Статьи
Расстрельная статья

“Солидарность” разбиралась в причинах крупнейшей шахтерской голодовки

Расстрельная статья

Фото: Александр Кляшторин / "Солидарность"

Голодовка шахтеров в Ростовской области стала самым громким трудовым конфликтом этого года. Без малого двести человек отказываются от пищи, пытаясь добиться возвращения 300-милионного долга по зарплате. О перспективах выплаты этих денег и прекращения акции протеста, о возможном восстановлении работы шахт “Солидарность” побеседовала с представителями регионального правительства, Росуглепрофа и с самими горняками, вновь побывав в голодающем Гукове.


НА РАЗВАЛИНАХ ШАХТЫ

Горнорабочий Евгений Нестреляев обходит здание шахты “Замчаловская”, пролезает внутрь помещения через выбитое окно. Пробираясь через бетонные блоки, доски и горы мусора, оказывается ровно над ходом в ствол шахты, куда спускался работать на протяжении 14 лет. Потомственный шахтер, Евгений любит свое дело, а внезапное закрытие и неконтролируемое затопление шахты стало для него и его коллег настоящим ударом.

- Когда вход в шахту засыпали, мужики, говорят, плакали, - рассказывает Евгений, поднимая несколько кусков набросанной в помещении горной породы. - Посмотрите, какой уголь! На территории области такой добывается только в двух шахтах - в нашей и на “Дальней”. Теперь, выходит, только у них…

Качество замчаловского угля неоднократно отмечалось и специалистами, его продавали за рубеж. Предприятие могло бы приносить прибыль еще несколько десятилетий, если бы не провальные управленческие решения. Пришедшая в 2012 году группа компаний “Кингкоул” под управлением Владимира Пожидаева за несколько лет практически уничтожила доставшиеся ей шахты.

Работать Евгений и его коллеги прекратили в июне прошлого года, когда стало понятно, что денег на зарплаты у собственника нет и не предвидится. Правда, горняки, отвечающие за состояние шахты, некоторое время еще поддерживали ее в рабочем состоянии. Но, видя, что их усилия вроде бы никому и не нужны, оставили это дело в начале прошлой зимы. “Замчаловская” начала быстро приходить в полную негодность. Порода оседала, пространство заполнялось водой. В феврале вход в шахту из соображений безопасности завалили строительным мусором. Разгром довершили мародеры, “зачистившие” наземные помещения шахты вплоть до бетона. Аналогичная ситуация сложилась и на других предприятиях “Кингкоула”: шахтах “Алмазная”, “Ростовская”, ряде перерабатывающих производств.

- За что больше всего обидно, так это за брошенное и затопленное оборудование - на сотни миллионов рублей! В советские времена это была бы расстрельная статья, - резюмирует Евгений.

Пока шахта работала, Нестреляев взял три кредита на общую сумму 340 тысяч рублей. Сейчас постоянная работа только у супруги шахтера, сам же он подрабатывает таксистом. Суммарного семейного заработка в 12 тысяч рублей, после покупки самого необходимого на двоих взрослых и двух маленьких дочек, не хватает на выплату процентов по займам. Равно как и на оплату услуг ЖКХ. За год семья Нестреляевых, по подсчетам Евгения, задолжала коммунальщикам порядка 70 тысяч рублей. В похожей ситуации оказались и другие горняки.

У Людмилы Дунаевой, бывшей работницы котельной на “Замчаловской”, 8 сентября день рождения. На столе торт. Только вот попробовать его Людмила не сможет. Вместе с коллегами она участвует в голодовке с требованием погасить сотни миллионов долгов по зарплате.

- Я присоединилась к голодовке 28 августа, в День шахтера. Лично мне “Кингкоул” остался должен порядка 140 тысяч рублей. Деньги для нашей многодетной семьи очень большие. На них можно было бы провести к дому газ. Положенный пайковый уголь нам ведь тоже не выдают… - рассказывает Людмила.

Старшая дочь Анна из солидарности с мамой тоже отказалась от еды. Анна поясняет: с удовольствием пошла бы работать, помогать семье. Но негде. У нее красный диплом строительного техникума, но единственная вакансия, которую ей предложили в гуковском отделении службы занятости, - это дворник. С оплатой порядка 5000 рублей.

- Посоветовавшись с мамой, я отказалась. Лучше буду пока помогать ей по дому и продолжу учиться. На заочном, на менеджера. Раз строители стране не нужны, - строит планы девушка.

В ПОИСКАХ ДЕНЕГ

С начала массовой голодовки работников “Кингкоула” - жителей городов Ростовской области Гуково, Зверево и Красный Сулин - прошло уже более двух недель (подробнее о начале акции протеста читайте в “Солидарности” № 31, 2016). За это время количество голодающих, официально предупредивших прокуратуру о начале акции протеста, не то что не уменьшилось - увеличилось. Если 22 августа уведомление о голодовке сдали 60 человек, то к 8 сентября в городе насчитывалось уже 178 горняков, отказавшихся от приема пищи. Причин для расширения протестных действий, по сути, две: объективная и эмоциональная. К объективной относится то, что пока из общей задолженности в 317 млн рублей люди получили только 8 млн. К эмоциональной - не оправдавшиеся ожидания.

- Люди, видимо, думали, что разом получат все задержанные деньги: кто 50, кто 100, кто 300 тысяч рублей. А выплаты идут частями, причем небольшими. Пока закрывают апрель-май 2015 года, ждут зачисления средств за прошлогодний июнь. Начисляется по 2 - 7 тысяч. Это, конечно, немного, но что делать? Областное правительство делает все от него зависящее, предлагает вакансии, ищет средства для погашения долгов частной компании, - рассказывает заместитель председателя Гуковской организации Росуглепрофа Вячеслав Калюжин.

Часть людей, кажется, до сих пор не видит разницы между огрехами частной компании и государства:

- Выборы через неделю! О чем думают губернатор и правительство?! Считают, что мы все равно поддержим действующую власть, допустившую эту ситуацию? Да ни в жизнь! - уверяет один из участников пикета, который ежедневно проходит перед административным зданием “Кингкоула” в Гукове.

Впрочем, большая часть протестующих уходит от предвыборных эмоций, куда более спокойно объясняя свои претензии к власти:

- Вина областного правительства в том, что оно вовремя не остановило Пожидаева и его команду. То, что банкротство предприятия неизбежно, было понятно давно. Почему их не отстранили от руководства предприятиями, на которых работали более 2200 человек, - это загадка, - говорит Татьяна Авачева, одна из представителей инициативной группы работников “Кингкоула”.

Для голодающих коллег инициативная группа разработала специальную памятку, рассказывающую, как минимизировать вред здоровью. Но когда человек проводит несколько недель только на воде - состояние здоровья ухудшается неминуемо. Обойтись без вызовов “скорой” не удалось. И день ото дня к услугам медиков прибегают все больше участников акции.

- Люди протестуют у себя по домам. Это порождает слухи, что многие из них спокойно нарушают голодовку. Конечно, отвечать за каждого мы не можем, но поверьте, большая часть совершенно искренне отказываются от еды, считая, что это поможет добиться выплат, - поясняет Авачева.

7 сентября инициативная группа в очередной раз встретилась с министром промышленности и энергетики Ростовской области Михаилом Тихоновым, а также с конкурсными управляющими. Шахтеры предложили план: правительство гарантирует погашение всей задолженности по зарплате до 1 декабря, а голодающие прекращают акцию протеста. План этот, однако, пока не принят.

Входящих в административное здание “Кингкоула” встречает мозаичная надпись “Слава шахтерскому труду”. Далее - пустые кабинеты и закрытая касса, где прежде работники получали деньги.

Жизнь здесь теплится только в отделе кадров и бухгалтерии, сотрудники которых перешли на временную работу к конкурсным управляющим, в чью задачу входит банкротство предприятия, распродажа имущества, расчет с работниками и кредиторами. Самих управляющих на месте не оказалось, а вот с сотрудниками отделов побеседовать удалось.

У Елены Ивашечкиной, экс-руководителя отдела кадров “Кингкоула”, в компании работали муж, сын и   невестка. Общая задолженность по выплатам перед семьей - порядка 2 млн рублей. Ивашечкина уверена: даже после продажи всего комплекса имущества деньги в полном объеме она и ее родные не получат. Но Елена считает, что конкурсный управляющий идет верным путем:

- Он грамотный человек. Но деньги начнут выплачивать, только когда продадут имущество. Продать здесь что-либо очень непросто, - разводит руками кадровик. А вот на руководителя “Кингкоула” Пожидаева обида, по словам Елены, есть у коллективов всех предприятий. За то, что фактически уничтожил вполне жизнеспособные производства, кормившие несколько городов.

Сотрудницы бухгалтерии отвечают на вопросы журналистов куда менее охотно. Из кратких реплик становится ясно: здесь еще в 2014 году понимали, что предприятие движется к экономическому коллапсу. Но поделать ничего не могли. Даже при участии налоговой, прокуратуры и прочих органов.

ОПЫТ ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗНАЧЕНИЯ

Знали о проблемах “Кингкоула” и в городской администрации Гукова, и в Федерации профсоюзов Ростовской области, и, конечно, в региональном правительстве. Чтобы держать ситуацию под контролем, была создана рабочая группа по изучению и решению социальных проблем шахтеров на территории области. Владимира Пожидаева неоднократно вызывали на заседания группы. Ему предложили начать банкротство предприятий, чтобы получить возможность уволить работников в соответствии с законом, выплатить им положенные деньги, законсервировать шахты и начать поиск нового инвестора. Пожидаев отказался, заверив, что найдет способ расплатиться с шахтерами и возобновить производство. В июле 2015 года был разработан комплекс мер по реанимации предприятий, речь тогда шла о сумме 40 млн рублей. Достаточно было откачать воду, разобрать завалы и продолжить работу. Но и тут Пожидаев подвел - не выполнил ни одного требуемого пункта.

- Собственник “Кингкоула” создал проблему, нестандартную даже для банкротящихся предприятий. Вместо того чтобы вкладываться в развитие горных работ - увеличивать объем проведения горных выработок, заботиться о будущем шахт, он закупил зарубежного оборудовании на несколько миллиардов рублей, совершенно не учитывая специфику условий конкретных шахт. Никакие затраты не будут оправданны, если человек не разбирается в сути бизнеса, не прислушивается к советам специалистов. В итоге много ликвидного оборудования, за счет которого можно было бы погасить долги по зарплате, утоплено в шахтах. Пожидаев создал прецедент даже не областного - федерального значения. Это пример для всех, как нельзя вести бизнес и действовать в проблемных ситуациях, - считает министр промышленности и энергетики Ростовской области Михаил Тихонов.

По его словам, чтобы остановить деятельность Пожидаева, региональными ведомствами предпринималось в свое время немало, но оперативно достичь нужного эффекта не удалось.

- Господин Пожидаев умело управлял ситуацией, он манипулировал положенными законом временными отрезками: где погасит долг по зарплате или налогам, где накопит. Не решая ситуацию в целом, Пожидаев направлял ресурсы туда, где ситуация была наиболее накалена. Применялись меры прокурорского воздействия, были предписания от Роструда. Возбуждались административные и уголовные дела, к ответственности привлекли нескольких руководителей отдельных производств “Кингкоула” - от штрафов и запрета занимать руководящие должности до реальных сроков. Сейчас под арестом находится и сам Пожидаев, прокуратура и следователи изучают все обстоятельства его действий, - рассказывает министр.

Что касается ликвидации последствий деятельности “Кингкоула”, здесь, по словам Тихонова, представители власти принимают разные меры.

- Говорить о том, что мы погасим задолженность до 1 декабря, было бы неправильно и некорректно, - предупреждает Тихонов. - Требования сотрудников компании понятны, но законный способ выделить им требуемый объем средств пока не найден. Решение пытаемся найти не только мы как правительство области, но и специалисты федеральных ведомств: Роструда, Министерства финансов. На всех встречах мы разъясняем, что есть определенная законом процедура банкротства. Предприятия “Кингкоула” сейчас ее проходят. Мы отлеживаем, чтобы эта процедура шла как можно быстрее и не было нарушений со стороны конкурсных управляющих. Кроме того, на уровне главы региона Василия Голубева была достигнута договоренность о выделении региональной корпорацией “Развитие” 50 млн рублей на выплату задолженности по зарплате. Арбитражные управляющие совместно с профсоюзом составляют списки работников, претендующих на выплаты. Корпорация перечисляет деньги в соответствии с этими списками. На сегодня уже выплачено около 10 млн рублей.

По оценке Тихонова, конкурсные управляющие оперативно оценили оставшееся у компании имущество. Можно надеяться, что осенью этого года начнется его продажа и постепенное погашение долгов по зарплате. Правда, оставшейся собственности хватит на выплату примерно 190 млн рублей. К тому же часть имущества находится в залогах у банков, так что все выплаты от его продажи положены им. С главным кредитором “Кингкоула”, “Бинбанком”, правительство Ростовской области ведет переговоры.

- Мы готовы встречаться с руководителями “Бинбанка”, чтобы искать приемлемый компромисс по имуществу “Кингкоула”. Очередная встреча состоится на следующей неделе, но какое решение примут в “Бинбанке”, я сказать не могу. Наше желание - чтобы “Бинбанк” отказался от части залога, чтобы деньги от продажи имущества шли на погашение зарплат, - сообщил Тихонов.

Впрочем, преувеличивать сердобольность банкиров не следует. По информации источника, пожелавшего остаться неизвестным, “Бинбанк” - не только крупнейший кредитор, но и опосредованный владелец “Кингкоула”. Управляющая компания “Кингкоул” находится в Москве, и, по словам источника, средства на ее организацию и приобретение активов в Ростовской области изначально были выделены как раз “Бинбанком”. Таким образом, отдельные специалисты связывают самый горячий за этот год социально-трудовой конфликт на территории страны с богатейшей, по версии журнала “Форбс”, семьей России - с владельцами “Бинбанка” олигархами Гуцериевыми.

ГУКОВО В ПЕРСПЕКТИВЕ

Так или иначе, проблемы с зарплатами шахтеров будут решены в течение ближайших лет. Понятно, что и голодовка не будет длиться вечно. Еще один значимый вопрос - что делать оставшимся без работы людям, а их 2200 человек.

Как сообщил министр Михаил Тихонов, областное правительство предлагало нескольким сотням горняков трудоустроиться на близлежащие шахты, а также в различные компании Ростовской области. По словам министра, зарплаты предлагались вполне приличные, на уровне шахтерских и больше. Тем не менее предложением воспользовались лишь единицы.

Как рассказал “Солидарности” заместитель главы администрации Гукова Евгений Яковлев, усилия по дальнейшему трудоустройству шахтеров прилагает и муниципальная власть. Однако из более 700 вакансий городской службы занятости выбирать шахтеры почему-то не спешат. Вместе с тем, по словам Яковлева, Гуково как территория опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР) в ближайшие годы примет нескольких крупных резидентов от бизнеса, которые намерены наладить тут различные производства. В общей сложности речь идет о более чем 3000 новых рабочих мест.

- Мы рассчитываем уйти от монопрофильности города. Все не должно быть завязано на шахты, которые рано или поздно неминуемо исчерпают свои запасы. В этом нам помогают проекты, привлеченные в рамках ТОСЭР. Сегодня на нашей территории действуют все положенные земельные и имущественные налоговые льготы. Два инвестора - “Глория Джинс” и “Термолан”. Еще у трех инвесторов заявки на включение в ТОСЭР в состоянии высокой готовности, - пояснил Яковлев.

Сейчас перед областным правительством стоит выбор: ликвидировать все шахты, ранее принадлежавшие Пожидаеву, либо реанимировать часть предприятий. Первый вариант потребует около 2 млрд рублей, для реализации второго придется искать гораздо большие суммы.

Впрочем, по мнению начальника отдела горнодобывающей промышленности Министерства промышленности и энергетики Ростовской области Сергея Роговенко, как минимум у многострадальной “Замчаловской” и “Ростовской” очень неплохие перспективы.

- Наиболее реалистично восстановление добычи на “Замчаловской”. Здесь, конечно, потребуется комплекс мер. Сначала откачка воды, затем можно начинать работу по нарезке и монтажу новой лавы - все подготовительные работы там были проведены. Запасов хватит года на полтора-два. За это время как раз реально подготовить новый очистной забой. Затраты на это, по предварительным расчетам, составят порядка 950 млн рублей. Чтобы запустить “Ростовскую”, понадобится больше - около 1,1 млрд. А вот для ликвидации всех шахт “Кингкоул”потребуются значительно большие суммы - речь идет примерно о 5 - 7 млрд рублей, - озвучил предварительные расчеты Роговенко.

Если шахты действительно будут открыты, то разведанных запасов угля, по данным министерства, хватит еще лет на сорок. Главное, чтобы к разработке пришли ответственные инвесторы и грамотные специалисты, которые смогут не только ликвидировать последствия от хозяйствования “Кингкоула”, но и модернизировать производство. С учетом всех прошлых ошибок.

*   *   *

Между тем голодовка бывших работников шахт продолжается. “Солидарность” будет следить за развитием событий и надеется, что требования работников, чье здоровье уже много дней находится под угрозой, будут удовлетворены.

См. также: онлайн трансляция: как голодают шахтеры Гуково. 22 - 24 августа 2016 года

Автор материала:
Александр Кляшторин - Расстрельная статья
Александр Кляшторин
E-mail: klyashtorin@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости СМИ2


Киномеханика