Статьи
История одного шахтера

О работе под землей из первых уст

История одного шахтера

Фото: Камиль Айсин / "Солидарность"

Валерий Панов - шахтер с более чем сорокалетним стажем. Его отец работал на шахте. А сын продолжил трудовую династию. В беседе с “Солидарностью” Валерий Павлович рассказал о труде горняков, о заработках и заботах на поверхности.

ПОД ЗЕМЛЕЙ И “НА-ГОРА”

Рано утром в тот день, когда я приехал на шахту “Октябрьская” (Кузбасс, Ленинск-Кузнецк), “полетел” обслуживающий ее сервер. Кончилась ночная смена, шахтеров подняли на поверхность, а следующую смену отправили по домам. Шахта, конечно, не нашпигована электроникой, но все данные о вентиляции, загазованности, температуре и многом другом, что важно для безопасности рабочих, поступают на центральный компьютер. Однако ремонтному цеху пока не до починки сервера. Им без него даже легче - можно разобраться с накопившимся оборудованием, не ожидая новых поступлений поломанной техники.

Валерий Павлович Панов родился 13 февраля 1955 года в городе Полысаево. Больше половины жизни он работал в забое. Пока на поверхности дряхлели и уходили генеральные секретари и менялись президенты, он ремонтировал то, что ломалось под землей. Первым делом, придя на встречу с корреспондентом, он попросил газетку, чтобы не замарать стул - работа по ремонту не такая пыльная, как в забое, но и там далеко от чистоты.

- Работаю здесь - страшно подумать - с 1976 года, - Валерий Павлович как будто сам не поверил своим словам. - Я, считай, как учеником электрослесаря начал, так по сей день и тружусь на “Октябрьской”. Работал всю жизнь в очистном забое, с первого дня.

Валерий Павлович вспоминает, что первый раз пришел на шахту в 1972 году осенью, сразу после школы. Сначала работал электрослесарем. В следующем году ушел в армию. Тогда уже служили два года, и в 1975-м он вернулся, отучился на курсах, а в следующем году пошел под землю. Много позже вышел, как говорят, “на-гора” - то есть на поверхность. Сейчас он электромонтер, слесарь по ремонту шахтного оборудования. Трудно уловить разницу между его профессиями, поэтому я спрашиваю, что входит в его обязанности.

- Ну чем я занимаюсь? Ремонт шахтового оборудования: привода, комбайны - все подряд. Там под землей своеобразная работа. Аппаратура стоит. Ремонтируешь ее. Ходишь на комбайн - где-то механические, электрические поломки. Что-то приходится менять, что-то чинить. Отказы бывают - не включается что-то. Сегодня одно, завтра другое. Техника движется, ломается - надо ремонтировать.

Поскольку техника во всех смыслах не стоит на месте, то у горняков - что старых, что молодых - теперь в работе куда больше разного оборудования. Все становится сложнее, и постоянно приходится разбираться в новинках.

- Теперь уже там столько электроники натолкано. Где-то что-то стремимся, так сказать, в ногу с прогрессом идти, - мне послышались нотки самоиронии в этих словах.

Ветеранам, само собой, сподручнее работать по железу и электричеству - там все выглядит куда более знакомым. Оборудование на ремонт приходит самое разное, и неполадки тоже на любой вкус и цвет. Где-то достаточно просто подшипники поменять, а бывает работа намного серьезнее. У каждого в цеху своя область работ. Своим делом Валерий Павлович живет, его труд стал частью его самого. Настолько за всю жизнь привык к этому, что сейчас ремонтировать для него так же естественно, как поправить очки на носу.

В ремонтном цеху график 5/2, не как в забое. В субботу есть дежурный, у которого выходной переносится на понедельник. Смена с восьми до половины четвертого.

- Сколько же вы проработали под землей? - интересуюсь.

- Работал в шахте тридцать девять лет, до сорока чуть не дотянул, а потом на поверхность вышел. Вроде как со зрением что-то. Я уже даже забыл, с какого года я здесь.

Получается, на поверхности Валерий Павлович работает с 2015 года. Он родился в шахтерском городке и сразу, как закончилось детство, пошел работать в забой. Сама собой приходит мысль, что и родители его - по крайней мере отец, - были шахтерами. Так и есть - отец и мать тоже работали на “Октябрьской”. Шахтерская династия. И сын шахтер, но перешел на другую шахту, более стабильную, а дочь нашла себя в другой сфере.

- Деда я не знал, не видел никогда. Он во время войны погиб. Отец мой тогда еще маленький был - он с двадцать девятого года.

ЗАРПЛАТА - СЛАБОВАТА

Сорок четыре года работы на шахте. Я, как человек, лишь краем заставший советскую действительность, но помнящий шахтеров напротив Дома правительства, не могу не спросить, как было тогда и как живется сейчас.

- На нашей шахте не шибко в лучшую сторону изменилась жизнь. Может, где-то на других предприятиях и получше - не знаю. Сами знаете, власть совсем другая была, хозяева другие были - государство. А сейчас все частное. Какие-то годы, пока хохлы были, немножко жизнь по-другому шла. Потом что-то произошло - стало хуже. Снабжение стало победнее, оборудование новое уже не покупалось, запчастей поменьше стало. Работать-то стараемся, делать из чего - есть. Лучшего пока не видно. Может, что-то изменится. Жить в новых условиях сложнее. Зарплата идет с задержками: раньше стабильно платили, хватало на все, что нужно. А сейчас и заработок пониже - не то, что “на горах”, и у подземников тоже.

- Неловкий вопрос, но сколько получаете?

- Тысяч двадцать семь, в общем. А со мной в цеху работают - так и поменьше. У меня хоть еще какая-то доплата идет. Но слабовато, сами понимаете. Прокормиться, одеться на эти деньги, конечно, проблемно. Мне еще, допустим, пенсия помогает. А если без пенсии, особенно молодежи, - я вообще не знаю, как им быть. Еще и с такими задержками.

Молодежь на шахте - сегодня есть, а завтра нет. Уходят туда, где получше, где заработок повыше. Ни о каком престиже шахтерской профессии уже говорить не приходится. У Валерия Павловича внучка и два внука. Внучка учится в Кемерово, а мальчики еще в школе. Им тоже приходится немножко помогать. Как говорит их дед - не густо, но потихоньку. Супруга Валерия Павловича до пенсии трудилась в садике от шахты, а потом шахта “все раздала”.

Валерий Павлович с женой живут в собственном доме, там всегда находится работа, особенно летом. Все время при деле. То пора что-то чинить, то строить или делать ремонт. Зимой каждый день приходится чистить снег. Зато летом есть овощи, ягоды. Свой огород подсобит. Иной раз семье удается выкроить время на отпуск: в прошлом году ездили на курорт между Омском и Новосибирском. На поезде ночь и еще половина дня - часа в три уже там. Еще несколько лет назад, благодаря путевке от шахты, ездили на юг.

- Не любитель я истории рассказывать. Живешь да живешь, - подытожил Валерий Павлович.

Теги:
Автор материала:
Камиль Айсин - История одного шахтера
Камиль Айсин
E-mail: aysinkn@gmail.com
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика