Принятие с изъятием

Три конвенции МОТ рекомендованы к ратификации

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

Члены комитета Госдумы по труду заслушали 11 июля трех заместителей министра труда, каждый из которых представил доклады по конвенции Международной организации труда. В итоге были одобрены документы о безопасности в сфере строительства, о принудительном труде (вернее, полной его отмене) и о минимальном социальном обеспечении. Но если обсуждение первых двух практически не заняло ни времени, ни сил, то третья вызвала оживленную дискуссию. За тем, как Минтруд убеждал депутатов, будто положения в части семейного обеспечения и защиты от безработицы не нужны, наблюдал корреспондент “Солидарности”.

БЕЗ ВОЗРАЖЕНИЙ

Комитет Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов на своем заседании 11 июля рекомендовал ратифицировать две конвенции Международной организации труда и обновленный протокол к третьей. Первый документ касается безопасности и гигиены труда в строительстве (Конвенция № 167). Как рассказал замминистра труда Григорий Лекарев, он был принят МОТ в 1991 году и сейчас ратифицирован 31 страной (это, например, Германия, Италия, Турция, Белоруссия, Казахстан). Конвенция устанавливает минимальные требования в сфере охраны труда и здоровья работников, занятых в строительстве.

- Хочу напомнить, что эта отрасль является одним из самых высоких по смертельному травматизму видов экономической деятельности, - добавил Лекарев. - В 2016 году [на российских стройках] погибло 414 человек, в 2017-м - 413. То есть, снижения практически не происходит.

Первый зампред комитета, профсоюзный депутат Михаил Тарасенко, в свою очередь, отметил, что согласно Конвенции у работника появляются не только права, но и обязанности, связанные с безопасностью труда. То есть повышается уровень его ответственности за собственные здоровье и жизнь.

Особых вопросов у депутатов законопроект не вызвал - только еще один первый зампред комитета Николай Коломейцев заинтересовался им в контексте нелегальной трудовой миграции. Он рассказал о случае, когда к нему обратились родственники погибшего иностранного рабочего, и “даже с прокуратурой” найти его настоящего работодателя оказалось делом не из легких. Григорий Лекарев, признавая наличие проблемы, указал на то, что обсуждаемая Конвенция все-таки не преследует цели борьбы с нелегальной занятостью. В результате она рекомендована к ратификации.

Еще один замминистра труда, Любовь Ельцова, представила на обсуждение протокол к Конвенции относительно принудительного или обязательного труда от 1930 года. За прошедшее с ее принятия время в мире сильно изменилось отношение к принудительному труду и были пересмотрены некоторые связанные с ним понятия. Поэтому в 2014 году был разработан протокол о внесении изменений в изначальный текст.

- Время идет, и то, что считалось приемлемым в 30-м году, неприемлемо в XXI веке, - пояснил Михаил Тарасенко. - Речь, прежде всего, о том, что [раньше] допускалось применение принудительного труда в общественных интересах и в ряде других форм. Современные дополнения в Конвенцию исключают применение принудительного труда, потому что исключения, как правило, становятся [нормой].

Вопрос возник снова только у Николая Коломейцева: его интересовало, запрещает ли теперь Конвенция использовать труд заключенных. (“Будем ли мы их дальше кормить, одевать, лелеять, создавать условия?”) В ответ депутат узнал, что труд заключенных в соответствии с четвертой статьей Трудового кодекса не считается принудительным (довольно неожиданный факт). То есть их Конвенция не касается. И протокол к ней теперь также рекомендован к ратификации.

Но был в тот день в повестке и вопрос, который вызвал куда более бурное обсуждение, - о принятии Конвенции МОТ № 102, в которой речь идет о минимальных нормах соцобеспечения. Правительство внесло соответствующее предложение одновременно с инициативой по повышению пенсионного возраста, что наводит на мысль о “пряничной” роли документа на фоне “кнута” реформы. Но и здесь не обошлось без оговорок: предлагается ратифицировать Конвенцию с изъятиями, хотя профсоюзы и заявляли неоднократно, что нужно - полностью. Изъятые статьи и стали основным предметом дискуссии.

- Конвенция зафиксировала главные принципы организации управления социальным обеспечением в условиях рыночной экономики. Это гарантированность пенсий и пособий, размер выплат, предотвращающий бедность, социальная солидарность и коллективное финансирование, демократическое управление с участием социальных партнеров... - перечислял ее пункты очередной замминистра труда Андрей Пудов.

К минимальным нормам социального обеспечения, гарантируемым Конвенцией, относится и положение об обеспечении пенсии в размере не ниже 40% от утраченного заработка в связи с выходом на заслуженный отдых. (Есть несколько нюансов в расчетах, здесь мы используем упрощенную формулировку.) Напомним, одним из актуальных требований ФНПР (особенно в контексте планов правительства по повышению пенсионного возраста) является именно ратификация 102-й Конвенции МОТ. С важной ремаркой - “без изъятий”.

ИСКЛЮЧЕННЫЕ ПРАВИЛА

Тем не менее представлявший законопроект замминистра труда Андрей Пудов рассказал, что части Конвенции, касающиеся “семейного обеспечения” и страховки от безработицы, предлагается не ратифицировать. Аргументом послужило то, что действующие российские законы и так регламентируют эти сферы в достаточной мере.

- Российская Федерация, к сожалению, одна из стран, где в категорию бедных попадают работающие, - напомнил чиновнику Николай Коломейцев. - Еще более страшно - это то, что семьи с детьми составляют примерно 35% от 20 миллионов бедных. А вы как раз и предлагаете исключить семейное обеспечение, которое предоставляет гарантии для детей тех, кто потерял работу. Вы хотите и там обобрать (повысив пенсионный возраст. - П.О.), и здесь не обеспечить - правильно я понял?

- Абсолютно неправильно, - живо откликнулся Андрей Пудов. - Дело в том, что обеспечение по безработице (по разделам пойдем) - оно у нас гарантировано в рамках обеспечения федеральным бюджетом. У нас есть вполне конкретная норма права, которая предусматривает механизм защиты человека от потери работы.

- Лучше, чем за рубежом! - подхватил член комитета, глава объединения “Соцпроф” Сергей Вострецов.

- Да, лучше, чем за рубежом, - не стал спорить чиновник. - Мы не ратифицировали этот блок Конвенции, потому что он связывает [защиту от безработицы] со страхованием. А у нас это государственное обеспечение (от 850 до 4900 рублей в месяц. - П.О.). Что касается семейного обеспечения, дело в том, что в качестве ключевых позиций [в разделе указано] “предоставление детям пищи, одежды, жилья, условий для отдыха, помощи по дому и другого вида обеспечения”. В Российской Федерации семейное обеспечение реализуется другими формами.

Отметим, что в России действительно предусмотрено несколько видов социальных выплат многим категориям нуждающихся, включая многодетные семьи. Однако и в обсуждаемом разделе конвенции первым из возможных видов помощи названы “периодические выплаты защищенному лицу”. Оказание помощи в натуральной форме названо только во вторую очередь, но именно его замминистра труда почему-то считает “ключевым”.

Возвращаясь к другому разделу, Андрей Пудов отметил, что вернуться к практике страховки от безработицы мешает дилемма о том, кто будет выплачивать взносы. По мнению чиновника, сам работодатель в одиночку их не потянет, поэтому какую-то часть придется отчислять самому работнику. То есть вопрос в том, готов ли этот работник к дополнительным тратам, которые будут браться из его зарплаты. При этом стоит напомнить, что в России до 2001 года страхование от безработицы существовало - в специальный Фонд занятости работодатель мог отчислять 1,5 - 2% от фонда оплаты труда.

- Я десять лет говорю о необходимости восстановления страхования от безработицы. И представители правительства всегда говорят: “Да, мы обязательно рассмотрим”. А теперь, оказывается, вам надо изучать этот вопрос, - откликнулся на выступление Пудова первый зампред комитета Тарасенко. - А проблема, с которой мы столкнемся в самое ближайшее время (в связи с возможным повышением пенсионного возраста. - П.О.), будет одной из самых острых: как молодежь будет попадать на рынок труда и что будет с людьми предпенсионного возраста, лишающимися работы? Если мы говорим о пособии в 900 рублей, то у нас потому и безработица [официальная] низкая: человек понимает, что ему дороже будет ездить регистрироваться на бирже труда. Надо форсировать принятие закона о страховании от безработицы.

Итог голосования можно прокомментировать словами того же Тарасенко: “Поддерживать надо, но иллюзий строить не нужно”.

Автор материала:
Павел Осипов - Принятие с изъятием
Павел Осипов
E-mail: p-osipov@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте