Наверное, многие помнят следующий пример (я часто его привожу). В 80-е годы в Финляндии компания McDonald’s захотела стать игроком на национальном рынке общепита, но отказывалась вступать в объединение работодателей. Так вот, государство ей не давало лицензию, пока она не вступила в объединение и не взяла на себя такие же обязательства, как и другие компании. Государство выполнило свою регулирующую функцию. Но когда мы говорили Роструду, что следует ввести именно такие правила игры, а государство должно быть заинтересовано в развитии настоящего соцпартнерства, мы получили ответ: “Переговоры - дело добровольное, Роструд не вмешивается”. Пока у чиновников, призванных заниматься развитием соцпартнерства, будет сохраняться такой подход к делу, больших подвижек не будет.

Попытки призвать отказников к порядку были. Их приглашали в Роструд, приглашали нас. Но там фактически учили работодателей, как правильно отказываться! После пары заседаний профсоюз такую практику был вынужден прекратить. Мы хотели содержательно обсудить то, что работодатель, может быть, не понял, объяснить ему, для чего все это надо, найти для него возможность примкнуть к соглашению. К сожалению, такого не происходило.

Я считаю, что по окончании процедуры отказов Рос-труд должен публиковать официальную информацию: какие протоколы ведомство рассмотрело, право каких компаний на отказ признало, а какие - нарушили сроки, не представили мотивированный отказ или представили отписку, из-за чего отраслевое соглашение на эти компании распространяется. До сих пор я не видела такого документа от Роструда.

КАК ПЕРЕЛОМИТЬ ДИНАМИКУ ОТКАЗОВ?

В прошлом декабре на заседании ЦК профсоюза некоторые председатели территориальных организаций критиковали нас за то, что мы согласились убрать часть гарантий из отраслевого соглашения. А мы убрали те гарантии, которые были нежизнеспособны и невыполнимы. На практике одни пункты никогда не работали, в других отпала необходимость. Если мы посмотрим на соглашения, заключенные нами в предыдущие годы, то увидим, что в них давалась расшифровка того, что следует считать агропромышленным комплексом. Раньше отдельные компании, например “Кока-кола”, пытались оспорить - и даже в суде - свою принадлежность к отрасли АПК. В ответ мы стали прописывать в соглашении коды ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности) - указывать виды экономической деятельности, которые относятся к АПК. Таким образом, через договоренности сторон мы закрепляли отраслевые рамки. Сейчас в нормативном плане на уровне отрасли уже сложилось понимание того, какие ее части относятся к АПК, и поэтому в новом соглашении этой детализации нет.

Почему я об этом говорю? Потому что важно понимать, на кого именно должно распространяться отраслевое соглашение. Есть мнение, что нужно так хитро все вписать в него, чтобы к нему можно было и машиностроительный завод при необходимости подключить, и больницу. А как же? Ведь в реестре нашей членской базы есть такие организации! Но предназначение отраслевого соглашения другое: оно устанавливает именно базовые стандарты, по которым работают профсоюзные организации, работодатели и регулирующие органы в АПК.

Важно учитывать и то, что работодателю ничто не мешает отказаться от соглашения. Как бы мы ни настаивали на сохранении важных для нас, базовых гарантий (включая пункты, которые мы могли бы продавить и сохранить), на следующий день после подписания мы получим еще больше отказов от этого соглашения. И отказникам за это ничего не будет, они ничего не потеряют.

Мы поставили задачу переломить эту негативную динамику. Конечно, число отказников будет расти, но надеемся, что не такими темпами. Мы должны понимать это и обсуждать с работодателями выполнимые вещи. То, что они, подписываясь, будут потом реализовывать. Если объединение работодателей поставило свою подпись под соглашением, то все организации, которые в него входят, должны ответственно относиться к обязательствам, которые они на себя берут. Когда объединение работодателей станет мощным и авторитетным, когда в нем будет выгодно и престижно состоять, оно само не допустит, чтобы кто-то мог демпинговать, нарушать заключенное соглашение, играть по своим правилам.

Стандарты, прописанные в отраслевом соглашении, еще очень низкие. Но это основа, которая позволит улучшать территориальные отраслевые соглашения и колдоговоры, двигаться вперед. В федеральном соглашении есть конкретные вещи, которые улучшают ситуацию по сравнению с заложенным в законодательстве либо вовсе не предусмотренным в нем. Например, в этот раз мы впервые ввели норму об оплате по среднему заработку одного дня в месяц для неосвобожденных председателей профкомов (а таких у нас подавляющее большинство). Такая норма раньше предусматривалась исключительно колдоговорами. Работодатели с нами согласились: у профкома очень большой объем работы - и согласование локальных нормативных документов, и спецоценка условий труда, которая требует присутствия профсоюзных представителей в комиссиях, и многое другое.

Раньше на заседаниях координационных советов первичек отдельных ТНК мы говорили, что закон - это хорошо, но нужно развивать переговорные практики, развивать коллективную силу. Сегодня вновь необходимо добиваться изменения законодательства в пользу работника, поскольку рынок труда не играет ему на руку. Да, есть дефицит рабочих кадров, но лишь тех, кто имеет определенные компетенции и квалификации, “штучных” специалистов. Массовый же сегмент рабочей силы не столь востребован, и работодатель использует это, выжимая из людей максимум. Законодательство здесь “провисает”. В том числе из-за того, что российская судебная система, в общем-то, несвободна. Есть явные противоречия в решениях Верховного и Конституционного судов по одним и тем же вопросам. Люди не чувствуют себя уверенно, обращаясь в суд: даже если право на их стороне, суд часто выносит решения не в их пользу. Как следствие, возникает негативное отношение к власти и недоверие к профсоюзам.

Что делать? Конечно, нужно наращивать коллективную силу. Это не значит, что каждый день следует прибегать к забастовкам или ходить с транспарантами, но мы должны уметь пользоваться инструментарием, который нам предоставляет закон. Работодатели, например, уже научились пользоваться законодательными пробелами. Мы видим, как они лавировали в ситуации с заемным трудом и продолжают делать это до сих пор.

ОТРАСЛЕВАЯ КОМИССИЯ СОЦПАРТНЕРОВ

Выполнение отраслевого соглашения ежегодно рассматривается на заседании президиума или ЦК профсоюза. Отслеживаются вопросы развития отдельных разделов соглашения, например охраны труда, оплаты и нормирования труда, общей ситуации в АПК и т.д.

В этот раз профсоюз впервые договорился с социальными партнерами (в первую очередь с работодателями) о том, что после подписания соглашения работа по его выполнению продолжится в рамках отраслевой комиссии на основании утвержденного плана. По аналогии с Российской трехсторонней комиссией по регулированию социально-трудовых отношений.

Да, нет гарантии, что план будет выполнен, - некоторые вопросы из года в год игнорируются и на заседаниях РТК. В их числе вопрос о том, что считать мотивированным отказом от отраслевого соглашения. Мы уже второй период подряд вносим в план эту тему, но она до сих пор не рассмотрена. Если компания уверяет, что “у нее колдоговор лучше”, стоит ли считать это мотивированным отказом? Или просто удобной лазейкой, чтобы избежать обязательств? Может, профсоюз недостаточно настойчив и надо продвигать вопрос об отказах более содержательно?

Мы надеемся, что в рамках отраслевой комиссии сможем обсуждать сложные проблемы и находить их решение. Эта комиссия может позволить вести реальный диалог, искать сближение позиций. Проблемы, которые не решаются на уровне предприятия, нужно выявлять, группировать, систематизировать и выходить с ними на заседания отраслевой комиссии. Выходить не с одной лишь констатацией проблемы, а со своим видением, как ее решать, с указанием, от кого решение зависит.

Возможно, вначале все пойдет со скрипом, не так, как мы это видим сейчас. По многим позициям у сторон разное видение, а целенаправленных дискуссий до сих пор не велось. Но других площадок в нашей отрасли для обсуждения социально-экономических и трудовых проблем сегодня нет. Профсоюз должен использовать эту - и сообща, вместе с социальными партнерами, повышать ее эффективность и престиж.

Все по теме: Профсоюзы

Галина Юрова
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться
Подпишитесь на
наш канал в Яндекс.Дзен
Подписаться
Добавьте нас в
Яндекс Новостях
Добавить

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте
Виталий1 |
Статья указывает на одну из главных слабостей отечественной практики социального партнерства, подробно анализируя ее в части эффективности "зонтичного" отраслевого соглашения. Действительно, пока у работодателя "есть право отказаться от участия в соглашении... и это не ведет к негативным последствиям для его бизнеса...Пока у чиновников, призванных заниматься развитием соцпартнерства, будет сохраняться такой подход к делу, больших подвижек не будет". Может быть, уже настало время придать этой проблеме большее внимание ФНПР и профсоюзных депутатов в продвижении необходимых законодательных инициатив? Работодателям надо "помогать приходить в чувство". Без плетки закона они не освободятся от сегодняшней вольницы безответственности и самодурства.
Евгений Ланбин |
Мысль прослеживается весьма четкая и правильная.
1. Четкое определение круг предприятий входящих в отрасль.
2. Четкое определение предприятий входящих в отраслевое соглашение.
3. Определение проблемы , что статус "Социально ответственного бизнеса" не подкреплен: а) критериями позволяющими называться таковым ( допустим - факт присутствия наличия профсоюза , вхождения в отраслевые соглашения, коллективные договора); б) вытекает из а) - только социальнответственный бизнес имеет право на государственную поддержку и преференции ( на участие в гос. закупках, налоговые каникулы, прямая помощь государства - дотации, субсидии и т.д....)
....уже настало время придать этой проблеме большее внимание ФНПР и профсоюзных депутатов в продвижении необходимых законодательных инициатив?.... Кроме скепсиса решения подобной проблемы не вызывает. Возможно. Подчёркиваю - "Возможно". Через 6 лет , в качестве социальной инициативы, профсоюзы донесут се царю в уши и возможно он их услышит в обмен на поддержку на выборах.
А так. Пока в Гос. Дуре заседает "Единая Россия" , Правительство возглавляет Медведев, а Россией правит Путин подобные инициативы не материализуются в законы.
Как там ?... "Не нужно кошмарить бизнес." Зато бизнес может кошмарить всё и вся.