Статьи

1

Долгая дорога до справедливости

Профсоюз и госинспекция труда добились компенсации семье умершего работника

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

Водитель, молодой мужчина, умер прямо за рулем. Выяснилось, что перед этим он трудился так много, что практически жил на работе. Работодатель пытался доказать, что это несчастный случай, “не связанный с производством”. Потребовалось полтора года судебных разбирательств, и профсоюз сумел добиться для семьи погибшего положенных компенсаций.

В 2016 году во время работы умер водитель-экспедитор. У 45-летнего мужчины случился сердечный приступ в дороге, и он не смог его пережить. Водитель трудился в ООО “Сельта” четыре года и десять месяцев. У него осталось вдова и двое детей - шестилетняя дочь и полуторагодовалый сын. Однако работодатель сделал все, чтобы семья не смогла получить компенсацию.

- Это так называемое ООО “Сельта” - по сути транспортное подразделение “Магнита”, - рассказал “Солидарности” председатель Челябинского обкома профсоюза “Торговое единство” Олег Фомин. - Водитель повез груз из распределительного центра и в дороге умер. “Сельта” собирает комиссию по расследованию несчастного случая, и сторона работодателя представлена с перевесом. Мы начинаем задавать вопросы, нам говорят: “А мы все уже расследовали”.

По словам председателя обкома, расследование было прекращено уже во время второго заседания, даже без предоставления всех положенных документов. Случай признали “не связанным с производством”. Все потому, что “независимых” членов в комиссии было четверо (по представителю от Гострудинспекции (ГИТ), Фонда социального страхования (ФСС), профсоюза и местной администрации), а представителей работодателя - пятеро. Представители профсоюза и ГИТ написали особое мнение в протоколе.

- Гострудинспекция проявила принципиальность и провела свое дополнительное расследование. В результате нашли документы, согласно которым человек дневал и ночевал на работе целую неделю перед смертью. Поспит четыре часа в кабине - и в рейс, поспит четыре часа в кабине - и в рейс. Инспекция труда признала этот случай связанным с производством, “Сельта” оспорила решение ГИТ в суде. Профсоюз привлекли в качестве третьего лица. В суде первой инстанции мы проиграли. А в апелляционной инстанции выиграли. Случай был признан связанным с производством. Что это означает? Что вдова сразу же должна получить миллион рублей. И что ФСС начинает ежемесячно делать ей выплаты на детей. То есть - серьезные деньги.

Как рассказал Фомин, судебное решение было направлено в Краснодарское региональное отделение ФСС, по адресу головного предприятия. Однако там ответили, что, мол, случай связан с производством, но не страховой, денег платить семье не будут.

- Тут мы даже спорить не стали, а сразу подали в суд, и за полтора-два месяца его выиграли. Лишь в 19-м году семья смогла получить единовременное пособие, а потом уже стала получать и ежемесячные выплаты на детей. Но, скорее всего, это не конец истории. Есть впечатление, что не вся заработная плата выплачивалась как “белая”. Одна часть денег приходила как зарплата, а другая как “компенсация за разъездной характер работ”. С компенсации не делается отчислений в социальные взносы. Соответственно, занижается зарплата. Сейчас мы будем биться за то, чтобы доказать это. И будем еще добиваться компенсации морального вреда. Для нас конец - не выигрыш судебного процесса. Для нас результат - когда семья получит деньги.

Автор материала:
Полина Самойлова - Долгая дорога до справедливости
Полина Самойлова
E-mail: Samoilova@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Махнев Михаил
17:51 от 17.06.2019
Всё это, конечно, правильно. Компенсация - это здорово. Но человека-то не вернёшь. Что надо сделать, чтобы таких случаев не было в принципе? Штрафовать работодателя на миллиарды? Лишать лицензии компанию? Уголовное дело заводить?

Ну не создадим мы везде первички, как бы ни хотели этого. Но, может быть, в случае грубых нарушений режима труда и отдыха к чему-то всё-таки принуждать работодателя? Ужесточать контроль?
Ну например, в течение 10 лет после подобного случая ежегодно предоставлять всю информацию, связанную со здоровьем работников (медосмотры, отпуска, условия труда...) в госинспекцию труда хотя бы?
В конце концов у нас народосбережение объявлено....