Статьи

3

Под обломками цехов

Еще один завод в Орске на грани закрытия

В Оренбургской области сложилась тяжелая ситуация. Один за другим закрываются обрабатывающие заводы, регион теряет тысячи рабочих мест. Серьезные проблемы испытывает восток области, в частности город Орск, где четыре промышленных предприятия переживают кризис. Наиболее остро стоит вопрос о дальнейшем функционировании Южно-Уральского машиностроительного завода “ОРМЕТО-ЮУМЗ” - он уже более полугода в простое. Корреспондент “Солидарности” описывает ситуацию с места событий.

28 марта в Оренбурге состоялось заседание Совета Федерации организаций профсоюзов Оренбургской области. Одной из главных тем обсуждения стала судьба машиностроительного завода “ОРМЕТО-ЮУМЗ” в Орске. Данный вопрос прокомментировал временно исполняющий обязанности губернатора области Денис Паслер, оценив состояние на заводе как крайне тяжелое.

Напомним, что на 30 марта был запланирован митинг работников предприятия, которые больше полугода получают лишь малую часть своей зарплаты. На встрече врио губернатора подтвердил перенос заводского митинга на 20 апреля. Паслер отметил, что будущее предприятия ему небезразлично, и он намерен принять меры для исправления ситуации. Он готовит предложения по выводу завода из кризиса, на первую неделю апреля у него уже запланировано несколько встреч по этому вопросу. После серии совещаний в Москве Паслер пообещал встретиться с представителями профсоюзных организаций и самими рабочими. Он считает, что для решения проблем завода необходимо сотрудничество профсоюзов, представителей бизнеса и власти.

“А”-СПРАВКА

Южно-Уральский машиностроительный завод “ОРМЕТО-ЮУМЗ” (до 2000 года - “Южуралмаш”) некогда был крупнейшим предприятием тяжелого машиностроения, лидером в стране по производству перегрузочно-усреднительного оборудования - конвейеров и распределителей. Завод, насчитывавший 3000 работников, занимался производством металлургического, сварочного, механосборочного, инструментального и прокатного оборудования. С ЮУМЗ сотрудничало больше 30 стран Европы, Азии, Африки.

Сегодня положение на заводе крайне тяжелое. С 12 сентября прошлого года на предприятии объявлен простой в связи с крупными задолженностями кредитным организациям и энергетическим компаниям. Сейчас на предприятии работают около 800 человек - “поддерживающий персонал”, бухгалтерия и высший менеджмент. На работу они приходят по необходимости. В помещениях завода ограничена подача газа, электроэнергии и воды.

В связи с временным прекращением работы предприятия компания взяла на себя обязательство выплачивать сотрудникам 2/3 от зарплаты. Сентябрь и октябрь были оплачены вовремя, тогда как зарплату за ноябрь и декабрь люди получили только перед Новым годом. За январь руководство ЮУМЗ заплатило работникам на прошлой неделе. Размер выплат колебался от 2 до 3 тыс. рублей.

- Защита интересов трудящихся была и остается нашей главной и общей задачей. Социальная ситуация требует от нас действий по сохранению рынка труда, повышению доходов работающего населения, правовой и социальной защите отдельных категорий граждан, - сказал Паслер.

Председатель Федерации профсоюзов Оренбуржья Ярослав Чирков сообщил, что предложение перенести митинг внес глава Орска Андрей Одинцов от имени врио губернатора, попросившего паузу в этом вопросе на две-три недели. (Денис Паслер назначен врио губернатора буквально на днях, 21 марта.)

- Несмотря на то, что комитет профсоюза решил отложить митинг, нестабильность внутри трудового коллектива все же присутствует, поскольку в голосовании участвовало лишь ограниченное количество профсоюзного актива. Сейчас комитет отзывает свое предыдущее заявление и делает новую заявку на проведение митинга 20 апреля, - добавил Чирков.

ЮУМЗ УМИРАЕТ

- Зарплата сейчас выдается путем сдачи металлолома, который не будет задействован в производстве при его возобновлении. На эти деньги горожане не могут себе позволить даже товары первой необходимости. Каждый второй в городе имеет кредиты, задолженности по которым уже не раз взыскивали. Ситуация срочно требует вмешательства. Пока мы не видим никаких перспектив, - прокомментировала положение завода председатель первичной профсоюзной организации машиностроительного концерна “ОРМЕТО- ЮУМЗ” Наталья Азмуханова.

Сегодня долг по зарплатам и удержанным профвзносам составляет порядка 75 млн рублей. Профком уже направлял требования работодателю погасить задолженность по зарплатам до 4 апреля, по профвзносам - до 4 марта. А Оренбургский обком Российского профсоюза работников промышленности и заводская первичка в начале марта написали обращение на имя губернатора (сейчас уже бывшего) Юрия Берга с просьбой восстановить работу предприятия и выплатить обещанную зарплату. Их просьба так и не была удовлетворена.

Профсоюзники надеялись, что митинг 30 марта всколыхнет общественность, обратит внимание властей на проблемы не только завода, но и всего города. Закрытие крупных предприятий в Орске, в том числе ЮУМЗа, Орского карьероуправления, завода синтетического спирта, “Орских заводов”, приводит к повышенному оттоку населения из города. По словам Ярослава Чиркова, ежегодно из Орска уезжают от 3% до 8% жителей.

Но покинуть город весьма проблематично. За последний год цены на жилье резко упали: за трехкомнатную квартиру в Орске нельзя купить даже “однушку” в Оренбурге. Более того, орскую недвижимость невозможно продать - отсутствует спрос. Работы для высококвалифицированных специалистов в городе тоже нет. На бирже труда работникам ЮУМЗа предлагают вакансии таксистов, охранников и продавцов, с очень маленькими зарплатами.

- То, что происходит с Орском, вынуждает людей покидать город. Почему мы должны ютиться по чужим углам: жить в общежитии, снимать квартиры, работать где-то за бесценок? Вынужденная миграция - вот что характеризует некогда промышленный город Орск, - рассказывает Ольга, экономист “ОРМЕТО-ЮУМЗ”.

Ольга проработала на заводе в родном городе сорок лет, ее муж - чуть меньше. Сейчас семейная пара живет на пенсию, едва ли превышающую прожиточный минимум, и на сбережения, которые копились годами. Ко всему прочему “заводская чета” оказывает финансовую помощь младшей дочери - она учится в другом городе. На прошлой неделе пара получила зарплату за январь - 2200 на человека…

- Живем мы как типичная “юумзовская семья”: на работу выходим по необходимости, занимаем деньги у знакомых, чтобы продукты купить, бабушки немного помогают. Что делать дальше - не знаем, терпение уже лопается. Думаем о том, куда уехать можно, ищем работу в других городах, но пока безрезультатно.

ОРЕНБУРГСКИЙ КРИЗИС

Ярослав Чирков напомнил, что подобные проблемы есть и в других городах. Оренбургская область находится на первом месте по оттоку населения, особенно из сельской местности. Этот показатель в 2018 году увеличился на 21%. В целом в регионе отмечается тенденция к росту безработицы: постоянной занятости не имеют порядка 17 тыс. человек. Зафиксирована высокая конкуренция на рынке труда - в среднем два человека на рабочее место. В связи с массовым банкротством промышленных предприятий в области есть многочисленные факты задержек зарплат, на устаревших предприятиях нередки случаи производственного травматизма, в том числе с гибелью людей. В последние годы вырос уровень смертности от общих и профессиональных заболеваний. Особенно проблематичными являются восточные районы области.

- В пике восток области начал уходить в середине прошлого года - предприятия сыпались один за другим. Сегодня помимо ЮУМЗ проблемы имеют Орское карьероуправление, загруженное лишь три дня в неделю, завод по производству технического спирта, который с 1 марта находится в “горячем” простое: конвейеры крутятся, а сырья нет. У всех причина упадка одна - огромный кассовый разрыв, и сократить его с каждым днем становится все труднее, - рассказывает Чирков.

Среди проблемных районов председатель федерации профсоюзов отдельно выделил Светлинский, где 30 апреля будет закрыто единственное градообразующее предприятие - Светлинский ферроникелевый завод. Для моногорода Светлого закрытие предприятия - катастрофа. Все остальное производство самого дальнего района Оренбургской области представлено сельским хозяйством с крайне низкой средней урожайностью. Поблизости работы для металлургов тоже нет. Как и Орск, с закрытием завода умрет и город. Профлидер отметил, что область постепенно теряет свой промышленный потенциал и рабочие места, особенно в малых городах.

Комментарий

Андрей Чекменев, председатель Российского профсоюза работников промышленности (Роспрофпром):

- Мне сложно говорить о перспективах завода. Знаю, что у людей, которые там работают, имеются серьезные проблемы - трудовой коллектив на грани выхода на улицу. Их постоянно уговаривают, просят подождать, но терпение не бесконечное.

Автор материала:
Полина Волохова - Под обломками цехов
Полина Волохова
E-mail: volokhova@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Александр.
21:10 от 06.04.2019
Почему импортное покупают - купите нашу и импортную стиральные машинки, и сравните. Или фольксваген и жигули.

Все десятилетия после индустриализации рабоче-крестьянская власть думала об одном - как установить социализм по всей планете военным путём. И экономика СССР была придатком ВПК. В начале 90-х, как писал журнал стандарты и качество (т.е. после горбачёвских конверсий), половина машиностроения была всё ещё военной. Лучшие умы, самые ответственные рабочие - всё (путём материального стимулирования) затягивали на заводы ВПК, у которых не было нормальной конкуренции. Они разучились и не научились работать при наличии конкуренции, и не умели делать не-военную продукцию.

А т.н. реформы (грабёж) 90-х не дал им приспособиться к новым условиям, значительная часть заводов сдохла. Впрочем, туда же попала значительная часть потребителей (например колхозы - кто покупает комбайны)?

Откуда берётся качественное производство? На научной основе. А наука была (Капица тактично признал) в значительной степени военно-ориентированной. Да вспомните, какими известными (советскими) учёными мы гордимся. Курчатов, Королёв, Туполев (ядерный боеприпас + средства доставки)... А и науку гробили, и продолжают гробить (пример, идеологию автора НЕ РАЗДЕЛЯЮ, но факты - фактами: http://dzarasov.ru/26-razvitie-v-sovremennom-mire-nasazhdenie-otstalosti )

Михаил пишет - манагеры виноваты. А кто им не мешает?!! Кто обеспечивает пассивность пока ещё многочисленного рабочего класса, какие интегрированные в (олигархическую) вертикаль власти структуры? И кто упорно закрывает глаза на реальность? Да, пока завод работает, пока колдоговор+ обеспечивает приличную з/п - мне хорошо. А потом, так же как и ты сейчас, будут вести себя другие - когда уже твой, незаменимый, завод сдохнет, и ты попробуешь что-то сделать.

На социальном марше выступал представитель одного ликвидируемого путём слияния медучреждения - замеательные слова говорил, просто прекрасные. Потом в конце добавил фразу, после которой (я ему сочувствовал - до неё) захотелось залезть на трибуну отобрать микрофон и...
Знаете, чё он сказал? Дословно: "Нам не хватает поддержки" Ты, зараза, трудился в Москве, получал надбавки от Лужкова (только за то, что в москве работаешь), и тебе было пофиг, что рабочие места ТВОИХ (не моих) коллег ликвидируются вместе с населёнными пунктами (села). И на тебе - проснулся. Какой молодец!

Кстати (взгляд извне), когда Вострецов стал по поводу пенсионного возраста поливать навозом Кравченко - хто-то из самого многочисленного и могучего профобъединения не дал оценку высказываниям Вострецова, не одёрнул зарвавшегося (...)? Правильно. Не, мы вовсе не пассивные, мы - политкорректные!
Махнев Михаил
05:09 от 05.04.2019
В своё время в Кемеровской области удалось сохранить Юрмаш. Но региональная власть всерьёз занялась проблемами завода только после того, как работники перекрыли Трансиб. Это было в конце 90-х-начале нулевых.
Увы, сейчас на Юрмаше тоже совсем не просто. Угольные компании в большинстве своём предпочитают закупать оборудование за рубежом, а не заказывать у себя в регионе. Почему? Может быть, такие закупки выгодны отдельным менеджерам (откаты-с). А, может быть, всё же качество зарубежное выше. Сложно сказать.
Проблемы российского машиностроения, на мой взгляд, связаны с тем, что вся страна идёт неверной дорогой. Вместо того, чтобы строить экономику высокопроизводительную и современную, вся модель колониальная, заточена под экспорт природных ресурсов (нефти и газа, угля) или сырья для производства (леса, металла). Разумеется, сырьё дешевле продукта. Но российский бизнес настроен на быструю прибыль: урвать и исчезнуть - это в подкорке сидит, потому что, увы, в светлое будущее России они не верят. А почему? Потому что большинство из них получили западное образование(=отношение в России) и, конечно, наше настоящее влияет на прогноз. А настоящее в чём? Отрицательная демография, жуткое расслоение социума, ухудшение экологии, деградация экономики, полицейское государство, высокий уровень коррупции, западные санкции, вероятность военного противостояния с НАТО....
Кто в здравом уме хочет, чтобы его дети и внуки жили в этом государстве? Это у нас выбора нет. А у них есть: заработали и уехали.
Александр.
19:35 от 03.04.2019
А в чём причина поддержки нынешней власти, откармливающей абрамовичей, дерипасок и других умных дяденек, работающих насосами (качают за бугор не возобновляемые природные богатства, а потом качающие в офшоры деньги от их продажи)?

Чай в МО, МВД, ФСБ - не марсиане работают? Или мутанты? Они не видят, что десятки тысяч заводов и сёл умерли - или думают, что их это не коснётся?

А кто силовиков поздравлял 23-го? Не мы ли? И кого поздравили - контуженого в афгане, очень пожилого пенсионера - или молодых, сытых и мордастых, откормленных погононосцев, которым завтра прикажут - они же из нас фарш делать будут?

Индия освободилась от иностранных пиявок, когда у её силовиков выросло (под воздействием населения и др. условий) осознание того, что они служат, фактически, оккупантам. Англичане охраняли страну силами, преимущественно, местных силовиков (как и РФ сейчас) - с той разницей, что среди нашей оппозиции таких, как Ганди - близко нет.