Статьи

Гардемарину пока рано на пенсию

Интервью с Дмитрием Харатьяном перед юбилеем

Фото: Николай Федоров / "Солидарность"

Дмитрию Харатьяну 21 января исполнится 60 лет. Еще год назад, до пенсионной реформы, у народного артиста можно было бы спросить, не собирается ли он на пенсию… Впрочем, у него столько планов, что о пенсии он и не думает. Харатьян рассказал “Солидарности” не только о новых проектах, но и о работе по 12 часов в сутки без отпусков, о самом запоминающемся подарке на день рождения, а также о том, на что он потратил свой гонорар за первые съемки.

РАБОЧИЙ ГРАФИК АРТИСТА

Профессия артиста настолько специфическая, что многое в ней “не как у людей”, и условия работы регулируются практически только трудовым договором, где прописаны даже выходные дни. У тех, кто снимается в сериалах, график довольно жесткий: обычно работа длится 12 часов в день лишь с одним выходным в неделю.

- Я в Одессе снимался в сериале “Джентльмен сыска Иван Подушкин” по книге Дарьи Донцовой, и там как раз такой жесткий график был. Или вот мы полгода снимали “Зеленый фургон. Совсем другая история”, 16 серий. Сериал, кстати, скоро выходит на Первом канале, - рассказывает Дмитрий Харатьян. - Нам после ночных смен иногда дают отсыпной день, но только один день, чтобы ночью опять сниматься. Смен “сутки через двое” у нас нет, 12-часовой рабочий день - норма. В каких профессиях еще так?

По его словам, съемки в таком тяжелом графике длятся два-три месяца, иногда полгода, затем проект заканчивается и можно отдохнуть, но... Если у актера начинаются следующие съемки, то что тогда? Он остается без отпуска и продолжает работать в таком же графике?

- Да, отпуск и выходные, по сути, регулирует сам актер в зависимости от своей трудовой занятости. Все в договоре прописано: 12 часов рабочий день, один перерыв на обед. Если переработка, то она оплачивается с увеличением ставки: до двух часов с одним коэффициентом, после двух часов переработки - с другим. В принципе, сейчас актер очень защищен договором. В 90-х были истории, когда актеры не получали зарплату месяцами, но тогда вообще были тяжелые времена в стране, что отражалось и на кинематографе.

ШТУЧНАЯ ПРОФЕССИЯ

- Дмитрий Вадимович, а вы или ваши знакомые сталкивались с проблемами в трудовых отношениях?

- Я работаю по договорам, и все зависит от заключенного договора. Если в нем все правильно прописано, то обычно не возникает никаких проблем. Если договор нарушается, то актер может привлечь в помощь юриста, но в целом сам решает свои проблемы, в том числе через суд. По крайней мере, я решаю сам. У нас штучная, индивидуальная профессия. У каждого актера свой путь в работе, в профессии. Зависит от статуса актера, его востребованности.

А вот к услугам профсоюза Дмитрий Харатьян никогда не обращался, зато тепло отзывается о Гильдии актеров кино России, которая частично выполняет функции профсоюза: помогает ветеранам, артистам в тяжелой жизненной ситуации.

- У нас специфическая профессия, к тому же есть актеры востребованные и невостребованные. Профсоюз, наверное, нужен больше невостребованным и возрастным актерам, которые находятся в тяжелом финансовом положении.

ПЕРВАЯ ЗАРПЛАТА

- Вы помните свой первый гонорар?

- Да. Он у меня был больше, чем у мамы. У мамы - 110 рублей, она инженер-строитель, а у меня 120 рублей в месяц, и съемки длились месяца четыре, так что сумма вышла приличная.

- На что ее потратили?

- Я все отдал маме, а она мне купила гитару “Орфей”, о которой я мечтал, - смеется Харатьян. - Еще мне джинсы купили за чеки в “Березке”, а чеки купили на рубли. Ну, и семью я поддержал. Но это была не первая зарплата. Первая была в тринадцать лет, я летом три дня проработал на поливальной машине в колхозе в Павшине и обгорел: солнце, жара, тогда же солнцезащитных кремов не было. Помню, меня сметаной и кефиром мазали, я потом неделю в себя приходил.

ПЛАНЫ НА ЮБИЛЕЙ

Еще год назад большинство россиян в 60 лет уходили на заслуженный отдых. Но ведь у артистов все “не как у людей”…

- Пока артист востребован, он не уходит на покой, он все равно работает. Если не получается работать, то приходится жить на пенсию. Ее размеры отличаются: у простого артиста одна пенсия, у заслуженного - другая, у народного - третья. Поскольку я народный артист, то у меня, видимо, будет повышенная пенсия. Но есть нюанс: я живу в Подмосковье. Если бы жил в Москве, то уже бы получал эту выплату, в Москве народные артисты ее получают раньше, чем в Подмосковье. Но я о пенсии еще не задумывался, - признается Харатьян.

В общем-то, он и итогов особо не подводит. Говорит, что у него получаются не итоги, а планы на будущее:

- Каждый юбилей, как и Новый год, предполагает, что нужно подводить некую черту. Наверное, это правильно. С театром у меня сейчас пауза, зато очень много концертной деятельности. 21 января начинается юбилейный тур большим концертом в Санкт-Петербурге. В Москве концерт пройдет 12 февраля в Кремле, накануне Дня влюбленных; там выступят и Александр Розенбаум, и Лев Лещенко, и Гарик Сукачев, и Григорий Лепс, и Олег Митяев, и еще много кто. Называется “Дороги любви”. Зеркально получилось: 21 и 12. Это не нарочно! - заверяет артист и добавляет, что в рамках этого тура выступит в российских регионах, а также в странах Балтии, в Беларуси, Казахстане.

- Это и есть мой отчет за творческую жизнь. Моя концертная программа формировалась всю жизнь. Я же с 15 лет в профессии. В первый съемочный день, 4 января, мне было еще 15 лет, и прямо на съемочной площадке исполнилось 16 лет, и весь кинокласс меня поздравлял. Зиновий Гердт написал стихи на фотографии с проб. Они увеличили фото до размера листа ватмана, и он написал: “Дима, поздравить тебя просто необходимо! Обрати внимание на рифму”. Он играл у нас учителя химии в кино. Это, наверное, мой самый ценный подарок, я его храню.

Харатьян рассказал, что первой в концерте он исполнит песню “Школьный вальс” - это та песня, которой заканчивался фильм “Розыгрыш” и начиналась его жизнь, связанная с кино.

- Это был мой первый фильм, мой первый учитель - режиссер Владимир Меньшов, мой бог и создатель, которому я бесконечно благодарен. Именно он открыл для меня врата в рай этой профессии. До этого я был провинциальным мальчиком из города Красногорска, играл на гитаре, пел песни…

- Какие у вас планы?

- У меня планов громадьё. К юбилею выходит на экраны несколько картин: продолжение “Зеленого фургона” и первая часть “Гардемаринов”. Мы сейчас работаем над проектом, который называется “Гардемарины-IV” и “Гардемарины-1787”, они объединены одной темой. Режиссер Светлана Дружинина наконец пробила этот проект, который уже лет десять вынашивала, государство ей выделило средства, и она уже сняла первый фильм. “Гардемарины-IV” - это фильм, условно, “про мир”, “Гардемарины-1787” - условно, “про войну”. “Мир” мы сняли в Крыму, следующим летом начнем там же снимать “войну”. Почему “Гардемарины-1787”? Потому что там будет про Кинбурнскую баталию - эпизод Русско-турецкой войны, она была в 1787 году. Там воевал Суворов, а мы, гардемарины и наши дети, сражались вместе с ним.

Автор материала:
Юлия Рыженкова - Гардемарину пока рано на пенсию
Юлия Рыженкова
E-mail: ryjenkova@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте