Статьи
Республика Шиес

Чем живут активисты горячей точки экологического протеста

Республика Шиес

Фото: Александр Кляшторин / "Солидарность"

Шиес - название реки и одноименной железнодорожной станции в Архангельской области. А с прошлого года еще и нарицательное имя для протестных действий против мусорных полигонов. Как десять лет назад Пикалево символизировало сопротивление работников разорению производств, так и Шиес теперь стал знаменем для экоактивистов по всей стране. “Солидарность” побывала в лагере протестующих, пообщалась с его жителями и узнала, чего они добиваются.

АКТИВИСТЫ В ДОЗОРЕ

“Ярмо” - так переводится слово “шиес” с языка народа коми. Название символичное, особенно если учесть, что за прошедший год оно стало именем нарицательным для “мусорных” протестов. “Вы что, хотите как на Шиесе?” - спрашивают экоактивисты у чиновников, проваливающих работы по переработке отходов. И те прислушиваются, стараясь избежать массовых акций протеста.

Конфликт, разворачивающийся вблизи железнодорожной станции Шиес, на самой границе Архангельской области и Республики Коми, прогремел по всей России, дошел до прошлогодней “Прямой линии” президента Владимира Путина и не утихает по сей день. Идея организовать в этих местах мусорный полигон (как его именуют активисты) или “экотехнопарк” (по версии застройщика) и свозить отходы из Москвы категорически не понравилась местным жителям. Тем более что земля, по отзывам старожилов, здесь заболоченная. Значит, случись что, под угрозой окажутся воды не только речки Шиес, но и куда более крупной Вычегды. Дальше - Северная Двина. К протестующим из окрестных поселений, начавшим год назад акцию, быстро подтянулись люди из обоих регионов. А затем и со всей страны.

На термометре минус тридцать с чем-то. От поста “Ленинград” (основного лагеря экоактивистов) выходим в двухчасовую вахту на пост “Станция” - так называется наблюдательный пункт в самой высокой точке окрестностей. Его соорудили на рукотворном валу из гравия, привезенного застройщиком технопарка для нужд будущего полигона. Парадокс: то, что должно было стать частью проекта, вместо этого служит главной точкой дозора для активистов.

Изрядно потрепанный красный флаг, крепко сбитое самодельное деревянное кресло да два активиста в бушлатах поверх телогреек и свитеров. Вот, собственно, и весь пост. Вахту, сменяя друг друга, протестующие несут круглосуточно. Минус тридцать не предел. Ночами доходило и до минус сорока. Задача же проста: наблюдать за ситуацией окрест и передавать в лагерь информацию обо всех пертурбациях (движение техники, отбытие-прибытие оппонентов). Такой подход позволяет предупредить лагерь, если застройщик проявит нездоровую активность.

Отсюда “поле боя” как на ладони. Под самым основанием - железнодорожная станция. По всей видимости, сюда должны были прибывать составы с отходами. По другую сторону вала - бытовки сотрудников “Технопарка”: строителей, охраны и прочих специалистов. А еще, собственно, сама площадка, которую начали расчищать под застройку полигона. Чуть поодаль - лагерь активистов, над которым развеваются флаги организаций, поддержавших протест. Самых разных - от общественных экологических до политических. Есть и наши, профсоюзные. Это знамена “Рослеспрофсоюза” и первички Сыктывкарского ЛПК (профорганизация крупнейшего лесоперерабатывающего предприятия Коми, объединяющая более 9 тыс. человек).

Сам лагерь работает по принципу прямой демократии. Все принципиальные решения принимаются проживающими здесь людьми на ежедневных планерках. Планируются вахты, принимаются бытовые решения - вроде того, в какое время суток раздавать вай-фай и кто уполномочен представлять лагерь в соцсетях. Проблем с едой нет. Дежурные по кухне трижды в день готовят горячие блюда: салаты, супы, второе. Даже вегетарианские варианты - для любителей. На столе всегда и легкий перекус. Печеньки, сушки. И - стратегический ресурс - семечки. Чего в лагере нет, так это алкоголя. Здесь твердый сухой закон. Зато имеется “чайный бар” - видов пять горячих напитков на любой вкус. Что, конечно, в зимнее время - настоящее спасение.

ЗАЩИТНИКИ ОТЕЧЕСТВА

Еще в начале февраля прошлого года никакого лагеря и в помине не было. Местные просто приходили, снимали происходящее, фиксировали нарушения, писали жалобы в инстанции. Ответов либо не было вовсе, либо приходили невнятные отписки. Тем временем дело у застройщика спорилось. По словам активистов, работы велись круглосуточно. Становилось понятно, что только бумагами стройку не остановить. Тогда активисты перекрыли единственный проезжий путь для бензовозов и спецтехники. А чтобы не мерзнуть, ночью 22 февраля зажгли костер. Такова история появления первого дозорного пункта - “Костер” - он до сих пор существует на подъездах к Шиесу и контролирует прибывающие машины и приезжающих людей.

- Символично, что все произошло перед самым Днем защитника Отечества, - рассказывают активисты. - Это наше Отечество. Наша земля. Наш лес. Почему какие-то невнятные люди с пустыми глазами, не предупредив, не посоветовавшись, считают себя в праве здесь распоряжаться?! Не будет здесь никого полигона! Мы этого не допустим!

После первого протестного контакта акция начала расти как на дрожжах. К первому десятку людей присоединились сотни. Работы на полигоне то останавливались, то начинались с новой силой. Рос и протест. Так, в прошлом году по тревоге на станцию собралось больше 500 человек - останавливать бензовозы застройщика, пытающиеся провезти на станцию топливо. Конфликт приобретал все более резкие черты.

С “чопиками” (так ласково активисты именуют силовиков, следящих за порядком от “Экотехнопарка”) отношения складывались по-всякому. То более или менее нормально, то доходило до серьезных конфликтов. А то и до просто разбойных нападений. Так, в августе 2019 года серьезно пострадал Николай Полутов, активист Шиеса, профлидер одного из цехов филиала группы “Илим” в Коряжме и экоактивист Комитета защиты Вычегды.

- Мы попытались остановить доставку очередной партии бензина, когда на нас сзади напали “чопики”, - рассказывает Полутов. - Их было человек тридцать - раза в три больше, чем нас. Навалились, меня ударили в затылок. Позже выяснилось - закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга. Виновных пока так и не нашли. Говорят, мол, для административного нарушения ваши травмы слишком серьезны, а для уголовного - незначительны. Более того, на меня подали встречный иск. Мол, лопатой махал, чуть восьмерых не зарубил!

В таком темпе оборона продолжалась до начала 2020 года. Застройщик оставался при своих, не возвращая землю. В то же время и активисты не давали разгуляться со строительством. А в начале января арбитражный суд Архангельской области частично удовлетворил иск муниципального образования Урдомское к возводящему мусорный полигон ООО “Технопарк”. Постройки были признаны самовольными. Суд обязал компанию снести их в месячный срок с даты вступления судебного решения в законную силу. Однако 30 января “Технопарк” подал апелляционную жалобу на данное решение суда. Значит, окончательная судьба стройки еще неизвестна.

БЫСТРО? БЕЗОБИДНО?

“Инновационная”, “уникальная”, “безопасная” - застройщик не жалеет ярких терминов, расхваливая свой проект. При заявленной стоимости 10,5 млрд рублей было бы глупо экономить на красивых оборотах. Хороши и обещания местным. 500 рабочих мест со средней зарплатой 44 тыс. рублей, строительство дорог, ремонт детсадов, школы, больницы и прочих объектов. За это “Технопарк” получает под полигон 300 га земли с планами по размещению до 500 тыс. тонн твердых коммунальных отходов в год.

На словах предложенная схема захоронения отходов выглядит красиво. На сайте застройщика утверждается: собранные региональным оператором в Москве твердые коммунальные отходы будут доставляться в кластер переработки в подмосковных Люберцах. Отходы проходят радиометрический контроль, после чего направляются на измельчение. Промышленный шредер разделяет общую массу отходов на фрагменты 0,15 - 0,3 м. После измельчения отходы сортируются на спецоборудовании, позволяющем извлечь из общей массы пригодные для вторичной переработки материалы - стекло, металл, пластик, - а также отделить органику. Остатки прессуются в брикеты, герметично упаковываются и железной дорогой отправляются на станцию Шиес, где выгружаются и размещаются на “специально оборудованных защищенных картах с соблюдением строгих экологических нормативов”.

Болот же, по утверждению сайта “Экотехнопарка”, здесь нет. Подтопленная почва, которую жители считают болотом, “в научном смысле слова болотом не является”. Мол, избыточное увлажнение окрестностей станции Шиес связано с развитием в этом регионе глинистых грунтов, формирующих так называемый “глиняный замок”. Что и вызывает застой воды, именуемый учеными “верховодкой”.

Для поддержки проекта “Технопарк” создал несколько информационных центров. Есть такой и непосредственно на станции Шиес. Правда, обнаружить специалиста, который должен там дежурить, на месте не удалось. Уже в Сыктывкаре вместе с председателем Коми рескома профсоюза лесных отраслей Александром Смирновым мы посетили аналог такого центра, где его сотрудник Алексей Кутаев ответил на наши вопросы.

- Технопарк внимательно относится к каждому замечанию, к каждому выступлению, но есть недопонимание. Все активисты не хотят рассмотреть проект изнутри. Вот на сегодня, если взять любого жителя Архангельска, спросить: что вы видите в этом проекте изнутри, - они не смогут ответить. Они не интересуются этим, они ставят во главу угла именно “мы туда лес, нефть - оттуда мусор”, - рассказывает Кутаев, полагая, что на отношение к проекту влияет уже сформировавшийся негативный контекст.

С его точки зрения, пребывание активистов в лагере бессмысленно. Стройка приостановлена, суд идет, чего еще-то ждать?

- На сегодня я бы назвал это бесполезным проведением времени. Вот есть время у кого-то заниматься такой общественной деятельностью, никому не нужной! Ведь ничего не изменится, будут ли они присутствовать непосредственно на Шиесе, либо будут туда наведываться, - утверждает специалист “Технопарка”, подчеркивая, что никаких действий не будет, пока застройщик не получит полный пакет документов. - Хотели сделать это быстро, думали, что безобидно, имея на руках минимальный пакет. Не все документы были, но минимальный пакет был: договора, разрешение на вырубку - все это было.

Кутаев полагает, что результат продолжающихся судебных разбирательств будет через два-три месяца:

- Следующая инстанция должна относиться к тем моментам, которые были там затронуты, не предвзято, а более лояльно. Может, не лояльно, а более, скажем так, развернуто рассмотреть эту проблему. Исходя из этого мы будем понимать законность первой инстанции или нет. Если примут решение закрыть - значит, закроется. Если примут решение снести и привести все в первоначальный вид - значит, так и будет.

Александр Смирнов с обоснованиями “Технопарка” не согласен:

- Да, для жителей региона все действительно так и выглядит. Из региона вывозят ресурсы. А обратно из Москвы - привозят мусор. Но помимо эмоционального фактора есть и вполне научные исследования. Так, представители Коми научного центра Уральского отделения РАН подготовили исследование, посвященное проблематике экологии Шиеса в контексте строительства полигона. Из него следует, что местность здесь заболоченная, изрезанная сотней рек и ручьев. В результатах ясно сказано, что эксплуатация полигона повлечет необратимые риски и ущерб всем компонентам окружающей среды. Отдельно хочу отметить удивительную наглость, с которой застройщик попытался продавить свой проект. Без достаточной его подготовки и предварительных общественных слушаний.

С ним солидарен Александр Слободчиков, глава профсоюзного комитета “Монди СЛПК”:

- Строительство этого полигона допускать нельзя. Это нанесет непоправимый ущерб природной среде минимум двух регионов. А затем и объектам лесопромышленного комплекса, от которых зависит выживание нескольких крупных поселков и городов.

Стоит отметить: сделанное учеными из Коми исследование, которое упомянул Смирнов, называется “Риски размещения крупных полигонов твердых коммунальных отходов на слабовосстанавливающихся территориях Севера России”. В нем есть очень любопытные расчеты возможного ущерба, переведенные в финансовый эквивалент. Так, по мнению специалистов, “учитывая занимаемую площадь предполагаемого объекта в 300 га, ущерб станет достигать <…> 700 - 7200 млрд рублей”.

“Последствия необдуманного вмешательства в природный баланс приведут к угрозе здорового существования не только местного населения, а также потенциально всего населения Архангельской области, но и некоторых западных районов Республики Коми. На экологической карте Баренц-региона появится новая горячая точка, - резюмируют эксперты.

“КОМСОМОЛЬСКИЙ” ПРОТЕСТ

“Шиесанутые” - так на первых порах звали себя протестующие. Но имиджевую ошибку осознали вовремя. Теперь активисты именуют себя исключительно как “ОбъединивШиеся”. Что и звучит благозвучнее, и суть отражает более четко. Раньше в почете были комсомольские стройки, на которые съезжались энтузиасты со всего Союза. Происходящее на Шиесе, по аналогии, можно считать “комсомольским” протестом.

- Построить в нашей чистой северной тайге полигон отходов, закопать здесь мусор - это недопустимая ошибка, - считает житель поселка Урдома Александр Марьин. - У местного населения никто ничего не спросил. Никаких исследований представлено не было. Мы здесь родились, жизнь прожили, каждую кочку знаем, а они учат нас, есть здесь болота или нет! Наша главная цель - чтобы застройщик отказался от реализации своего проекта на этой территории.

Кирилл Лавриненко из Северодвинска вот уже второй отпуск проводит в лагере активистов. По его словам - устал от нарушений прав и несправедливости:

- Я наблюдал за ситуацией в Шиесе с самого начала, сочувствовал. Когда весной экскаваторщик снес бытовку с находившимся там активистом, нанеся тому травмы, понял: надо ехать. Летом взял отпуск и приехал в первый раз. Сейчас - второй. Помогаю, чем могу. Хозяйственные работы, дежурства на вахтах, обходы. Когда дома - ношу все необходимое для передачи сюда. Я просто не хочу, чтобы мой родной регион превращали в помойку.

Есть варианты и совсем экзотические. Лондонец Николас Хайдер преподает английский в одном из московских вузов. О Шиесе ему рассказали товарищи, и он загорелся идеей лично взглянуть на жизнь активистов, помочь при наличии времени и по мере сил.

- Шиес - это кусок чистой природы. Совершенно не место для мусора. Я хочу помочь жителям сохранить его в том виде, в котором им хочется. В Великобритании тоже часто проходят такого рода акции. Им удается добиваться своего! И я искренне надеюсь, что это удастся и защитникам Шиеса, - говорит Николас.

Осталось понять, почему даже гражданину Туманного Альбиона есть дело до уголка архангельской тайги, прославленной на весь свет протестом, а местные высокие чиновники готовы отдать это место под мусорный полигон. Не вникнув в детали и документацию, не проведя должным образом экологические исследования и не прояснив отношение местного населения к подобному проекту.

Комментарии

Денис Журавлев, председатель профсоюза работников лесных отраслей РФ:

- Это болезненная проблема наших членов профсоюза. На вахтах Шиеса стоят наши люди. Рослеспрофсоюз, представляющий их интересы, не мог не обратить внимание на противозаконные действия, которые могут привести к экологическим проблемам и остановке сразу нескольких лесоперерабатывающих производств. Жешарт, Коряжма, Сыктывкар... Расположенные там предприятия нашей отрасли - это тысячи рабочих мест! Мы рады решению суда о сносе незаконных построек на Шиесе. Но расслабляться, с моей точки зрения, еще рано.

Алла Сафонова, председатель Федерации профсоюзов Архангельской области (ФПАО):

- Летом прошлого года ФПАО выступила против захоронения отходов на Шиесе. Соответствующее открытое письмо с позицией профлидеров было направлено главе региона Игорю Орлову, мэру Москвы Сергею Собянину, президенту России Владимиру Путину и ряду других чиновников и организаций. Ответа пришло всего два. От департамента жилищной политики города Москвы и от министра лесопромышленного комплекса Архангельской области. Ответ в первом случае сводился к тому, что это не их вопрос. Во втором случае нас попытались успокоить: мол, все нормально, все по закону. Тем, кто настойчиво продвигает проект Шиеса, получается, и ответить на претензии нечего.

Со своей стороны хочу сказать, что наша позиция, позиция профсоюзных активистов Архангельской области, остается прежней. Мы против строительства этого полигона. Собственно, решение арбитражного суда Архангельска о ликвидации всех строительных объектов на Шиесе уже есть, рассчитываем на исполнение законных требований.

Фото автора

Автор материала:
Александр Кляшторин - Республика Шиес
Александр Кляшторин
E-mail: klyashtorin@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте



Самое читаемое
Новости BangaNet


Киномеханика