Статьи
Международный опыт в России приживается сложно

Почему буксует оценка уровня профессиональных рисков?

Международный опыт в России приживается сложно

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

В 2006 году МОТ приняла конвенцию, рекомендующую странам внедрять оценку рисков на рабочих местах. В 2010 году Россия ратифицировала этот документ и внесла поправки в ТК РФ. А дальше все застопорилось и ограничилось разговорами чиновников о важности оценки профессиональных рисков. Много лет обязанность выполнить требования закона и разработать механизм оценки уровня профессиональных рисков лежит на Минтруде. И похоже, что ясности в этом вопросе еще не будет долго.

РЕАЛИЗАЦИЯ КОНВЕНЦИИ В РФ ЗАСТОПОРИЛАСЬ

После распада Советского Союза на всех уровнях российской власти стало модно ссылаться на международный опыт при попытках модернизации тех или иных сфер жизни в нашей стране. За его изучением должностные лица высокого уровня с удовольствием и часто ездят за границу на различные мероприятия. По возвращении, дабы оправдать потраченные государственные деньги, чиновники начинают на свой лад внедрять то, что им показалось интересным и полезным.

Да, объективно, “за бугром” много того, что достойно воплощения в нашей стране. Применительно к охране труда - немало зерен положительного опыта содержится в конвенциях, рекомендациях и других документах Международной организации труда. Высокий авторитет МОТ создал предпосылки для признания ее отдельных документов в РФ.

Так, федеральным законом от 04.10.2010 № 265-ФЗ наша страна ратифицировала Конвенцию МОТ № 187 об основах, содействующих безопасности и гигиене труда (принята в 2006 году). В конвенции предлагается внедрить оценку рисков на рабочих местах. Ратификация этого документа в России создала основу для реализации механизмов такой оценки в национальном законодательстве и подзаконных нормативных актах.

С подачи чиновников на разных уровнях и площадках начали много рассуждать о важности и значимости оценки рисков для работников. Причем мало кто реально представлял, что следует понимать под риском для работника в период исполнения им трудовых обязанностей и по каким меркам (лекалам) такой риск измерять. Но это отошло на второй план. Приоритетом оказалась простая задача - создать информационный шум о своеобразной революции в деле охраны труда, об активном внедрении положительного международного опыта, о его огромной пользе для работодателей и работников.

Как результат в статью 209 ТК РФ по инициативе Минтруда России законом от 18.07.2011 № 238-ФЗ было внесено дополнение. В соответствии с ним “профессиональный риск - вероятность причинения вреда здоровью в результате воздействия вредных и (или) опасных производственных факторов при исполнении работником обязанностей по трудовому договору или в иных случаях, установленных настоящим Кодексом, другими федеральными законами. Порядок оценки уровня профессионального риска устанавливается федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда с учетом мнения Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений”.

Автор этих строк не против того, чтобы оценивать профессиональные и другие смежные риски. Но для этого нужны четкие “правила игры”. С этой целью необходимо было:

- установить, кто должен оценивать профессиональные риски: работодатель, независимый оценщик, страховая компания, орган государственного контроля (надзора) и т.д.;

- выработать правила и критерии оценки рисков;

- выставить разумные границы оценки профессиональных рисков;

- определить соотношение профессиональных рисков с другими видами рисков (промышленным, пожарным, биологическим, транспортным и т.д.);

- решить ряд других правовых вопросов, касающихся этого направления деятельности.

НЕИЗМЕРЯЕМЫЕ ТРЕБОВАНИЯ

Ввиду этого вполне правильным и логичным казалось появление в ТК РФ законодательной нормы о том, что установить порядок оценки уровня профессионального риска - с учетом мнения РТК - должен “федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере труда”. Когда упомянутая поправка вносилась в ТК, это было Минздравсоцразвития России, а с 2012 года - Минтруд России. Сразу подчеркнем принципиально важную деталь. Регулятор должен был установить “порядок оценки уровня профессиональных рисков”.

Уровень шума, освещенности, запыленности, загазованности и других вредных факторов трудового процесса можно четко определить. Для этого есть единицы измерения и аккредитованные или утвержденные в установленном порядке методики. Но как определить уровень профессионального риска и в чем он измеряется (в децибелах, мегабайтах или килограммах) - это сразу стало не очень ясно.

Пожалуй, все согласятся, законы и поправки к ним необходимы не для поддержания красивых лозунгов, декларирующих заботу о тех, кто работает в тяжелых, вредных и (или) опасных условиях. У законов и поправок другое предназначение. Они должны защищать человека труда. Неслучайно Владимир Путин, выступая 21 апреля с посланием к Федеральному собранию РФ, в очередной раз подчеркнул: “Сбережение народа России - наш высший национальный приоритет”.

Имеет смысл напомнить: когда в ТК РФ было внесено понятие “профессиональный риск”, в нем еще существовало упоминание о “тяжелых работах”. Позже, в целях “совершенствования” законодательства и “заботы” о работниках, его исключили из ТК. Одним росчерком пера была решена проблема тяжелых работ - их в стране просто “не стало”. Одновременно отпала необходимость оценивать риск их влияния на продолжительность жизни и здоровье множества работников, чей труд постоянно или периодически носит физический характер.

Как бы там ни было, международный и российский правовой опыт выражается так: “Закон суров, но это закон” - то есть требования закона подлежат обязательному выполнению.

Появление в условиях рыночных отношений законодательной нормы о профессиональных рисках поставило на повестку дня ряд вопросов, требующих принятия решения. Для ясности приведем несколько примеров.

Утром 15 февраля 2013 года в Челябинской области в озеро, которое находится в километре от города Чебаркуль, упал метеорит. К счастью, никто не пострадал. А ведь все могло быть по-другому. Отсюда простой вопрос: надо ли оценивать риск причинения вреда работнику вследствие падения метеорита, поражения молнией и прочих явлений, от которых человек может пострадать, исполняя трудовые обязанности? При отсутствии нормативного регулирования ответ будет зависеть от желания оценщика рисков.

По данным Роспотребнадзора, ежегодно травмы от укусов собак получают около полумиллиона человек. В их числе и те, кто был укушен (или пострадал) в период исполнения обязанностей по трудовому договору. Следует ли такие случаи учитывать при оценке уровня профессиональных рисков - для почтальона, курьера, других категорий работников? А учитывать риск падения на работников сосулек с крыш, лепнины и штукатурки с обветшалых домов? Или приведенные выше случаи - просто форс-мажорные обстоятельства, не имеющие отношения к оценке уровня профессионального риска?

Еще пример. В Москве известный артист, будучи нетрезвым за рулем, выехал на встречную полосу и столкнулся с фургоном. Водитель фургона, курьер интернет-магазина, скончался от травм в больнице. Это типичное дорожно-транспортное происшествие одновременно - “несчастный случай на производстве” по отношению к погибшему. Но как и кто определяет уровень профессионального риска для работников при использовании транспорта?

Это принципиально важный вопрос, учитывая, что в 2020 году в стране зарегистрировано 145 073 ДТП, в них погибли 16 152 человека и 183 040 были ранены. Часть пострадавших (меньше 1% по данным Роструда, что вызывает сомнения) находились при исполнении трудовых обязанностей.

Распоряжением правительства РФ от 08.01.2018 № 1-р утверждена Стратегия безопасности дорожного движения в Российской Федерации на 2018 - 2024 годы. В документе используются такие понятия, как “социальный риск” и “транспортный риск”. Транспортный риск оценивается исходя из числа погибших в авариях на 10 тысяч транспортных средств. Социальный риск измеряется в зависимости от числа погибших в ДТП на 100 тысяч населения. Это новые индикаторы (инструменты) для выявления болевых точек в обеспечении безопасности дорожного движения.

Как два приведенных выше понятия учитываются при оценке уровня профессиональных рисков и связаны ли с ней? Если социальный и транспортный риск можно рассчитать, то оценить уровень профессионального риска водителей, пешеходов и пассажиров, которые могут стать жертвами ДТП при исполнении трудовых обязанностей, крайне проблематично. Такая оценка профессиональных рисков похожа на предсказания экстрасенсов.

*   *   *

Прошло больше 10 лет с момента появления в ТК РФ нормы об обязанности Минтруда России разработать порядок оценки уровня профессионального риска, однако такой нормативный правовой акт так и не появился.

Оценка уровня профессионального риска - многоаспектная и сложная тема. Учитывая ее актуальность, имеет смысл продолжить разговор о ней в дальнейшем.

Автор материала:
Александр Тудос - Международный опыт в России приживается сложно
Александр Тудос
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet


Киномеханика