Статьи
Дадут ли лекарю лекарево?

Выплаты ФСС достались не всем заболевшим врачам

Дадут ли лекарю лекарево?

Фото с сайта medznanie.ru

В начале эпидемии врачам и медсестрам, заразившимся коронавирусом, пообещали страховые выплаты из Фонда социального страхования. Но получить их смогли не все. Кто-то не вошел в список профессий, упомянутых в указе, кто-то не оформил правильно документы. А кто-то заразился от коллеги, а не от пациента.

В мае прошлого года был опубликован Указ президента № 313 “О предоставлении дополнительных страховых гарантий отдельным категориям медицинских работников”. Согласно этому указу, ФСС должнен выплатить медработникам, заразившимся на работе коронавирусом, 68 тыс. руб. Если работник погиб, семья его должна получить 2,7 млн руб. А если получил инвалидность, то:

- инвалиду I группы - 2 млн руб.;

- инвалиду II группы - 1,3 млн руб.;

- инвалиду III группы - 688 тыс. руб.

Решение это было крайне актуальным, и сложно переоценить востребованность этих выплат. В одной только Башкирии со времени принятия указа выплаты ФСС получили больше 11 тыс. медработников, а в Самарской области к марту этого года - 9 тыс. работников. И далеко не всегда получение этих денег было легким - профсоюзам нередко приходилось добиваться решения возникающих проблем.

Например, в Якутии в прошлом году из-за ковида умерли 10 медработников. Шесть случаев были признаны нестраховыми. А из оставшихся четырех только в одном случае семья получила компенсацию. В трех других случаях ФСС решил, что “нет законных получателей”, ибо дети умерших уже совершеннолетние. Реском профсоюза работников здравоохранения в итоге добился, чтобы из резервного фонда правительства Республики Саха (Якутия) было выделено больше 8 млн руб. Эти средства направили на оказание социальной поддержки семьям погибших медработников. Деньги были перечислены медучреждениям, где трудились работники, и каждая семья умершего получила по 2 млн руб.

“Солидарность” решила поговорить с профлидерами из регионов, чтобы узнать, как приходилось решать проблемы с выплатами и что еще надо сделать.

ЧИТАЮТ КАК ХОТЯТ

Как рассказывает председатель Астраханского обкома профсоюза работников здравоохранения Елена Свекольникова, в первые полгода, пока представители профсоюзов не были введены в состав комиссий при лечебных учреждениях, проблем со страховыми выплатами было немало:

- Далеко не все имеют право на выплаты. Комиссия при учреждении должна решить, что был контакт с больным (попавшим в реестр больных ковидом) при исполнении рабочих обязанностей в течение 14 дней до заболевания. Тогда комиссия направляет решение в ФСС, и фонд делает выплаты - 68 тысяч рублей в случае легкого заболевания. В основном проблемы были из-за того, что закон каждый читал как хотел. И написан этот закон был так, что позволял это. Поэтому люди обращались к нам, многое решалось потом в ручном режиме. К примеру, пришлось решать проблему с одним студентом-медиком. Его положили в госпиталь, который у нас организован на базе областной больницы. Там, увидев медика в реестре, просто его выписали, не подав справку работодателю. Решили это самостоятельно, и ссылались на местные минздравовские алгоритмы. Пришлось очень сильно ругаться с начальником клинико-экспертного отдела. Я постановлением правительства тыкала: ваше дело - подать справку, а не решать, положены выплаты или не положены.

По словам Свекольниковой, похожая проблема была и с одним погибшим врачом, начальником оргметодотдела районной больницы. По нему тоже просто не подали документов, решив, что его должность не “в списке”. Хотя это ничего не говорит: он мог совмещать должности, мог пройти переподготовку и работать в госпитале. Профсоюз добился подачи документов. Правда, комиссия в выплате все равно отказала.

- То есть основная проблема была именно в том, что вот так на местах читают документы: сами решают, что положено, что не положено, - поясняет профлидер. - Но и постановления были несовершенны - допускали такие трактовки. Пришлось доказывать. Проблема решилась прошлой осенью, когда в постановление внесли изменения и в состав комиссий при учреждениях вошли представители профсоюзов. С тех пор уже девять месяцев нет ни одной жалобы.

Официально же, по словам председателя обкома, в регионе всего один врач умер от ковида, заразившись на работе. Это бывший врач-психиатр, который вышел на пенсию и стал работать санитаром. Заразился он на работе, контакт комиссия подтвердила, семья получила выплату.

ВРАЧИ НЕ ЗАРАЗНЫ?

Вячеслав Грек, председатель Тверского обкома профсоюза работников здравоохранения, также входит в состав апелляционной комиссии. По его словам, многие люди обращаются за страховой компенсацией наобум, не понимая, что требуется для получения выплаты:

- Им никто не пояснял, что должен быть соблюден ряд условий. И в результате у кого-то в больничном стоит диагноз ОРЗ, у кого-то нет теста ПЦР или снимка КТ. Получается - да, врач или медсестра, да, был контакт с больным пациентом, но не был установлен диагноз. В результате - отказ в выплате. И рады бы помочь, но никак. Отдельный случай - установление источника заражения. Была у нас такая история: санитарка мыла два отделения, в одном были пациенты с коронавирусной инфекцией. Эта санитарка заболевает ковидом, ходит по всем отделениям, у нее подтверждают диагноз. Но вот этот контакт сотрудников, медработника с медработником, не учитывается, когда решается вопрос о страховых выплатах. По этим вопросам мы обращались в вышестоящие органы, в органы законодательной и исполнительной власти, предлагали внести изменения в указ: все-таки, если сотрудник от сотрудника заражается, это должно быть страховым случаем, это же на работе происходит. Мы считаем, эти люди заслуживают компенсации.

Как говорит председатель обкома, не стоит забывать, что таким же образом от заболевшего медработника могут заразиться и его коллеги, которые “не в списке”: работники бухгалтерии, административно-управленческого аппарата и т.д. Поэтому обком профсоюза пытается восстановить справедливость своими силами:

- Всем, кто у нас заболел ковидом, от 2 до 15 тысяч рублей выделяли от профсоюза, в зависимости от тяжести поражения. И 30 тысяч мы выделили семье умершего председателя одной районной организации, врача. Всего же за этот год обком затратил на компенсации, на реабилитацию после ковида порядка миллиона рублей. И больше 300 тысяч выделили первичные профорганизации. С учетом того, что у нас численность не очень большая, порядка 6600 членов профсоюза, это солидная сумма для нас. Что же касается компенсаций от ФСС, то, как я уже говорил, получить их не всегда легко. Но чем сильнее профком в больнице, тем проще: работникам помогают собрать и оформить документы. У нас в этом плане 7-я городская больница стала лидером - там выплаты получили почти все.

ПЕРВИЧНОЕ ЗВЕНО УНИЧТОЖЕНО

- Очень сложная ситуация была именно в городских больницах, а не в ковидных госпиталях, - говорит заместитель председателя профкома 7-й городской больницы Твери Ирина Глухова. - Ведь первыми с коронавирусом столкнулись участковые. Врач, которого вызывают на дом, шел на вызов совершенно незащищенным и не знал, что его там ждет, и только потом выяснялось, что это ковид. И в стационаре - когда привозят пациента, мы не знаем, есть ли у него вирус, и отказать в приеме больного не можем. У нас вот в сосудистый центр часто привозят пациентов с инсультами и инфарктами, они без сознания. А позже, когда мы его уже приняли, провели какие-то мероприятия по спасению, много медиков с ним работали, выясняется, что он заражен коронавирусом. И тогда переправляем в ковидный госпиталь…

Глухова говорит, что наибольший процент зараженных оказывается в отделении неврологии, в итоге 50% врачей уже переболели ковидом. Чуть пониже опасность в отделении кардиологии, но и там болели.

- Я вам даже точные цифры назову, сколько переболело за два года: 262 члена профсоюза, - рассказывает профлидер. - Сейчас мы проводим углубленную диспансеризацию, хотим полностью всех обследовать, потому что очень много у людей осложнений после ковида. Уже 41 человек диспансеризацию прошел. Умерло у нас четверо. Первой умерла участковая медсестра, в молодом возрасте. Мы добились для ее семьи страховых выплат (хорошо, что очень сильный у нас инженер по охране труда): 2,7 млн получила семья от ФСС. Семье погибшего от ковида хирурга тоже выплатили компенсацию. А вот семье умершего плотника - нет, потому что он не медик. Хотя это несправедливо. Слесари-сантехники, плотники, электрики - они все работают в палатах, они заходят к пациентам, но денег за это в случае заражения не получают. А они также болеют и умирают рабочем месте. Но оплачивают только медикам.

Не получила выплату и семья умершей санитарки, говорит зампред профкома.

- ФСС отказала в выплате, потому что санитарка до этого уже болела и получила 68 тысяч за то, что переболела. Хотя она у нас переболела даже не два раза, а три. Как и многие - мы же не ковидный госпиталь, у нас люди менее защищены. При этом компенсацию от ФСС можно получить не больше трех раз, дальше отказывают. И вообще, сейчас считают, что проблема решена - раз началась вакцинация…

В прочих случаях, говорит Глухова, удалось помочь получить выплату страховки всем двум с половиной десяткам переболевших членов профсоюза. Кроме того, для реабилитации переболевших профком в прошлом году достал пять бесплатных путевок, а еще семь - в этом. Люди, получившие путевки, довольны, так как многие столкнулись с осложнениями. А здоровье сейчас ой как нужно - работать приходится за двоих:

- Первичное звено почти утеряно. Сначала потеряли большое количество участковых в возрасте. Когда они стали видеть, что умирают их ровесники, их подруги, друзья, они испугались. И уже не возвращаются. Молодежь идет работать в ковидные госпитали, там намного больше зарплата, работа у нас же в городе. Да и Москва с Санкт-Петербургом рядом, там зарплаты еще выше. А у тех же врачей, которые с ковидными пациентами официально не работают, зарплата упала, потому что уменьшились стимулирующие выплаты. В итоге у нас жуткий дефицит кадров. А сейчас еще надо вакцинацию проводить - люди просто с ног валятся, такие переработки. Ситуация очень тяжелая.

ИЩЕМ ДОБРОВОЛЬЦА ДЛЯ СУДА

- У нас в регионе профсоюзы вошли в состав комиссий раньше, чем в постановление внесли изменения, - рассказывает председатель Карельского рескома профсоюза работников здравоохранения Михаил Цаплин. - Так что особых проблем у нас нет. Летальные случаи в Карелии немногочисленны по сравнению с другими регионами. Все, кому отказали комиссии при лечебном учреждении, могут обратиться в апелляционную комиссию при региональном Минздраве. Я вхожу в состав этой комиссии. Состоялось шесть заседаний, были отказы, да, но никто не опротестовывал, все в рамках закона. Хотя есть и спорные случаи. Вот, например, был случай по рентген-лаборанту. Посчитали, что она заразилась дома, от мужа, хотя она работает в детской республиканской больнице и проводила исследования как раз в “красной” зоне. И нельзя исключить, что это она мужа заразила, а не он ее. Но комиссия решила отказать. И женщина не стала опротестовывать.

Самая большая проблема, по словам Цаплина, по летальным случаям у немедицинских работников - регистраторов, уборщиков. В этих случаях больницы в Карелии пытаются из своих средств как-то компенсировать родственникам утрату. Но суммы, конечно, скромнее “списочных” специальностей. Михаил Цаплин не скрывает, что реском ждет, когда-то кто-то решится все-таки пойти в суд и проблема сдвинется с мертвой точки:

- Например, был случай врача-психолога. Она заразилась от пациента, это доказано. Она входит в номенклатуру медработников, но не попала в перечень работников, отраженный в указе. Перечень исчерпывающий, поэтому ничего нельзя сделать. Ей отказала и комиссия при больнице, и апелляционная комиссия. И мы рассчитывали, что врач пойдет в суд, создаст прецедент, настрой у нее был. Но она отказалась от этой идеи. Потом похожая ситуация была с уборщицей. На самом деле у нее функции санитарки, и работает она в отделении интенсивной терапии. Ее просто переименовали из санитарки в уборщицу, что даже нелогично - в Порядке оказания помощи нет такого. Но из-за этого переименования она лишилась выплаты. Мы готовы были ее поддержать в суде. Но она не пошла дальше.

В других регионах тоже обходится без судов. Так, в Саратове за помощью к профсоюзам обратилась врач-судмедэксперт Бюро судебно-медицинской экспертизы: комиссия отказала в выплате, решив, что врач не имела непосредственного контакта с биоматериалом пациента с коронавирусной инфекцией. Полгода она пыталась самостоятельно решить проблему, потом обратилась в профсоюз и получила свою выплату.

- В суд обращаться не пришлось, решили все обращением в прокуратуру, - говорит Наталья Беляева, правовой инспектор труда Саратовской областной организации профсоюза. - Как, впрочем, и в других случаях. Поначалу было очень много обращений за помощью. Но решать удавалось, не доходя до суда.

В Башкирии же профсоюзы, войдя в состав комиссий, решили, что в первую очередь будут поддерживать немедицинский персонал, переболевший в стационаре, но не получивший выплаты ФСС. В том числе - в виде материальной помощи этим работникам. Тем не менее в регионах считают, что надо корректировать указ.

- Мы очень ждали изменений, - сетует карельский профлидер Михаил Цаплин. - ЦК профсоюза настаивал, обращение в адрес Мишустина писал и в адрес Путина, весь конец 2020 года указывали на проблему. И правительство обещало. Но “прочих работников” так и не внесли в список. Та “модернизация”, в рамках которой санитарок переименовали в уборщиц, очень ударила по этой категории граждан - практически они были лишены и этих выплат, и страхового обеспечения. Мы тоже писали обращение и в адрес Мишустина, и в адрес Путина, но все это оставлено без внимания.

Автор материала:
Полина Самойлова - Дадут ли лекарю лекарево?
Полина Самойлова
E-mail: samoilova_polina@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet