Статьи
Протест — дело креативное

Нешаблонные способы борьбы за справедливость: от виртуальных маршей до магического вмешательства

Протест — дело креативное

Фото: blankebedenken.org

Кто сказал, что социальный протест должен ограничиваться митингами, пикетами, кампаниями солидарности, в крайних случаях — забастовками? «Профсоюзный журнал» предлагает небольшой экскурс в новейшую историю нестандартных форм социальной и профсоюзной борьбы.

На фото: участники «Голого протеста» немецких врачей

«ОБНАЖЕННЫЕ» ФЛЕШМОБЫ

Пандемия COVID-19 застала мир врасплох. И так же врасплох в апреле 2020 года французских стоматологов застало распоряжение: после весеннего локдауна им предстояло выйти на работу, не будучи обеспеченными средствами индивидуальной защиты. Врачи и вспомогательный персонал оказались вынуждены многократно использовать одноразовые средства защиты, стерилизуя их.

«Мы наги и беззащитны перед вирусом!» — с таким лозунгом врачи запустили флешмоб, фотографируясь без одежды на рабочих местах и выкладывая снимки в социальных сетях под хештегом #dentisteapoil (франц. «дантист голышом»).

Необычный — и, признаться, весьма поэтичный — способ протеста принес результат. Министерство здравоохранения пообещало примерно на 40 тысяч практикующих врачей-дантистов еженедельно выделять 800 тысяч масок-респираторов повышенной степени защиты.

Примеру последовали доктора в соседней Германии, тоже оставшиеся без средств защиты. Там протест проходил под хештегом @blankebedenken (нем. «голые проблемы»).

Но зачем ходить за примерами далеко?

1 июля 2018 года две ростовские активистки — Анастасия Шевченко и Мария Кривенко — вышли на улицы города без одежды с плакатами «Обобрали до трусов», протестуя против повышения пенсионного возраста и НДС в России. В столице девушек поддержал ростовчанин Вячеслав Шумский — с таким же плакатом и тоже обнаженный он провел одиночный пикет на Красной площади. Удивительно, но смельчак избежал задержания — возможно, потому, что во время проходившего тогда в России чемпионата мира по футболу столица временно превратилась в удивительно либеральный город. И к тому же успела за те дни повидать и не такое.

ГОЛОГРАММЫ — ЗА СВОБОДУ СОБРАНИЙ

Будущее давно наступило. В апреле 2015 года у здания нижней палаты испанского парламента прошла первая в мире... голографическая демонстрация. Виртуальное шествие, спроецированное на прозрачный экран, продлилось около часа. Как это происходило, можно уви деть на фотографии на предыдущем развороте.

Акция была изящным ответом испанских политических активистов на новый закон о митингах, который вскоре должен был вступить в силу.. Критики прозвали его «законом-кляпом» и сочли худшим событием для испанской демократии со времен каудильо Франко. Среди прочего закон ввел драконовские штрафы — до 30 тысяч евро — за участие в несанкционированных акциях перед зданиями центральной и региональной власти. А также — за распространение в интернете фото полицейских «при исполнении», что могло бы способствовать их деанонимизации.

Устроившие голографический протест активисты создали сайт и предложили желающим присылать свое изображение, выкрик или написанный лозунг. На призыв откликнулось около 18 тысяч человек.

В 2016 году нечто похожее было повторено в Южной Корее на одной из центральной площадей Сеула. Причина митинга, как несложно догадаться, была та же — ужесточение властями политики в отношении свободы слова и собраний.

НАВОЗНЫЕ «ЧЕРНЫЕ МЕТКИ» И ПОМИДОРНАЯ БИТВА

В октябре 2020 года польские фермеры стали вываливать навоз перед домами и офисами депутатов партии «Право и справедливость».

Флешмоб, с помощью которого фермеры решили отомстить «предателям польской деревни», стал частью протестов против государственной политики в сельском хозяйстве. И в первую очередь — против принятого в Польше закона о защите животных, запрещающего ритуальный убой скота. (Львиная часть польского экспорта мяса приходится именно на кошерную и халяльную продукцию.)

Лидеру партии Ярославу Качиньскому досталось больше всех: одной из декабрьских ночей перед домом вице-премьера протестующие выбросили тушу свиньи, мясо, яйца и овощи.

Навоз и испорченные продукты, вываливаемые на дорогах и в общественных местах, давно стали «орудием пролетариата» в руках сельхозпроизводителей Европы. Дело в том, что локальные производители не первое десятилетие страдают от сельскохозяйственной политики, навязанной Евросоюзом национальным правительствам.

Но иногда фермерские протесты приобретают и подлинно креативные формы.

В 2014 году, на фоне «войны санкций» с Россией, в Амстердаме была устроена массовая «помидорная битва». Любой желающий мог, заплатив 15 евро, присоединиться к побоищу запрещенными к ввозу в Россию и потому обреченными сгнить в хранилищах томатами, поддержав таким образом пострадавших производителей. В акции — с немалым, вероятно, для себя удовольствием — приняли участие сотни людей.

ГОД НА ВЫШКЕ ПРОТИВ КОРПОРАТИВНОЙ НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

И снова о Южной Корее. Ровно 355 дней — с июня 2019 по май 2020 года — провел на верхушке 20-метровой вышки видеонаблюдения в центре Сеула, недалеко от штаб-квартиры Samsung, 60-летний Ким Ён Хи.

Ким Ён Хи — бывший работник Samsung, в далеком 1995 году уволенный за рабочий активизм, причем по надуманным обвинениям. Четверть века он пытался добиться справедливости от корпорации-гиганта по отношению и к себе самому, и к профсоюзному движению внутри компании.

Samsung регулярно подвергается критике от глобальных рабочих объединений, в том числе от Международной конфедерации профсоюзов, за гонения на профактивистов, использование потогонной системы и опасные условия труда.

«Столпнический подвиг» господину Киму дался нелегко. Прожив целый год на маленькой вышке со спальным мешком, мегафоном и лозунгами, активист, по собственному признанию, пережил ряд панических атак и едва удержался, чтобы не броситься вниз. Площадка была настолько мала, что на ней трудно было вытянуть ноги. Питье и еду ему доставляли по веревке соратники.

В итоге руководство корпорации принесло активисту извинения, а Ли Джэ Ён, вице-президент Samsung Electronics, пообещал пересмотреть корпоративную политику в отношении профсоюзов. Ким Ён Хи спустился вниз с триумфом.

КОЛИЗЕЙ И ПИЗАНСКАЯ БАШНЯ ПРИСОЕДИНЯЮТСЯ К ПРОТЕСТУ

В ноябре 2010 года, протестуя против резкого урезания правительством бюджетных трат на образование, итальянские студенты на время захватили ряд исторических зданий и туристических достопримечательностей и украсили их лозунгами против «мер экономии», осуществляемых правительством по указке ЕС.

В Риме в протестную площадку на время превратился Колизей. В Пизе студентам удалось захватить знаменитую падающую башню. А в Турине — устроить манифестацию в фойе 167-метровой башни Моле-Антонеллиана, знаменитого инженерного сооружения конца XIX века, которое на тот момент было самым высоким в Италии зданием.

И это, заметим, за полгода до того, как протесты в стиле «оккупай», начавшиеся в Нью-Йорке летом 2011 года, стали мейнстримом!

БОССНЕППИНГ И ГЕРАО

Что делать, если трудовой спор зашел в тупик и менеджмент ни в какую не идет на уступки?

Во Франции, где существуют давние традиции боевого рабочего протеста, такую проблему не раз решали с помощью «босснеппинга» (от англ. boss и kidnapping — «похищение»). Волна таких случаев прокатилась после того, как на фоне рецессии конца двухтысячных в стране начались массовые сокращения.

В 2009 году рабочие предприятия Sony France, не сумев договориться с менеджментом о компенсациях уволенным, заперли руководство на предприятии и не выпускали 33 часа, пока удовлетворившее рабочих соглашение не было подписано.

Директору завода компании «3M» в Питивье на северо-западе Франции повезло меньше: ему пришлось провести взаперти двое суток. Правда, рабочие старались обеспечить руководителю должный комфорт и даже накрывали ему стол с морепродуктами...

Поначалу захваты руководства сходили «похитителям» с рук. А вот когда рабочие убыточного шинного завода американской компании Goodyear в Амьене в 2014 году схожим образом попытались решить вопрос с компенсациями, власти отреагировали куда жестче. Несколько активных участников удержания боссов получили тюремные сроки.

Нечто подобное, кстати, давно существует в Индии, где профсоюзная борьба традиционно проходит жестче. Тамошние профсоюзы используют тактику «герао» (на хинди gherna — «осада»): блокирование правительственных зданий или управлений предприятий вместе с чиновниками и менеджментом с помощью массовых пикетов.

Вообще случаи захватов возмущенными рабочими руководителей и менеджеров в ходе так называемых «диких» забастовок время от времени случаются во многих странах, где у рабочих нет иного способа добиваться выполнения своих требований, кроме как радикальными действиями.

КРАСНАЯ СВЕЧА, СУШЕНЫЙ АМУЛЕТ

В 2019 году в Великобритании шла предвыборная борьба между консерваторами и лейбористами. С тори для британцев намертво связана непопулярная политика экономии бюджетных средств, проводившаяся в стране в последние годы.

Во время выборной кампании на помощь лейбористам пришла... магия. Шарлотта Ричардсон-Эндрюс, оккультный блогер и ведьма, призвала британских ведьм и колдунов поспособствовать победе левых с помощью колдовского ритуала.

«После десяти лет изнурительного “режима экономии”, — написала она, — мы хотим бросить вызов власти тори... Мы не дадим им ни своего труда, ни своей земли, ни наши жизни».

Ритуал должен был длиться семь дней. Откликнувшиеся ведьмы должны были призвать на помощь своих избранных духов или божеств, использовать красные (поскольку речь о партии трудящихся!) свечи и ленты, целебные травы. Ну и постараться как можно ярче представить победу лидера лейбористов Джереми Корбина. Впрочем, Ричардсон-Эндрюс отдельно призвала своих сторонниц не забыть проголосовать на участках.

Увы, попытка вмешательства колдовством в современную британскую политику дала противоположный эффект: консерваторы победили с разгромным счетом, добившись лучшего для себя результата со времен Тэтчер — то есть за три с лишком десятилетия.

Кстати, а как с колдовством обстоят дела в профсоюзах? В Европе рабочее движение едва ли часто прибегает к помощи потусторонних сил. Зато в Африке колдовство (и страх перед ним) до сих пор используется в рабочей борьбе — в том числе когда идет речь о борьбе профсоюзов между собой.

В начале 2010-х годов в ЮАР разразилась ожесточенное противостояние между Национальным профсоюзом горняков (NUM), «традиционной» организацией в этой отрасли, и бросившей ей вызов молодой Ассоциацией шахтеров и строителей (AMCU).

На фоне конфликта в NUM стали ходить слухи о том, что у конкурентов есть сильный «сангома» (знахарь), а его лидеры используют амулеты «мути», приготовляемые из высушенных частей тел животных или людей (последние якобы обладают большей силой). С учетом того, что колдуны до сих пор пользуются уважением у чернокожего населения ЮАР, это немалым образом повлияло на расклад сил между профсоюзами.

«Существует вера в то, — цитировало в 2012 году агентство Reuters Франса Балени, генсека NUM, — что если ты не с ними, если ты им перечишь, то у тебя, если ты мужчина, начнутся проблемы в постели».

Конкуренты от обвинений открещивались, утверждая, что AMCU исповедует «христианские принципы».

Так или иначе, в войне двух профсоюзов между собой еще более веским аргументом, чем черное колдовство, оказались мачете и палки. В ходе ожесточенных схваток между активистами двух враждующих организаций только в августе 2012 года погибло несколько человек...

Автор материала:
Александр Цветков - Протест — дело креативное
Александр Цветков
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet