Статьи

Являются ли профсоюзы частью потребительского общества?

Являются ли профсоюзы частью потребительского общества?

Фото: пресс-служба СПбГУП

“Солидарность” публикует статью ректора СПбГУП, академика Александра Запесоцкого.

Гражданское общество подвергается все более изощренным манипуляциям со стороны внешних оппонентов России. “Пятая колонна” Запада уговаривает людей “не раскачивать лодку”, когда речь заходит об экономическом блоке правительства, реализующем губительный для страны курс. И непрерывно организует лживое “информационное” давление на нас против национального лидера, президента Владимира Путина. Стремятся дестабилизировать политическую ситуацию.

В этой связи российским профсоюзам сегодня полезно своевременно получать информацию о передовых научных исследованиях, достоверно освещающих фундаментальные процессы мирового развития.

Хочу поделиться некоторыми размышлениями “на полях” доклада польского ученого Гжегожа Малиновского, представленного в Санкт-Петербургский гуманитарный университет профсоюзов на Международные Лихачевские научные чтения (май 2016 г.).

В Польше произошли весьма поучительные события. Правительство этой страны на протяжении ряда лет демонстрировало результаты, диаметрально противоположные провалам Грефа, Набиулиной, Силуанова. Продуманный курс давал стабильный экономический рост. “Медленно, слишком медленно”, - заявили поляки. И отправили это правительство в отставку. К власти пришли популисты, напоминающие Ельцина и Гайдара.

Случившееся можно характеризовать как гримасы потребительского общества. В России ультралибералы тоже стремятся к формированию потребительского общества, хотя эта идеологема, ориентированная на копирование Запада, встречает все больше возражений.

Казалось бы, что плохого, если люди будут потреблять больше, это ведь прекрасно согласуется с идеей социального государства? Разве накормить, одеть народ, обеспечить жильем и бытовыми удобствами - не естественная задача любого государственного аппарата?

Однако безудержное, неконтролируемое развитие потребления, навязывание людям идеологии потребительства является прямой угрозой политической стабильности в развивающихся странах. Распад СССР, “арабская весна”, украинская трагедия, миграция, разрушающая Евросоюз, - все эти события обнаруживают свою глубинную природу в желании населения потреблять, не обеспеченном возможностью производить.

До последнего времени философы и культурологи критиковали общество потребления чаще всего по двум основаниям. Во-первых, за культ материальных благ, ориентацию рядовых граждан не на духовное развитие и реализацию высокого человеческого предназначения, а на бессмысленное поглощение продуктов массовой культуры. Потребитель представляет собой ущербный тип личности, противоположный по своим качествам созидателю, человеку творческому. Во-вторых, давно уже стало понятно, что безудержная потребительская гонка в развитых странах ведет к быстрому истощению природных ресурсов планеты и безумному загрязнению окружающей среды. Загрязнения стали причиной резкого ухудшения здоровья людей, прямой угрозой существованию человечества.

Теперь же выявлена новая опасность. Она связана со стремительным ростом возможностей СМИ в плане манипуляций человеческим сознанием. В нашу эпоху, в отличие от времен Карла Маркса, рыночная система не только удовлетворяет потребности людей, но и производит, формирует их.

Вместе с товарами и брендами Западом создается и экспортируется модель общества потребления, в принципе не реализуемая в бедных странах. Навязывание нереализуемых моделей потребления дестабилизирует политические ситуации по всему миру.

По мнению Гжегожа Малиновски, в настоящее время происходит глобальная унификация потребительских стремлений посредством рекламы продукции транснациональных корпораций: “Желания людей, даже в отдаленных странах, одинаковы. Например, когда речь идет о смартфонах, респонденты из Нигерии, Бразилии, Индии, Китая и Вьетнама хотят купить iPhone либо Samsung. Это характерно в отношении большинства продуктов повседневного потребления. Мир сталкивается с унификацией потребностей”.

“Что же происходит, когда бедные жители слаборазвитых стран хотят покупать те же вещи, что и люди из богатых стран?” - спрашивает ученый. Материальные притязания отрываются от экономической реальности страны: “Импортирование моделей потребления из богатых стран создает ситуацию, когда люди в Нигерии или Индии, с месячной зарплатой 300 долларов, хотят покупать такие же смартфоны за 700, как немцы с зарплатой 2500 долларов”.

Повсеместное распространение медиаиндустрии заставляет жителей Чада сравнить свою жизнь с англичанином и французом. Но реклама автомобиля вызывает стремление его заполучить, не объясняя, что на него нужно заработать. Между тем, неудовлетворенные потребности, сформированные рекламой, вызывают чувства разочарования и безысходности. Сидящему под пальмой хочется “Порш” с холодильником. Но хочется его получить, а заработать не хочется.

Под влиянием подобных манипуляций с сознанием несчастные граждане начинают давить на власти с требованием сделать что-нибудь для немедленного и радикального улучшения ситуации. В реальности и при реализации самых оптимистичных сценариев существенные перемены к лучшему в бедных странах требуют десятилетий. Но граждане не дают своим правительствам достаточно времени даже при заметном, значительном росте экономики.

Примером подобных ситуаций Малиновски и считает Польшу, где после длительного, стабильного роста эффективное правительство было сменено на новое, “более чем популистское”. Потребительские притязания поляков заставили их сравнивать свои возможности с положением британцев, немцев и шведов. Хотя не стоило бы забывать и словаков, литовцев, болгар…

Во многих странах за разрушением собственного государственного аппарата последовал обвал экономики и взрыв экономической миграции. Массы потребителей перемещаются из зон бедствий на более богатые территории.

Глобальные манипуляции Запада сознанием людей в развивающихся странах меняют виденье жизни огромными массами населения. И что характерно: СМИ, навязывающие потребителям искусственные потребности в дорогих вещах, оказываются не способны навязать гражданам благоприятные представления о своих правительствах и их полезности. В этих “ножницах” и заложен огромный потенциал политической нестабильности. Разумеется, социальное неравенство в бедных странах еще более усугубляет эту ситуацию.

Таким образом, достижение политической стабильности должно достигаться не только за счет повышения экономической эффективности государственного управления, но и путем формирования у населения желания трудиться и разумной системы потребностей.

Последняя, очевидно, не может включать в себя только материальные блага, как это навязывается сейчас россиянам отечественными СМИ. Таким образом, встает вопрос о создании новой, постсоветской системы воспитания, создающей баланс материальных и духовных потребностей граждан.

Но для нас, российских профсоюзов, еще важнее другое. Россия - не Чад. Наши работники в подавляющем большинстве обладают высокой квалификацией и трудятся в поте лица своего. Претензии наших товарищей на более высокую зарплату, на справедливое перераспределение результатов производственной деятельности вполне обоснованы.

В этой ситуации как никогда важно точно формулировать адресат социального недовольства, добиваться санации дефективных звеньев госаппарата. Требовать и добиваться коренного улучшения механизмов государственного регулирования экономики. При этом категорически избегать любых действий, способных дестабилизировать основы государственного строя. Профсоюзы, как наиболее сознательная и патриотическая часть гражданского общества, должна вместе с Владимиром Путиным укреплять мощь России, идти по дороге возрождения нашей великой страны.

Автор материала:
Александр Запесоцкий - Являются ли профсоюзы частью потребительского общества?
Александр Запесоцкий
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика