Статьи
1
Распродажа 2.0

Девяностые возвращаются. Госсобственность продают

Распродажа 2.0

Рисунок: Дмитрий Петров / "Солидарность"

На днях правительство рекомендовало Росимуществу ускорить продажу крупных активов государственных компаний. Приватизации подлежат пакеты акций “Роснефти”, “Русгидро”, “Башнефти”, “Совкомфлота”, “Алроса”, “Аэрофлота”, “РЖД” и группы “ВТБ”. Перечисленные компании вполне успешны и доходны. Зачем их продают и как уже продавали “общенародную собственность” в новейшей истории России? А также - кому это может быть выгодно?

Как сообщил Владимир Путин на совещании с чиновниками и главами крупных госкомпаний в Кремле 1 февраля, эта мера необходима для “изменения структуры российской экономики и стимуляции притока частных инвестиций”.

Фактически продавать будут все активы, акции которых котируются на рынке. Причем продавать будут невзирая на то, что ситуация на международных рынках не улучшается, поэтому большого дохода государству эти сделки не принесут.

На совещании, которое состоялось у первого вице-премьера Игоря Шувалова, нам было рекомендовано предусмотреть возможность ускорения продаж крупных активов вне зависимости от того, какие цены будут на международных рынках. Потому что до этого мы все исходили из гипотезы, и президент высказывал позицию, что мы не должны продавать крупные активы по любой цене”, - цитирует Reuters слова главы Росимущества Ольги Дергуновой.

Президент назвал несколько условий приватизации. Во-первых, прозрачность сделок и строгое их соответствие нормам и требованиям закона. Во-вторых, сохранение в руках государства контрольных пакетов акций стратегически важных предприятий.

При этом Путин заявил, что будет проведен отбор покупателей. В частности, они должны иметь стратегию развития компании и не должны для покупки привлекать кредиты из государственных банков:

- Новые владельцы приватизируемых активов должны находиться в российской юрисдикции. Серые схемы, вывод активов в офшоры, сокрытие собственников долей - недопустимы.

По мнению Forbes, это предложение заинтересует сенатора Сулеймана Керимова (основного акционера инвесткомпании “Нафта-Москва”) и главу “Сургутнефтегаза” Владимира Богданова. Издание полагает, что Керимов присматривается к пакетам акций “Алроса”, “Совкомфлота” и “Транснефти”, а Богданова мог бы заинтересовать пакет акций “Роснефти”.

Большинство олигархов, однако, заявили, что не заинтересованы в предлагаемом госимуществе, передает Forbes. Впрочем, официально об отсутствии интереса заявил лишь глава “Интерроса” Владимир Потанин.

Согласно источникам Reuters в правительстве, власти намерены получить от приватизации от 500 млрд до 800 млрд рублей. При этом схема, предлагаемая государством, вызывает у экспертов сомнения. Уже высказывались мнения о том, что время для продажи выбрано неудачно - кризис не заканчивается.

ПРИВАТИЗАЦИЯ 90-Х: ВАУЧЕРНАЯ И ЗАЛОГОВАЯ

Приватизация большинства предприятий в РФ завершилась к 1997 году, сформировав узкую группу крупнейших частных собственников - олигархов. Она прошла в два этапа: 1) “народная”, или массовая (малая и чековая, “ваучерная”) приватизация в 1992 - 1994 годах; 2) приватизация крупных предприятий через залоговые аукционы в 1995 году.

Малая и чековая приватизация (1992 - 1994)

Согласно госпрограмме, обязательной приватизации подлежали предприятия оптовой и розничной торговли, производства и переработки сельхозпродукции, пищевой и легкой промышленности, общепита, строительства. Малые предприятия и большинство средних планировалось распродать на торгах или напрямую продать частным лицам, работающим на этих предприятиях (малая приватизация). Кампания началась с весны 1992 года, а уже к концу 1994 года в РФ было приватизировано две трети таких предприятий.

Крупные предприятия полагалось преобразовать в ОАО, после чего устроить продажу их акций; не менее 29% уставного капитала обязывали продавать через публичные аукционы за приватизационные чеки - “ваучеры”. Право получить один ваучер номиналом 10 тысяч рублей имел каждый гражданин РФ. Руководители государства и министры правительства выступали с обещаниями, что чековая приватизация пройдет честно, под госконтролем, и сформирует в России преобладающий класс собственников - мелких акционеров и рантье.

Кому выгодно?

Ваучеры не были именными, могли свободно продаваться и покупаться, поэтому в 1993 году по всей стране прошла массовая скупка ваучеров у населения за бесценок чековыми инвестиционными фондами и финансовыми пирамидами. В итоге народ в большинстве своем лишился приватизационных чеков. Они постепенно накапливались у крупных игроков, имеющих инсайдерскую информацию. По данным Счетной палаты РФ, в ходе малой приватизации большинство акций у работников просто скупила по дешевке администрация предприятий, которая на деле и приватизировала их.

Залоговые аукционы (1995 год)

По заявлениям руководства страны, залоговые аукционы проводили, дабы пополнить госбюджет за счет поступлений от приватизации. Для этого были выданы кредиты под залог госпакетов акций в ряде крупных компаний (особенно в стратегических и экспортных отраслях - прежде всего нефтяной и в черной и цветной металлургии). Поскольку государство не возвратило кредиты, госпакеты акций перешли в собственность кредиторов, в роли которых выступали крупные предприниматели, обогатившиеся на первом этапе приватизации, а также иностранные “инвесторы” непонятного происхождения. Распродавали госсобственность в ходе залоговых аукционов по крайне низким ценам, а конкурс де-факто превращался в узаконивание предварительного сговора.

Кому выгодно?

Распродажа госсобственности через залоговые аукционы привела к тому, что в стране появилась прослойка мультимиллионеров и миллиардеров, получивших госсобственность почти даром. Часть из них стала и политическими игроками - олигархами. Позже Чубайс в интервью признал, что истинной целью приватизации было не пополнить казну, а избежать поворота вспять. Другими словами: побыстрее распродать госсобственность, не допустить преобладания коллективных и смешанных форм собственности, предотвратить возможность национализации, сформировать слой сверхбогатых игроков, жизненно заинтересованных в сохранении капитализма.

По данным Счетной палаты, государство допустило массу нарушений законодательства - от превышения полномочий и давления в пользу “избранных” до уклонения от обязанностей регулятора и контролера. Например, правительство не контролировало скупку иностранными инвесторами и спекулянтами объектов стратегического значения. Так, в 1999 году “внезапно” обнаружилось, что 34,45% акций компании РАО “ЕЭС России” находилось в собственности иностранных юридических лиц (по закону - не более 25%). Для залоговых аукционов особенно характерны были необоснованное занижение цены, по которой распродавались госпакеты акций, и притворность конкурсов с появлением привилегированных участников, которые и должны были победить.

По итогам “приватизации 90-х” не удалось построить декларируемый рыночный капитализм с сильным государством и массой мелких и средних собственников. Монополию государства сменила олигополия капиталистов: каждую отрасль экономики поделило между собой небольшое число крупных игроков - коммерческих банков и частных финансово-промышленных групп.

ЧТО ПРОДАЛИ?

В ноябре-декабре 1995 года состоялись аукционные торги, на которых были проданы акции крупных госпредприятий. Двенадцать крупнейших сделок:

- 51% акций “Норильского никеля” за 170 млн долл. продали “Онэксимбанку” (группа Владимира Потанина - Михаила Прохорова);

- 25,5% акций “Северо-западного речного пароходства” за 6,05 млн долл. продали банку МФК (консорциум из группы Потанина и “Альфа-групп” Петра Авена и Михаила Фридмана);

- 5% акций крупнейшей нефтяной компании “Лукойл” за 141 млн долл. группе “Лукойл - Империал” (Вагит Алекперов, Владимир Виноградов);

- 51% акций нефтяной корпорации “Сиданко” (ныне “ТНК-BP”) за 130 млн долл. банку МФК;

- 14,87% акций Новолипецкого металлургического комбината за 31 млн долл. банку МФК;

- 23,5% акций Мурманского морского пароходства - за 4,125 млн долл. ЗАО “Стратег” (фактически банку “Менатеп” Михаила Ходорковского);

- 45% акций нефтяной корпорации ЮКОС - за 159 млн долл. АО “Лагуна” (фактически банку “Менатеп”);

- 51% акций “Сибнефти” - за 100,3 млн долл. АО “Нефтяная финансовая компания” (фактически банку СБС Александра Смоленского);

- 40,12% акций “Сургутнефтегаза” - за 88,9 млн долл паевому фонду “Сургутнефтегаз” (гарант - “Онэксимбанк”);

- 15% акций АО “Нафта-Москва” - за 20 млн долл. ЗАО “НафтаФин” (менеджменту Московского НПЗ);

- 20% акций Новороссийского морского пароходства - за 22,65 млн долл. АО “Новошип” (менеджменту предприятия);

- 15% акций АО “Мечел” (Челябинский меткомбинат) - за 13 млн долл. ТОО “Рабиком” (менеджменту предприятия).

КОМУ ВЫГОДНА РАСПРОДАЖА 2.0?

Многие экономисты рассматривают новую приватизацию в контексте резко подешевевшего рубля. Обвал отечественной валюты начался в сентябре 2014 года после того, как ЦБ изменил параметры своей курсовой политики и решил перевести рубль в режим свободного плавания. Нынешний обвал рубля в декабре - январе и падение фондового рынка породили волну слухов и предположений об их причинах.

Советник президента Сергей Глазьев высказал предположение, что рубль обвалили в интересах определенных финансовых групп в РФ, в том числе ради того, чтобы в ходе нового этапа приватизации скупить пакеты госкомпаний по нынешним невысоким ценам. Ведь падение рубля идет одновременно с обвалом котировок российских компаний. По мнению Глазьева, основным “бенефициаром” грядущей приватизации могут стать местные биржевые спекулянты - у них сконцентрированы огромные объемы финансов, которые необходимо вложить побыстрее, пока рубль дешевый.

Схожие соображения изложил и экономист Михаил Хазин. Другие эксперты открыто обвиняют руководство Центробанка во вредительстве, целенаправленной игре на понижение национальной валюты и потакании биржевым спекулянтам. Поскольку ЦБ уже несколько лет не понижает процентную ставку кредитования, недоступность дешевого кредита убивает развитие реальной экономики в стране, а рубль устойчиво падает даже при небольшом росте цен на нефть, чего нет ни в одной стране мира. Поскольку вместе с рублем падает стоимость госкорпораций, то при дешевом рубле проще всего скупить оставшиеся под госконтролем локомотивы российской экономики. А речь, прежде всего, идет о крупнейших экспортерах сырья и брендах мирового уровня.

По мнению наблюдателей, иностранных инвесторов “отодвинули” перед приватизацией с помощью санкций. Так что конкурентов почти не осталось, и основными действующими лицами в ходе нынешней продажи госсобственности станут “традиционные” олигархические финансово-промышленные группы, поделившие экономику еще к концу 90-х. А также высший менеджмент госкорпораций - по аналогии с “красными директорами”, захватившими свои предприятия на первом этапе приватизации.

ЭКСПЕРТИЗА

Приватизация госкомпаний - абсолютно реальная перспектива в ближайшем времени, считает Александр Сафонов, проректор Академии труда и социальных отношений. Минфин и прочие финансовые ведомства видят в этом самый простой способ получить дополнительные средств в опустевший за отсутствием нефтедолларов бюджет. Однако особой радости это решение государству, по мнению экономиста, не принесет.

- Безусловно, в условиях дефицита средств приватизация госкомпаний привлечет в бюджет определенные деньги. На этом, собственно, плюсы такого решения заканчиваются, - рассказал Сафонов для “Солидарности”. Минусов, по его мнению, сейчас значительно больше.

Во-первых, выручка от приватизации сейчас будет значительно ниже, чем могла бы быть при благоприятной конъюнктуре. Хотя бы по той причине, что из-за падения цены на черное золото стоимость активов нефтяных компаний резко просела. По приблизительной оценке потери государства от продажи составят около 30% от возможной цены.

Во-вторых, разъясняет проректор АТиСО, в результате приватизации количество рабочих мест может значительно снизиться. Российские госкомпании несут и социальную нагрузку, обеспечивая занятость населения, что важно в условиях кризиса. Любая частная компания немедленно потеряет поддержку бюджета, но попытается отбить средства, вложенные в ее приобретение. А самый простой путь, которым идут коммерческие компании в последнее время, - оптимизация численности предприятия и сокращение фонда оплаты труда.

- Компании, о которых идет речь, такие как “Башнефть”, “Алроса”, являются системообразующими для территорий, где они ведут свою деятельность. То же самое относится и к “РЖД”. Гарантий сохранения этой системности мы получить не можем. Это вызовы, которые необходимо видеть, - подчеркивает Александр Сафонов.

Особое внимание экономист обращает на цели, которые преследуют финансовые ведомства правительства, проводя приватизацию. Главное, на что финансисты собираются направить ресурсы от приватизации, - это прикрытие финансовых дыр бюджета. Как считает проректор АТиСО, такой расход средств будет попросту расточительством. На его взгляд, куда эффективнее было бы инвестировать эти деньги в развитие страны.

- Гораздо правильнее было бы организовать некий инвестиционный фонд, базу для долгосрочных поступлений, которые можно было бы пустить как на финансирование тех же пенсий, так и на формирование инфраструктуры страны, - уверен Сафонов.

Комментарии

Прокомментировать планы правительства “Солидарность” попросила профсоюзных лидеров тех госкомпаний, пакеты акций которых планируется приватизировать.

Николай Никифоров, председатель Российского профсоюза железнодорожников и транспортных строителей:

- Мы считаем возможную приватизацию неправильным решением. Приватизация железных дорог в других странах ни к чему хорошему не привела - примером тому Великобритания, Испания, Эстония, Аргентина и другие страны. Ухудшаются экономические показатели компании, для населения растут тарифы, цены и так далее. В конечном счете, приходит в упадок инфраструктура. Да и у нас в России опыт приватизации показывает, что создание дочерних структур и дальнейшая их продажа в частные руки не оказывает положительного эффекта. Общая координация структуры становится значительно хуже. Мы написали 4 февраля обращение на имя президента страны с просьбой не допустить приватизации железных дорог России. Железнодорожный транспорт является стратегически важным для страны, за счет него осуществляются многие социальные функции.

Алексей Беляков, председатель Черноморско-Азовской территориальной организации российского профсоюза моряков:

- Не считаю, что возможная приватизация как-либо отразится на условиях труда моряков “Совкомфлота”. Как работали, так и будут работать. Грубо говоря, существует 140 судов в собственности юридического лица. Это юрлицо каким-то образом перераспределяет свои акции. При этом, скорее всего, оставляя контрольный пакет за собой. Для сотрудников ничего измениться, по сути, не должно. В любом случае без экипажа судно в море не выйдет, следовательно, значительных сокращений не произойдет. Вряд ли стоит ожидать и падения зарплат.

Евгений Черепанов, председатель Межрегиональной профсоюзной организации ОАО “НК “Роснефть”:

- Решение о приватизации муссируется уже достаточно долгое время. До тех пор, пока реально не будет принято решение правительства о конкретной доле приватизации, пока не появятся потенциальные покупатели на ту или иную долю нашего пакета акций, говорить о каких-либо изменениях не имеет особого смысла. Мы абсолютно уверены, что у государства останется контрольный пакет акций “Роснефти”, поэтому как представители работников мы совершенно не опасаемся гипотетических последствий, к которым якобы может привести продажа. Как работали, так и будем работать.

Ольга Цветкова, председатель профсоюзного комитета банка “ВТБ”:

- Если приватизация действительно состоится, безусловно, будут изменения и для наших сотрудников. Лично мое мнение - какого-то улучшения работникам при таком исходе вряд ли стоит ожидать. В случае глобальной смены собственника неизбежно последует и смена руководства, высшего менеджмента. Возможно, произойдет сокращение персонала, может быть, и социальных расходов на работников. Может быть все что угодно. Точнее пока сказать трудно - никаких конкретных материалов в профком не поступало.

В подготовке материала принимала участие Полина Самойлова
Комментарии подготовил Александр Кляшторин

 

Автор материала:
Вадим Барабанов - Распродажа 2.0
Вадим Барабанов
E-mail: barabanov@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Гущин Игорь
10:54 от 10.02.2016
Евгений Черепанов, председатель МПО ОАО “НК “Роснефть”:
"...Как работали, так и будем работать."

Да, никакой приватизации в "Роснефти"! Прошлый опыт есть. Например, в ТНК-ВР и др. нефтяных компаний. Сколько подразделений вывели в аутсорсинг, избавились от ЯКОБЫ непрофильных активов, наплодили шараг-ОООшек, повыводили в оффшоры... Поставили в их руководство управляемых сверху эффективных манагеров-кукол, не имеющих понятия о нефтедобыче, нефтепереработке... Эти манагеры были способны только на развал сложившихся трудовых отношений, насаждения временной занятости, заёмного труда, полной материальной ответственности работников, недопущения создания профсоюза, оптимизации штатов, сокращения ФОТ... Кто прошёл эти "круги ада", тот поймёт. )
Наоборот, необходимо гнать поганой метлой из "Роснефти" пресловутую компанию ВР - этот актив Ротшильдов, тайных врагов России. 19,75% акций у них. Именно через них, под их чутким руководством ) проводились все эти "преобразования" в нефтянке. Либеральные песни про инвестиции Запада, помощи России, без которой нам не обойтись, пойте в своём кругу, а транслируйте на всеобщее обозрение.
Как говорится, на Сечина надейся, а сам не плошай. Профсоюзы в "Роснефти" не должны допустить приватизации в компании.

Новости BangaNet


Киномеханика