Статьи
“Люди шли в огонь с голыми руками”

Как французские врачи борются с коронавирусом и оптимизацией здравоохранения

“Люди шли в огонь с голыми руками”

За 20 лет число реанимационных коек во Франции снизилось в два раза, и это привело к тому, что в пик пандемии врачам приходилось выбирать, кого спасать. Профсоюзы медиков еще до этого поддерживали забастовки с требованиями увеличить финансирование госпиталей, оснастить врачей средствами защиты и прекратить оптимизацию здравоохранения, но даже в декабре 2019 года сотни реанимационных коек ликвидировались. Корреспондент “Солидарности” побеседовала с врачом парижского госпиталя, активистом профсоюза здравоохранения CGT, членом Ассоциации врачей скорой помощи Франции Кристофом Прюдомом.

УДАР НА ГОСПИТАЛИ

- Кристоф, что изменилось в работе французских медиков в условиях пандемии коронавируса? С какими проблемами они столкнулись?

- Мы работаем с большими трудностями, потому что французская система госпиталей не была рассчитана на то, чтобы выдержать пик эпидемии. По всей стране у нас насчитывалось лишь пять тысяч реанимационных коек. Необходимость же в них составляла 11 тысяч. Сопряжение таких факторов, как недостаток коек в реанимации, недостаточные материальные условия, нехватка специально подготовленного персонала, - все это привело к тому, что мы сейчас констатируем очень высокую смертность, она у нас гораздо выше, чем, например, в Германии, где коек втрое больше.

- Вы работаете на скорой помощи, врачи которой первыми оказывают помощь больным в критической ситуации.

- Я работаю в самом большом госпитале Европы, в его системе - 39 больниц с 20 тысячами койко-мест. Это государственный госпиталь под управлением регионального департамента здравоохранения. И скорая помощь - часть этой госпитальной системы.

Мой личный опыт заключается в том, что в разгар эпидемии мы столкнулись с нехваткой вот этих реанимационных мест в больницах, и нам пришлось выбирать, кого спасать, а кого нет. Просто надо понимать, что за 20 прошедших лет во Франции ликвидировали 5 тысяч коек в реанимации, то есть сократили вдвое возможный объем приема. И когда наступает эпидемия такого типа, то противостоять ей физически невозможно, тогда приходится выбирать.

- А что с наличием карет скорой помощи?

- В том, что касается скорой помощи, то в период пандемии, наоборот, эту службу усилили. В три раза больше народа работало в колл-центрах, которые получали вызовы от пациентов, и в три раза больше выходило на линию карет скорой помощи. Но это никак не помогало людям, которых спасти можно было, только подключив к аппарату ИВЛ. Узким местом стали именно койки в реанимациях и наличие ИВЛ. Особенность этой болезни в том, что пациенту очень быстро может стать плохо. Вот эти пять тысяч коек не могли справиться с наплывом людей, которых нужно было подключать к аппаратам.

ПРОФСОЮЗ ПРЕДУПРЕЖДАЛ

- Есть ли дефицит врачей и медсестер?

- Конечно, пришлось прибегать к помощи добровольцев. На работу вышли врачи, находящиеся уже на пенсии, на помощь пришли спасатели. Поскольку эпидемия сильнее всего затронула лишь четыре французских региона, и в других областях наплыв больных коронавирусом был не таким большим, врачи из других регионов приезжали помогать туда, где рук не хватало. Но все равно дефицит медперсонала ощущался, потому что в нашей системе здравоохранения количество штатного персонала напрямую зависит от числа койко-мест в госпиталях.

В последние годы Министерство здравоохранения вело политику оптимизации государственных больниц, и несколько сотен коек были ликвидированы буквально в декабре 2019 года, то есть за несколько недель до начала эпидемии коронавируса во Франции. Уже год, как мы (профсоюз работников здравоохранения “Всеобщей конфедерации труда” (CGT). - Прим. авт.) бастуем против политики сокращения коек и, соответственно, рабочих мест. Мы выступаем, наоборот, за наращивание ресурсов государственных больниц.

- В чем состояла профсоюзная работа в период коронавируса?

- Во-первых, профсоюз требовал выдать средства индивидуальной защиты, потому что их просто не было, и люди шли, можно сказать, в огонь с голыми руками. Пришлось даже экипироваться просто мусорными мешками, то есть врачи вместо специальных блуз надевали на себя мусорные пакеты. И поэтому профсоюзы очень громко требовали средства индивидуальной защиты. Оказывалась конкретная помощь тем работникам, кто все-таки заболел, как медицинская, так и материальная.

Сейчас профсоюз CGT добивается, чтобы заражение коронавирусом работников здравоохранения было признано несчастным случаем на производстве и было квалифицировано как профессиональное заболевание. Министр здравоохранения пообещал, что поддержит это требование, но документ пока не подписан. Мы также продолжаем давить на Минздрав и органы санитарного контроля, чтобы те дополнительные средства, которые все-таки были выделены госпиталям в этот тяжелый период, продолжали поступать, несмотря на то, что эпидемиологический пик распространения инфекции спадает. Мы знаем, что нам нужны эти средства - просто для того, чтобы продолжать нормальное существование.

В течение последнего года медики во главе с профсоюзом проводили локальные забастовки, и один из лозунгов был такой: “Вы считаете деньги - мы будем считать трупы”. Собственно говоря, так оно и произошло.

- Что даст медикам признание заражения коронавирусом профзаболеванием?

- Если в результате профессионального заболевания врачи, например, приобретают инвалидность и вынуждены перевестись на другую работу, то им положена специальная пенсия. По накопившимся наблюдениям, у тех, кто переболел COVID, часто остаются проблемы с органами дыхания, поэтому есть большая вероятность, что последствия этого заболевания отразятся на здоровье и в дальнейшем.

“А”-СПРАВКА

14 ноября 2019 года во Франции прошла крупная общенациональная забастовка медработников под единым лозунгом: “Спасти государственные больницы”. Забастовку поддержали абсолютно все профсоюзы и левые политические партии. “Последние десять лет именно больницы стали главным объектом сокращения государственных расходов. Так больше не может продолжаться, мы на краю обрыва”, - заявила Ясмина Кетталь, координатор объединения медиков скорой помощи.

В марте 2020 года министр здравоохранения Оливье Веран сообщил, что правительство намерено увеличить число коек в реанимационных отделениях с 5 тысяч до 14 - 14,5 тысячи, чтобы помочь больницам в борьбе с эпидемией.

В ЗОНЕ РИСКА

- Как оплачивается труд медиков, борющихся с коронавирусом? Полагаются ли им какие-то надбавки?

- Пока их нам только обещают: специальную премию в полторы тысячи евро всем работникам здравоохранения и оплату сверхурочных часов. Причем этих сверхурочных за время борьбы с эпидемией накопилось достаточно. Сейчас медики работают по 60 - 70 часов в неделю.

- Медицинские работники сейчас в самой большой зоне риска, соответственно, члены их семей подвергаются опасности заражения. Есть ли во Франции практика, когда медперсонал больниц проживает отдельно от семей или работает вахтами и сменами? Предоставляется ли медикам служебное жилье? Обеспечены ли врачи и медсестры необходимыми средствами индивидуальной защиты?

- Медиков, которые приезжали на помощь из других регионов, селили в гостиницы, поэтому для них такой вопрос не вставал. Но для всех остальных больницы ничего не организовывали централизованно. Некоторые врачи хотели на период пандемии отселиться и жить отдельно, чтобы не подвергать риску своих родных и близких. Такие варианты где-то имели место быть, но на уровне индивидуальной организации и взаимовыручки. Вместе с этим у нас до сих пор не решена проблема средств защиты. Масок FFP2 не хватало - их распределяли только тем, кто работает в реанимации. Остальной персонал защищался, как мог. Так, мой друг и коллега Рик Лупьяк умер несколько дней тому назад после того, как заболел COVID-19. По данным собранным нашим профсоюзом примерно из половины госпиталей страны, COVID заразилось 12 тысяч сотрудников, 10 человек погибли.

- А какова статистика по всем медработникам?

- На самом деле основной удар пришелся на государственную систему госпиталей. Частные клиники оказывают услуги лишь в тех областях, в каких работали до эпидемии. В них практически нет реанимационных отделений, их не имело смысла привлекать к борьбе с коронавирусной инфекцией. Много заразившихся и погибших в домах престарелых, где вместе с постояльцами страдал и обслуживающий персонал, у которого тоже не было средств защиты. В основном заражение медиков коронавирусом происходило в государственных больницах и в домах престарелых.

- Не страдали ли больные хроническими заболеваниями из-за того, что вся система здравоохранения в первую очередь занималась борьбой с COVID-19? Например, в России онкологические и другие специализированные центры и клиники перепрофилировали под инфекционные.

- Абсолютно та же самая ситуация наблюдалась и во Франции. Фактически в течение месяца всем другим больным, в том числе тяжелым, было сказано: “Оставайтесь дома”. Сейчас они начинают возвращаться в госпитали, и у многих наблюдается ухудшение состояния.

Синхронный перевод - Рената Третьякова

Автор материала:
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика