Статьи

1

Спасти рядовую первичку

Как будут реанимировать первичную медпомощь

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

Эксперты в области здравоохранения вслед за президентом бьют тревогу: надо спасать первичное звено. (Это поликлиники, скорая, неотложка, женские консультации и другое.) Глава государства дал срок: конкретные предложения должны поступить до 1 октября. “Солидарность” побывала на одном из тематических “круглых столов” и выяснила, что принципиально новое вряд ли будет предложено: проблемы низких зарплат и нехватки кадров возникли не вчера. И те же профсоюзы давно предлагают свои рецепты, но...

ЕСТЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Относительно недавнее совещание президента Путина с членами правительства по вопросам модернизации первичного звена здравоохранения, как видно, продолжает аукаться чиновникам и законодателям (см. “Солидарность” № 32, 2019). Что ни день, то новое высказывание. Правда, обычно в духе “да-да, президент прав, надо модернизировать, надо, товарищи”. Конкретика, согласно поручению Путина, должна появиться до 1 октября. Но это у чиновников. А у профсоюзов она есть давно, о чем на круглом столе, состоявшемся в “Парламентской газете”, напомнил зампред профсоюза работников здравоохранения Геннадий Щербаков.

- Пациентам не безразлично, в какие условия они попадают, а медработнику не безразлично, как оценивает его работу государство. И надо признать, что в российской действительности единой системы оплаты труда - нет. Сегодня зарплата напрямую зависит от экономического положения субъекта или муниципального образования. Отсюда все горести и беды, - утверждает профлидер.

Это подтверждают цифры, наложенные на реальность. Так, говорит Щербаков, по данным Росстата, средняя по России зарплата врача - примерно 79 тысяч рублей в месяц. Но в условиях острого дефицита кадров в отрасли очевидно, что если такие зарплаты и есть, то люди получают их, трудясь на несколько ставок. И профсоюз работников здравоохранения давно уже предлагает рассчитывать зарплату на ставку, а не на физическое лицо.

- Нужно возвращаться к единой отраслевой системе оплаты труда, - уверен Геннадий Щербаков. - И надо пересматривать соотношение компонентов в структуре зарплаты в сторону увеличения гарантированной части. Потому что в ряде субъектов она и сегодня составляет лишь 30%. А мы говорим, что должно быть 55 - 60%. Надо на уровне государства по должностям устанавливать минимальную гарантию, ниже которой субъект или лечебное учреждение платить не может. В этой связи нужно определиться: как формировать должностной оклад? Потому что сегодня в субъектах рассчитывают как бог на душу положит: одни учитывают квалификационную категорию, другие - стаж работы и так далее... От этого возникает деформация в системах оплат, и межрегиональная, и даже внутри одного региона.

ЕСТЬ СОМНЕНИЯ

Надо сказать, что собеседники Геннадия Щербакова часто кивали его словам, причем не дежурно, а подтверждающе. Что тут говорить: сенатор Татьяна Кусайко и депутат Юрий Кобзев сами в прошлом врачи, даже - главврачи. Проблемы в здравоохранении им давно и хорошо известны. Правда, член комитета Госдумы по охране здоровья Кобзев считает, что “изменение коэффициента совместительства, закрепление иного уровня процентного соотношения окладов - это вопрос не изменения федерального закона, а больше вопрос подзаконных актов”. То есть дело не законодательной, а исполнительной власти. Тем не менее, по его словам, комитет “берет эти вопросы на контроль”.

Юрий Кобзев, например, сомневается в пользе от запрета на совместительство (точнее, установления максимального его коэффициента на уровне 1,2, как предлагает Минздрав). Депутат опасается, что запрет при нынешнем дефиците кадров приведет к негативным последствиям:

- Мы и помощь не обеспечим, и увеличим возможность давления на медицинские организации со стороны контролирующих инстанций, - уверен Кобзев.

С ним согласна Татьяна Кусайко, которая полагает, что многое будет зависеть от закрепления молодых специалистов в системе. Кстати, тезис о необходимости вернуть послевузовское распределение сенатор не рассматривает. Для этого, по ее словам, придется менять Конституцию. А вот освободить медорганизации от налога на землю можно. Возможно, сэкономленные деньги пошли бы на увеличение зарплат.

- Геннадий Алексеевич затронул очень важную тему, и на открытии осенней сессии Госдумы Вячеслав Володин сказал, что нам необходимо в регионах проанализировать зарплату врачей в первичном звене без учета руководящего состава, - добавляет Юрий Кобзев. - Нам показывают среднюю статистику, вместе с зарплатами главврачей. А приезжаешь в регионы, с людьми пообщался, и тебе говорят, какова реальность. Поэтому нам председатель ГД сказал детально проанализировать именно зарплату конкретно работающего доктора. И необходимо ее доводить до уровня достойной зарплаты, чтобы было престижно идти в участковое звено. Сейчас почему-то все хотят быть узкими специалистами, [а не идти в первичное звено]...

Впрочем, на это “почему-то” ответил и сам Юрий Кобзев, и его коллеги по круглому столу. Причем давно и не только они. Ведь вряд ли совещание у президента 20 августа было первым подобным в истории вопроса?

Автор материала:
Павел Осипов - Спасти рядовую первичку
Павел Осипов
E-mail: p-osipov@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Комиссаренко Анатолий Дмитриевич
07:42 от 22.09.2019
По заявлениям чиновников, в первичном звене здравоохранения население получает до 80% медпомощи. Если заминусовать больницы мелких и средних городов, то на высокотехнологичную помощь крупных центров остаётся совсем небольшой процент медпомощи. Пусть эти крупные центры во благо развития медицины страны останутся при медуниверситетах и НИИ. Для блага населения нужно развивать в первую очередь первичное звено - так было в Советском Союзе.
Первичное звено губят две основные беды. Первая - пациентский экстремизм, поддерживаемый СМИ, и гиперактивность следственного комитета. Причём, создаётся впечатление, что эта беда накатила на здравоохранения при поддержке сверху.
Вторая беда - несоответствие фантастических нагрузок на медработников и оплаты их труда. Какое может быть качество лечения и диагностики, доброго отношения к пациентом у врача, который после дневной смены остаётся на ночное дежурство, а после дежурства снова идёт в дневную смену! Тридцать с лишним часов непрерывно на работе! Следующих два дня - "просто на полторы ставки", и новые тридцать четыре часа на работе. И так постоянно. И так всю жизнь.
Обе эти беды приводят к тому, что старые кадры уходят, а молодёжь на таких кабальных условиях батрачить не хочет.
Молодому врачу под тридцать лет, он женат, у него ребёнок... Оклад - 7 тыс. рублей, "стимулирующие" подачки от начальства до прожиточного минимума. Работать на две ставки? Значит, жить на работе. И изредка приходить домой, чтобы проверять, не сбежала ли ещё жена.
Правители, чтобы успокоить электоральную биомассу, заявляют о "средних по России" заоблачных зарплатах, о даримых молодым врачам миллионах... Зарплаты врачи получают не "средние по России", а вполне реальные, которые в два-три раза меньше "средних". Даримые миллионы превращаются в кандалы, которые на пять лет приковывают молодых врачей к заброшенным больничкам, где молодёжь без знаний и опыта расхлёбывает обещания Скворцовой, где нет наставников, где главнюк начинает эксплуатировать молодого врача по-полной - не сбежит молодой, миллионом повязан!
В стране кадровый врачебный крах. Этого не хочет видеть только Скворцова и те, кто над ней. И пока никаких реальных движений по решению проблемы со стороны правителей мы не видим.