12+
Наши каналы в соцсетях:
Вы также можете войти через
Ольга СоловьеваО результатах одной проверки1
В начале августа вместе с заведующим отделом правовой защиты и охраны труда нашего профсоюза проверили соблюдение требований трудового законодательства на проблемном предприятии, где продолжается давление на первичку. Отдельное спасибо ЦК профсоюза - откликнулись на нашу просьбу и приехали на помощь (когда работодатели ...
Ольга Соловьева
Генри ПушельСлужить и запрещать0
БАКСЫ НА ПЕСКЕ Сегодня новостью может стать решительно все. Даже если болонка, простите, нагадила на тротуар, новостью это станет не по ценности информации, но по самому факту опубликования. Это так, да. Но даже за такой новостью могут скрываться любопытные факты, которые порой могут потянуть даже на сенсацию или хотя бы ...
Генри Пушель
Светлана ПрокудинаЛотерея приятнее борьбы0
О фильме “Жерминаль” режиссера Клода Берри
Светлана Прокудина
Александр ШершуковПрофсоюзный подход: про наезды3
"Во всем виноваты слабые профсоюзы!" - такое мнение можно услышать из СМИ, когда речь идет о невыплате зарплаты и других проблемах рабочих. На этот раз отличился АиФ, опубликовавший материал, где с одной стороны приводятся примеры победных для профсоюзных организаций трудовых конфликтов, а с другой (устами ...
Александр Шершуков
Боданин АлександрКоллективный информационный удар7
На Урале не стихает конфронтация между транснациональной компанией ЕВРАЗ и профсоюзом «Качканар-Ванадий», представляющем интересы работников Качканарского ГОКа. Очень ярким примером противостояния стал митинг, организованный профсоюзом против сокращения численности работников Качканарского ГОКа, прошедший 27 июня ...
Боданин Александр
Юлия Рыженкова10 ужасающих истин об индустрии одежды5
Текст найден на сайте infoniac.ru, является переводом подборки с сайта listverse.com. Мне показалось это интересным, поэтому публикую тут. Если знаете еще какие-то ужасы про индустрию одежды – добавляйте.  Но вообще, после всего этого уже не хочется ничего ни у кого покупать…
Юлия Рыженкова
Анна Дурынина-РомановаРаз был и хватит!4
Это будет пост о смелости. Смелости слова, готовности к ответственности за написанное и сказанное.
Анна Дурынина-Романова
Александр КляшторинШантажируя льготами0
Лишить положенных льгот и компенсаций тысячи многодетных семей и ветеранов труда живущих в Забайкалье  пытается руководитель региона Наталья Жданова. Соответствующий законопроект губернатор подала в местное законодательное собрание. Пока, благодаря активным действиям местных профсоюзов, протаскивание документа ...
Александр Кляшторин
Павел ОсиповГордость и предубеждение6
Тут не так давно телеведущий Владимир Соловьев гордо сказал, что он де "зарабатывает, а не получает". Про его выступление сказано много, оно было посвящено совершенно другим, куда больше важным (для него, возможно) вещам - глумлению над учителями, например. Речь сейчас именно об этой фразе: "Я - зарабатываю, а не ...
Павел Осипов
Чуйков Дмитрий«Не могу больше терпеть это унижение!»0
Реальные истории о работниках бюджетной сферы.
Чуйков Дмитрий

Статьи

комментариев 10

Поддержать тех, кто нас держит

Поддержать тех, кто нас держит

Кто руководит российскими профсоюзами? Вопрос вроде бы носит формальный характер. Руководят - руководители. Люди, которых на разных уровнях профсоюзной вертикали избрали на посты председателей. Соответственно, продолжая этот формальный ответ, в ФНПР руководителем является председатель ФНПР, в отраслевых профсоюзах - отраслевые лидеры, на региональном уровне - региональные. И так далее до профкома и профгруппы.

Традиционно всех этих руководителей рассматривают как некоторую единую группу, пусть и со своей спецификой. Скажем, считается, что чем выше руководитель, тем у него шире кругозор, взгляд на проблемы. А чем ближе он к первичке - тем больше общается с рядовыми членами профсоюза. И при рассмотрении профсоюзных проблем также считается, что самые высокие руководители решают более глобальные проблемы, а, например, профгрупорги заняты совсем уж приземленными вещами.

С другой стороны, когда некая проблема встает во весь рост на профсоюзном съезде, то предполагается, что эти разные профсоюзные руководители и оценивают ее с разных сторон. Например, когда на недавнем съезде одного отраслевого профсоюза встал вопрос об увеличении финансовых отчислений в центральный орган, основная "рубка" происходила между руководством профсоюза и представителями крупных профорганизаций. Смысл был совершенно ясен: одни выступали за создание централизованных фондов на уровне профсоюза в целом, другие не хотели отдавать часть "своего" профсоюзного бюджета.

А теперь скажу интересную вещь. В рамках примера с отраслевым проф- союзом и те, и другие - и руководство профсоюза, и лидеры первичек - выступали в определенном смысле по одну сторону баррикад. Что я имею в виду?

ПОДСЧИТАЕМ

 Для начала несколько цифр. По последним данным, в ФНПР через систему отраслевых профсоюзов входит 157 940 первичных организаций. Каждая - с председателем, а некоторые еще и с предцехкомами и профгрупоргами. Кроме этого есть еще 7373 городских и районных комитета профсоюзов - тоже прибавка к числу руководителей. Плюс к тому 1354 республиканских, краевых и областных комитетов. И только после этого идут руководители отраслевых профсоюзов, профобъединений, руководство ФНПР. Но если мы посмотрим и посчитаем всю численность выборного профактива в стране, то внезапно выяснится, что совокупно речь идет о - без малого - двух с половиной миллионах человек.

А что внутри этих "без малого"? И вот здесь самая интересная цифра: из этого общего числа количество тех, кто работает в профсоюзах на выборной должности с оплатой за счет профбюджета, то есть на освобожденной от основной работе должности, составляет 0,58%.

В абсолютных числах это означает, что совмещают с профсоюзной деятельностью свою основную работу примерно 2,351 млн человек, включая состав всех профсоюзных выборных органов.  А пашут исключительно на профсоюзной ниве во всей стране - всего 13,7 тысяч профсоюзных выборных лидеров.

В эти цифры нужно хорошо вдуматься и рассмотреть их со всех сторон.

Для начала сравним полученные цифры с количеством профорганизаций. Если механически разделить общую численность членов профсоюзов, входящих в ФНПР, на число профорганизаций, то получится, что в каждой состоит в среднем 127 человек. Как мы понимаем, это не так: есть организации из нескольких десятков тысяч человек, а есть - из нескольких десятков. Думаю, не ошибусь, предположив, что как минимум более половины профорганизаций объединяют менее ста членов профсоюзов. Косвенно этот вывод подтверждается колоссальным перевесом численности неосвобожденных профлидеров над освобожденными.

ПРОБЛЕМА С РАЗНЫХ СТОРОН

Нужно ли говорить о том, что, несмотря на все свое "валовое" превосходство, эти небольшие профорганизации обладают качественно меньшим ресурсом, чем крупные? Если мы берем совокупность средств, то они выигрывают по "общему валу" денег, остающемуся у них, но весь этот "вал" оказывается размыт на тысячи структур. Грубо говоря, миллиард разошелся на червонцы, которые применительно к профсоюзной работе на уровне первички только и потратишь, что на матпомощь.

Но это только часть проблемы. Если мы берем вопросы профсоюзной работы, то выясняется, что эти самые "без малого", на которых возлагается, по сути, основной груз профсоюзной работы, качественно меньше защищены от произвола работодателя. Я напомню известное решение Конституционного суда, объявившее избыточными нормы защиты их от увольнения. Последующий закон, отправивший уволенных профактивистов за правдой в трудинспекцию и суд, ситуацию почти не спас: судиться можно при наличии юристов, которых в этих первичках нет. И не факт, что есть в вышестоящей профсоюзной структуре.

Третья часть проблемы. Несмотря на то, что именно эти небольшие по численности первички представляют большую часть членов профсоюзов, именно они на профсоюзных съездах и в выборных органах представлены минимально. Формально - все уставные требования соблюдены, претензий быть не может. А по существу?

Вот и получается, что полемика между руководством профсоюза и крупными первичками - это спор между освобожденными работниками, представляющими обычно меньшинство в профсоюзе (согласен - не во всяком, но в большинстве). Достаточно хорошо защищенными от увольнения и уж точно получающими за профсоюзную работу больший доход, чем неосвобожденные. Упаси господи считать это даже в минимальной степени обвинениями! Да и деньги эти по любым меркам - что бизнеса, что госслужбы - небольшие. Просто подчеркнем и эту разницу.

Четвертая часть проблемы. Дело не только в том, что внутри любого отраслевого профсоюза влияние первичных организаций прямо пропорционально их численности. Так же строится и распределение централизованной поддержки сверху вниз. То есть реакция из центра на проблемы крупной первички будет быстрее и эффективнее, нежели "невидимые миру слезы" профкома предприятия, где всего двадцать работающих. Однако именно за счет уничтожения этих небольших профорганизаций и происходит падение профсоюзной численности. По итогам года удивляемся: вроде "крупняк" на месте, а членов профсоюза меньше. Эта проблема маскируется за счет того, что никто из профсоюзного центра не поедет пересчитывать членов профсоюзов в небольшую организацию "по головам". А значит - это почва для приписок и манипуляций численностью средним профсоюзным звеном отраслевых профсоюзов, которое слабо контролируется сверху. Извините за прямоту.

Пятая часть проблемы - перспективы. Экономические тенденции однозначны: дробление крупных предприятий на средние и мелкие. А значит, профсоюзы стоят перед ситуацией, когда на смену крупным предприятиям идут небольшие. Соответственно, с небольшими по численности профсоюзными организациями. Как раз теми, чьи лидеры обладают крайне небольшим финансовым и организационным ресурсом, слабо защищены от увольнений и чья позиция слабо представлена в профсоюзных органах. Отвечая по существу на заданный в начале вопрос - эти лидеры и являются сегодня теми людьми, которые в масштабах России по факту руководят профсоюзами.

Уровень проблемы понятен. А примерные шаги, которыми эти проблемы должны быть преодолены, читаются из формулировок самих проблем.

ЧТО ДЕЛАТЬ

Совершенно адекватные действия отраслевых профсоюзов по созданию централизованных фондов сегодня наталкиваются на следующую коллизию. Централизация финансов гипотетически должна увеличить общепрофсоюзный ресурс, за счет которого должен вырасти уровень технической поддержки первичных профорганизаций и региональных комитетов. Но на первом этапе все эти шаги выглядят так: мы заберем у вас деньги, а потом начнем помогать. Точно по формуле монтера Мечникова: "Утром деньги, вечером - стулья". Такая формула - при отсутствии какой-либо уже работающей тестовой модели помощи первичкам - выглядит как банальное изъятие имеющегося, пусть и скудного, ресурса без гарантии немедленной его компенсации ростом централизованной поддержки. Это означает, что вначале нужно внедрить и популяризировать опыт такой поддержки на уровне одного региона или группы предприятий и только потом замахиваться на общепрофсоюзную централизацию. В качестве примера можно сослаться на успешный опыт централизации, осуществленный Роспрофжелом.

Проблема защиты профлидеров небольших предприятий решается, в том числе, через переход на систему профсоюзных представителей, курирующих несколько профорганизаций и выведенных из штата этих предприятий. Фактически это перевод части неосвобожденных профактивистов в число штатных, получающих зарплату из профсоюзного бюджета, и за счет этого защищенных от работодателя. Разговор о том идет давно. Число представителей пока крайне невелико еще и потому, что, на мой взгляд, это направление воспринимается в профсоюзах как "поддерживающее", второстепенное. Однако такой подход нужно менять, оценивая внедрение представителей как профильное направление. Точнее - одно из основных, позволяющих выжить профсоюзной структуре в принципе.

Считаю, что должно быть существенно увеличено количество неосвобожденных представителей профорганизаций в коллегиальных органах профсоюзов и в числе делегатов профсоюзных съездов. Несмотря на все пороки системы "квот", к сожалению, другого пути для увеличения их количества в настоящее время я не вижу. Есть квоты для молодежи. Есть квоты для женщин. Практика показывает, что введение этих квот не влияет на качество и суть принимаемых решений и в основном носит политкорректный характер, демонстрирует благожелательное отношение организации к данным категориям. Поэтому вполне логично ввести квоту для неосвобожденных представителей профорганизаций. И определить ее если уж не на уровне их реального представительства в профсоюзной системе, то не менее чем на 30 - 40% от общего числа делегатов или членов выборных органов.

В середине 1980-х годов попытка реформы ВЦСПС носила противоречивый характер. С одной стороны, решением, что большая часть взносов должна оставаться в первичках, были разрушены централизованные общепрофсоюзные фонды. С другой - именно тогда в состав выборных профорганов попытались на основе квот продвинуть представителей первичек. Впрочем, чего стоили эти квоты без возможности подкрепить внутрипрофсоюзную демократию финансовым ресурсом?

Сегодня направление изменений должно быть другим. Не просто "централизация ресурсов". А централизация, базирующаяся на расширении прав и гарантий неосвобожденного профактива.

Один французский средневековый философ сказал: "...мы подобны карликам, усевшимся на плечах великанов; мы видим больше и дальше, чем они, не потому, что обладаем лучшим зрением, и не потому, что выше их, но потому, что они нас подняли и увеличили наш рост собственным величием".

Пора поддержать тех, кто нас держит. Иначе упадем.

Все по теме: Монолог

Александр Шершуков
Подпишитесь
на "Главное за неделю"
Подпишитесь на
электронную версию газеты
Подписаться

Александр Жданов |
Есть ещё одна интересная профсоюзная тема с таким же красивым названием и самым главным вопросом "Кто для кого?".
Речь идет о выборных профсоюзных "руководителях". Слово руководители я специально написал в кавычках, так как не совсем согласен с таким определением.
Итак, мы имеем определенную профсоюзную структуру, состоящую из:
- огромного количества членов профсоюза - тот самый великан на плечах которого сидят остальные участники структуры;
- большое количество профгрупп и их "руководителей" профгруппоргов, которых выбрали члены профсоюза для того, чтобы они представляли их интересы в вышестоящем профсоюзном органе;
- определённое количество цеховых комитетов и их "руководителей" предцехкомов, которых выбрали профгруппорги и/или члены профсоюза для представления интересов в вышестоящем профсоюзном органе;
- профком и его руководителя-"руководителя", которого выбирали предцехкомы и/или члены профсоюза для представления их интересов перед работодателем.
При наличии освобожденного председателя профкома такая структура может реально работать. Если председатель неосвобожден, то, как уже сказано выше, он очень зависим от работодателя.
Но, самый главный вопрос, даже я бы сказал вопрос "раздора": кем является выборный профсоюзный босс (всех уровней)? Руководителем или представителем?
Мое мнение:
Если ППО выделена как юрлицо, то тут председатель будет руководителем и работодателем для штата освобожденных работников и, на мой взгляд, должен быть представителем для остальных членов профсоюза.
Предцехком и профгруппорг - это должны быть представители членов профсоюза.
Однако, у нас в организации сторона работодателя культивирует другой подход: профбоссы - это руководители и они должны управлять членами профсоюза также, как руководители организации управляют работниками. Даже некоторые руководители на словах ставят предцехкома на свой уровень - уровень начальника подразделения. Такой подход порой льстит профбоссу и он начинает подерживать такую позицию. Итогом становится подход членов профсоюза: ты руководитель, ты и решай что делать. В конечном итоге происходит отделение рядовых членов профсоюза от "правящей верхушки", уменьшение инициативы снизу. Руководители перестают представлять интересы трудящихся и начинают "играть в управление", что на фоне, например, углубленного социального партнерства дает все основания говорить о слиянии профбоссов с работодателем. И как следствие - изменение подхода к профсоюзу как организации с которой можно получить только материальные блага.
Боданин Александр |
Полностью поддерживаю ваше видение устройства профсоюзной иерархии, а так же согласен с опасениями. Очень многие руководители предприятий намеренно пытаются вбить в голову работяг мысль о том что профсоюз это не более чем юридическая контора, и методы управления ей, ничем не отличаются от коммерческих структур, то-есть имеется директор (в нашем случае председатель профсоюзной организации) и он должен следить и контролировать работу своих подчиненных (в нашем случае профгруппоргов, предцехкомов) в случае необходимости их карать и миловать. Это многими рядовыми членами профсоюза воспринимается на ура, ведь это снимает с них ответственность за бездействие тех людей за которых они проголосовали. А так как на самом деле выборного представителя очень сложно напрячь, эти представители зачастую начинают напоминать депутатов, обещающих золотые горы во время предвыборной компании и напрочь забывающих про свои обещания до следующих выборов. В этом плане необходимо вести как разъясняющую работу среди работяг, так и пересматривать уставы с введением более персонализированной и тайной системы выборов, а так же системы более частой отчетности выборных людей перед коллективами их избравшими.
[QUOTEЕсли ППО выделена как юрлицо, то тут председатель будет руководителем и работодателем для штата освобожденных работников и, на мой взгляд, должен быть представителем для остальных членов профсоюза.][/QUOTE] Тут мне кажется что все таки председатель является работодателем только для определенного круга лиц, непосредственно нанятыми для работы в штате профсоюза: гл. бухгалтер, кассир, замы. Для тех членов профкома кто занимает выборные освобожденные должности, он так же является представителем, а работодатель для них тот коллектив что их на эти должности выдвинул.
Вообще я для себя давно определил цепочку движения профсоюзных проблем по информационной лестнице профсоюза, начиная от простого работяги видящего проблему, но боящегося её озвучить из за своей уязвимости, через профгруппорга, предцехкома, до уровня председателя ППО либо более высокого представителя профсоюзного объединения, человека наделенного серьезными полномочиями и защищенного от воздействия работодателя. Вот только цепочка эта очень часто дает сбои причем на самых разных уровнях и основная проблема которая этому способствует, ущербность нашей выборной системы, которая дает работодателю возможность контролировать кто как проголосует, кто какую должность займет.
Евгений Ланбин |
На мой взгляд, нужно четко понимать что есть две составляющих деятельности . А) это деятельность по представлению интересов рядовых членов профсоюза. Б) это деятельность по управлению собственно самой структурой. Хотим мы этого или нет но по факту оно так получается. Тут главное , что бы Б) не противоречило А) , а позволяло получать максимальный эффект для этого А).
Это как в том анекдоте с профсоюзным юристом.
Приходит рабочий - Помоги, увольняют. - Некогда, готовлю уставные документы , приходи через две недели.
Приходит через две недели - Опять некогда, отчет пишет. Через неделю приходи. - опять некогда - вопрос с налоговой порешать надо - и так два месяца. Через два месяца уволили рабочего. Нет рабочего нет проблемы. Можно дальше отчеты писать и уставы переделывать.
Евгений Ланбин |
круто
Александр Кляшторин |
Для неосвобожденных председателей профкомов можно придумать "Юрьев день". Когда предпрофкома может перейти (и перевести организацию, с решения профкома, конечно) из одного отраслевого профсоюза в другой, более лучший с его точки зрения.
Интересный бы эксперимент получился.
Александр Жданов |
Мое мнение:
Я конечно не знаю всех тонкостей перехода, но в нашей первичке, после объединения трех профсоюзов руководство рассказывало о том, что теперь придется потратить много денег на переименование профсоюза, перерегистрацию в органах юстиции потратить много времени, в течении которого первичка не сможет работать в финансовом плане и пр. сложности перехода.
При этом надо отметить, что у нас большая ППО с определенным штатом освобожденных работников профкома. Если сказанное выше справедливо, то небольшим первичкам просто не хватит денег на переходы по отраслевым профсоюзам улыбка
Да и без этого "Юрьева дня" ничто не мешает первичке уйти в другой профсоюз, разве нет?
Александр Шершуков |
А ваш профсоюз тоже обьединился?
Александр Жданов |
А куда ж ему деться с подводной лодки улыбка) Да, мы входили в структуру Роспрофмаша.
Боданин Александр |
Найти рычаги давления на неосвобожденного активиста профсоюзного движения очень легко. Способов у работодателя великое множество. Лично меня турнули с работы в связи со слабым здоровьем, настолько слабым, что на комбинате не нашлось никакого рабочего места, моему здоровью соответствующего. Сколько бы денег не сдавали крупные первичные организации в централизованные фонды, достигнуть того уровня юридического обеспечения которое имеется у объединений работодателей нам практически не реально. А значит и обеспечить всех активистов своевременной и качественной защитой первоклассных юристов не представляется возможным. Лично я вижу выход из этой ситуации только в укрупнении профсоюзных организаций и выведении лиц, их возглавляющих, из под удара работодателя. Вот только необходимо понимать что укрупнение должно происходить не ради сбора средств какой то строго ограниченной группой лиц, а ради того что бы во главе этого объединения оказался человек способный высказать в глаза работодателю все претензии имеющиеся в коллективе и не боящийся остаться без средств к существованию из за своей ярко выраженной позиции. Пока же мы видим излишне политизированные, и даже местами подобострастные уговаривания работодателя, что бы он не делал работягам слишком больно. Пока эта ситуация не изменится, пока работяги и первички не увидят, что структуры их возглавляющие имеют зубы и способны ставить р....м прислугу работодателей, сидящую в думах всех уровней, до тех пор вопрос о увеличении взносов будет вызывать зубовный скрежет, у тех, у кого эти зубы имеются.
Гущин Игорь |
Как неосвобожденный председатель первички считаю классной данную статью. Главное для нас (не буду говорить за всех) не участие в профсоюзных съездах, а юридическая помощь в защите трудовых прав работников.
войти | Зарегистрироваться