Top.Mail.Ru
Статьи
Брюссельский связной

Интервью с профсоюзным боссом всей Европы о самых насущных проблемах

Брюссельский связной

Фото: Камиль Айсин / "Солидарность"

В Европе наметился выход из пандемии, а значит, постепенно мир труда будет целиком возвращаться на привычные рельсы. Последние два года привнесли массу новых проблем, с которыми Европе, как и всему миру, придется иметь дело: защита труда, платформенная занятость, экономические последствия COVID-19 - все это долгосрочные задачи. “Солидарность” обсудила эти и другие вызовы времени с Лукой Висентини (на фото), профсоюзным лидером Европы. Он на два дня прибыл в Москву из Брюсселя, где находится штаб-квартира ЕКП. Висентини - генеральный секретарь сразу двух объединений: Европейской конфедерации профсоюзов (ЕКП), объединяющей профцентры стран ЕС, и Всеевропейского регионального совета Международной конфедерации профсоюзов (ВЕРС-МКП), в который входят также страны Восточной Европы, включая Россию, и Центральной Азии.

КОНСОЛИДИРУЯ ЕВРОПУ

- Лука, задачи национальных профцентров ясны. А работа наднациональных профсоюзных объединений шире, но менее очевидна для рядовых членов профсоюзов. Каковы самые главные темы и вопросы, над которыми работает ЕКП сегодня?

- Наша миссия несколько отличается от задач национальных центров. У нас нет прямого контрагента: мы не участвуем в переговорах с работодателями или с государственными органами. Наши собеседники - на международном уровне. Один из главных - это МОТ, организация, которая устанавливает некоторые стандарты условий труда и социальный защиты работников, и важность этих стандартов нельзя недооценить. Кроме того мы работаем над защитой прав профсоюзов: на забастовку, на организацию, на коллективные переговоры. Наше назначение - помогать национальным профцентрам - членам нашей организации воплощать в жизнь конвенции МОТ на национальном уровне. Особенно - в плане отношений профсоюзов с государством, ведь ратификация конвенций МОТ не означает их претворения в жизнь. Это создает проблемы для организации и работы профсоюзов, особенно в новых типах занятости в цифровой экономике.

В некоторых секторах экономики есть большие проблемы с реализацией права на забастовку, особенно в общественных службах. Даже в Европе нередко права профсоюзов находятся под угрозой и права рабочих не реализуются в должной мере.

Помимо защиты прав профсоюзов на международном уровне мы работаем над защитой трудящихся на рабочем месте. Во время пандемии под угрозой находилось здоровье тех, кто оказывает медицинскую и социальную помощь, поддерживает ту работу социальных институтов, которая не может быть остановлена. Это относится к медицинским работникам, продавцам в магазинах или курьерам по доставке еды.

Еще одна важная задача - сделать так, чтобы в ходе зеленой трансформации экономики и производственных процессов было создано по крайней мере столько же рабочих мест, сколько и уничтожено.

Кроме того мы работаем с транснациональными корпорациями. Это задача глобального характера, и национальным профцентрам нужна помощь и поддержка на международном уровне.

- С какими новыми вызовами столкнулись европейские профсоюзы во время пандемии?

- Первой задачей было защитить медсестер и докторов в больницах, курьеров, водителей транспорта и многих других, за счет кого экономика продолжала работать. Под угрозой находилось не только их здоровье, но зарплаты и условия труда. Мы - не только из-за пандемии - работаем над тем, чтобы на международном уровне безопасность на рабочем месте была отнесена к основным правам человека. Если мы преуспеем, то национальным профцентрам будет проще добиться аналогичных шагов в своей стране.

Во-вторых, нам важно сделать так, чтобы, несмотря на чрезвычайные условия, климат на рабочем месте - будь то офис или удаленная работа - не наносил вреда сотрудникам. Также нужно быть уверенными, что мы сможем форсировать восстановление экономики, а пандемия, как вы знаете, создала массу экономических проблем, проблем занятости и поставила права рабочих и профсоюзов под угрозу.

Много задач поставила платформенная занятость. Однако необходимость предоставить рабочим в гиг-экономике такой же уровень прав и защиты, как в традиционной экономике, стояла перед нами и до пандемии.

- Скоро Первое мая, важный день для всего рабочего движения, но пандемия смешивает карты и вносит коррективы в традиционные способы проведения этого праздника. Как изменились форматы проведения Первомая в Европе во время пандемии?

- На протяжении двух лет у нас вообще не было возможности проводить традиционные шествия и демонстрации - это было запрещено. Теперь нам нужно начинать с самого начала. Пандемия - не повод для правительств и работодателей говорить нам, что теперь профсоюзы должны забыть о демонстрациях и забастовках навсегда. Но мы видим реальное сокращение возможности применения прав профсоюзов и профсоюзной демократии, особенно в том, что касается коллективных акций на улицах. Я надеюсь, что предстоящий Первомай после двух лет запретов будет другим, но мы должны оставаться бдительными.

ЛЖИВАЯ “САМОЗАНЯТОСТЬ”

- Вы упомянули о цифровой трансформации экономики. 2022 год ФНПР объявила Годом информационной политики и цифровизации работы профсоюзов. Какой современный информационный инструментарий используется европейскими профсоюзами для вовлечения трудящихся в рабочее движение?

- Это сложная картина. Разные формы занятости заставляют нас прибегать к разным стратегиям. Одно дело - организация рабочих в цифровой “убероподобной” экономике: курьеры, таксисты, сантехники и т.п., и совсем другое дело - разработчики программного обеспечения или, скажем, владельцы YouTube-каналов, занятые в платформенной экономике через социальные сети, то есть в другом сегменте цифровой экономики. Это два разных типа.

Первый - так называемая “самозанятость” - лживый способ представить курьеров, таксистов и других работников как работающих на самих себя. А на самом деле они такие же сотрудники, только без прав. Нам нужно быть с ними в контакте, но это практически невозможно, если предварительно не выиграть правовую битву. Потому что, пока они признаны независимыми, мы не имеем права их трогать, предлагать им вступить в профсоюз и вести переговоры. Иными словами, прежде всего нужно организовать национальную правовую структуру так, чтобы эти работники были официально признаны сотрудниками, а не самозанятыми.

Все эти истории о том, что таксисты или курьеры хотят быть независимыми, чтобы сохранять свободу рабочего графика, - полная ерунда. Это современные рабы алгоритма, к которому они не имеют доступа. У них нет прав на минимальную зарплату, на коллективные переговоры, на нормальное рабочее время, они не могут платить взносы социального страхования и многое другое. И во многих странах как профсоюзам законом запрещено проводить организационную работу среди них, так и они сами не могут создавать профсоюзы. Любые права, которые они сейчас могут обрести: декретный отпуск, больничные, пенсии - будут исключительно доброй волей работодателя. Следовательно, прежде всего мы должны создать правовой базис, чтобы платформы были признаны работодателями, а занятые - наемными сотрудниками. Чтобы у этих людей был законный трудовой договор, доступ к программному алгоритму, право на организацию в профсоюзы. Работа проводится и на национальном уровне, и на уровне МОТ - если будут международные стандарты, будет проще действовать локально.

Второй тип - например, высококвалифицированные профессионалы, работающие над проектами, или авторы подкастов, ведущие стримов, - это настоящие самозанятые в платформенной экономике. Они работают на несколько заказчиков или, скажем, производят контент, который распространяется различными медиа или социальными сетями. Но даже если они настоящие самозанятые, у них все равно должно быть право на организацию и социальную защиту. Они должны иметь достойное вознаграждение и минимальный размер оплаты при сохранении гибкости. В этом случае законы зачастую также противодействуют профсоюзам, а дела обстоят даже сложнее, чем с гиг-экономикой, о которой я говорил раньше. Мы ведем переговоры с МОТ и национальными правительствами, чтобы убрать это ограничение действий профсоюзов.

Есть многочисленные примеры национальных профсоюзов, которые создали собственные приложения и платформы для работы с наемными работниками и самозанятыми, чтобы быть на связи с членами профсоюза. Можно создать современные инструменты, чтобы всегда оставаться в контакте с рабочими, но им нужно что-то предложить: мало просто говорить с ними, надо представить какое-то решение проблемы. А как я уже говорил, первое и главное - это изменение правового поля, в котором мы действуем.

- Если я правильно помню, в конце прошлого года были попытки изменить европейский закон о конкуренции, чтобы самозанятые могли участвовать в коллективных переговорах.

- Да, некоторый прогресс в этом деле наблюдается. Несколько лет назад начала работу комиссия, перед которой вопрос был поставлен так: может ли международный закон о конкуренции быть интерпретирован - без изменений - так, чтобы вывести коллективные переговоры из-под его действия? Проблема закона о конкуренции в том, что устанавливающиеся минимальные размеры оплаты труда могут быть истолкованы как картельный сговор. Вопрос в том, примет ли каждое государство интерпретацию, выводящую колдоговоры за пределы действия закона. Страны ЕС готовы, но мы должны добиваться, чтобы и другие государства Европы, не входящие в ЕС, также исключили коллективные переговоры из сферы действия закона о конкуренции.

Я не знаю, как обстоит с этим дело в России, но в Европе есть правовые прецеденты, которые могут быть экстраполированы на действие национальных законодательств. Для работников в цифровой экономике это важное условие их дальнейшей защищенной работы, с сохранением лучшего, что предоставляет их статус.

ОКАЗАТЬ ДАВЛЕНИЕ…

- Что еще могут сделать профсоюзы в работе с новым типом занятости - с платформенной занятостью?

- Во-первых, после подготовки правового базиса надо организовать этих работников. Если этого не сделать, то невозможно будет вести переговоры с их работодателем. Во-вторых, нужно начать переговорный процесс с установления протоколов и рамочных соглашений, чтобы затем уже двигаться собственно к коллективным соглашениям по поводу рабочего времени, вознаграждения, безопасности на рабочем месте, условий труда и так далее. В ЕС диалог уже идет, но он имеет место именно потому, что профсоюзам ранее удалось организовать этих работников.

Есть проблемы с социальной защитой платформенных работников, их правом на пенсию по завершении карьеры. Это может быть решено только в том случае, если государство признает, что эти работники могут платить взносы социального страхования. И в этом плане правовой ландшафт в разных странах очень различен. Так что профсоюзам надо прежде всего работать над законодательной базой, усилить давление на правительства и парламенты, чтобы те рассмотрели возможность внести изменения в действующие законы.

- Как это может быть реализовано?

- Как вы знаете, профсоюзы имеют некоторый опыт лоббирования своих интересов. Профсоюзы могут быть очень влиятельными, особенно на национальном уровне, когда дело за трехсторонними переговорами, за социальным диалогом.

- Но влияние основано на поддержке - что насчет численности профсоюзов в Европе прямо сейчас?

- Картина очень разная от страны к стране - где-то спад, где-то рост. И даже нельзя говорить об однозначном влиянии пандемии. В некоторых странах, где работники не были защищены схемами временной занятости, численность профсоюзов сократилась. Но в других странах, где правительства - по доброй воле или после переговоров с профсоюзами - ввели схемы защиты занятости, люди не потеряли свои рабочие места. Там работники почувствовали защиту со стороны профсоюзов, и в таких странах мы видим рост численности. И там, где профсоюзам удалось организовать платформенных работников, численность тоже увеличивается.

…И ПРОТИВОСТОЯТЬ ДАВЛЕНИЮ

- Правительства порой отвечают давлением на профсоюзы. Один из недавних примеров - попытки правительства Украины изменить трудовое законодательство в ущерб рабочим. Как европейские профсоюзы отвечают на подобные процессы?

- К сожалению, это происходит не только в Украине, но и в других государствах, например в Венгрии. Это особенно характерно для стран, где у власти находится правоконсервативное крыло, которое пытается ослабить позиции рабочих и лишить их прав. Мы делаем все возможное, чтобы оказать профсоюзам этих стран поддержку.

Несколько лет назад я был в составе относительно успешной совместной миссии ВЕРС, ЕКП, МКП и МОТ - как раз в Украине. Вместе с национальными профсоюзами мы пытались остановить процесс трудовой реформы. Нечто похожее мы делали в некоторых странах Балканского полуострова, в Венгрии. Наша задача - оказывать международную поддержку, но это непросто: в некоторых странах профсоюзы маргинализированы, там нет социального диалога. Наладить его - одна из наших приоритетных задач.

- Я заметил, что все эти примеры - из Восточной Европы, не из Западной.

- В последнее время - да, дела обстоят именно так. Но вспомните ситуацию финансового кризиса несколько лет назад, в 2008, 2010, 2011 годах. Тогда так называемая “Тройка” (Европейский центробанк, Еврокомиссия и МВФ) в качестве решения финансовых проблем предложила в ряде стран действия, которые привели к частичному разрушению института коллективных переговоров, пенсионной системы, социальной защиты. Это было преимущественно на западе Европы: Испания, Португалия, Ирландия, Греция и Кипр. Интервенция “Тройки” была ужасна - они разрушили свободный рынок, коллективные переговоры, сократили зарплаты. Для работающих людей это была трагедия.

Сейчас, к счастью, ситуация изменилась. В большинстве из этих стран правительство сменилось более прогрессивным, и стало возможно реставрировать социальный диалог, промышленные отношения, заново выстроить систему коллективных переговоров, провести ряд контрреформ в пенсионном обеспечении. Но это была очень трудная битва.

- В Испании буквально в этом году прошла трудовая реформа. Как бы вы ее оценили, удалось ли с ее помощью преодолеть последствия интервенции “Тройки”?

- Да, очень позитивная реформа. Она заново устанавливает правильную методологию коллективных переговоров. Национальные отраслевые соглашения снова вернули свою силу. Устранены все возможности для децентрализации соглашений и низведения их на уровень конкретных компаний. Выросла минимальная зарплата.

Что очень важно - платформенные работники были признаны наемными сотрудниками и получили возможность организации и ведения коллективных переговоров. Очень похожие реформы были проведены в Португалии. Как вы видите, есть возможность отразить нападки на профсоюзы и рабочих, но порой это требует долгосрочной мобилизации сил профсоюзов.

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика