Статьи
1

В Швейцарии проходит референдум о социальной ответственности бизнеса

В Швейцарии проходит референдум о социальной ответственности бизнеса

Фото: Ярослав Клименко

29 ноября в Швейцарии проходит референдум. Один из вопросов может оказать сильное воздействие не только на систему ценностей страны, но и на трудовые отношения во многих странах, ведь речь идее об ответственности транснациональных компаний за свои действия за пределами страны. Российский журналист, проживающий в Швейцарии, рассказал о сути предложения и о том, готово ли общество проголосовать за него.

В чём суть? 

Компании со штаб-квартирой в Швейцарии должны будут соблюдать права человека и международные нормы защиты окружающей среды. И если этого не происходит, то за действия своего филиала где-нибудь в Перу будет отвечать головная компания в Швейцарии.

Почему это предложение внесено? 

Внутри Швейцарии действуют жёсткие стандарты, и внутри страны бизнес ведёт себя примерно. Однако в других странах ситуация может быть иной: более мягкие стандарты, более слабые законы, особенности системы ценностей. Всё это может побудить компании вести бизнес в соответствии с принципами, которые в Швейцарии были бы вопиющим нарушением закона.

Дам пример, который будет понятен русскоязычному читателю. Одна успешная западная менеджер как-то написала книжку про свой управленческий опыт в России и упомянула вопрос коррупции, сказав примерно так: я не мешала своим подчинённым делать свою работу так, как они считают нужным. Другими словами, она попросту закрывала глаза на то, что её компания давала взятки и считала это культурной особенностью, возможно, даже не подозревая, что довольно многие жители России считают коррупцию абсолютно неприемлемой. 

И так по всему миру: никаких эмоций – это просто бизнес. Тут дети на плантациях занимаются тяжёлым трудом, там население целого города травится токсичной пылью с ближайших рудников и так далее.

«Отличников», на которых принято показывать пальцем в Швейцарии, двое: это одна из крупнейших в мире добывающих компаний Glencore, а также Syngenta, один из лидеров в производстве удобрений. Они постоянно оказываются (если не сказать пребывают) в центре скандалов подобного рода, причём если Syngenta, судя по отзывам её же критиков, пытается что-то делать, то Glencore – это, по-моему, икона делового цинизма.

Во французской части Швейцарии вспоминают ещё и компанию Nestlé, которая имеет очень странную репутацию. С одной стороны, компания позиционирует себя как передовика в том числе в вопросах этики и устойчивого развития, с другой стороны, последний скандал на тему использования детского труда поставщиками Nespresso прошёл практически одновременно с пиар-акцией, целью которой было как раз показать, как компания заботится о фермерах, которые выращивают для них кофе.

Кто автор инициативы? 

А вот и не левые! Её предложил Дик Марти (Dick Marty) из Либерально-Радикальной Партии, которая представляет интересы бизнеса. Более того, хотя партии правого крыла в целом рекомендуют голосовать против инициативы, многие их члены, а порой и целые региональные филиалы, агитируют за. И, разумеется, за предложение все левые партии, а также неправительственные организации и церкви.

Кто против? 

Официально против одна из двух центральных партий, правые партии, а также парламент, который выдвинул косвенный контрпроект. Что это такое? 

Прямой контрпроект – это когда парламент выступает со встречным предложением по изменении Конституции, и если инициативная группа не снимает свой проект, то голосование проходит по обоим проектам сразу (при этом можно проголосовать за или против обоих проектов сразу). 

Косвенный контрпроект – это когда вместо изменения Конституции парламент предлагает изменить какой-нибудь существующий закон или предложить новый. Голосование при этом проходит только по инициативе, а контрпроект вступает в силу автоматически, если инициатива не прошла.

Что предлагает контрпроект? 

Он предлагает компаниям отчитываться о своих усилиях в сферах детского труда и полезных ископаемых, добываемых в зонах конфликтах.

Какие аргументы у противников? 

Про доводы авторов инициативы я более-менее рассказал. Оппоненты опасаются, что её вступление в силу ослабит швейцарскую экономику, если международные компании решат уехать из Швейцарии. Более того, они считают, что под удар попадут не только компании с сомнительной репутацией, но и те, кто пытается сделать свой бизнес прозрачным и ответственным – просто потому, что всех своих контрагентов и поставщиков не проконтролируешь. И под удар при этом попадут не только огромные корпорации, но и мелкий бизнес, ведущий дела за границей. (Мелкий бизнес – основа швейцарской экономики, и в значительной части тоже ориентирован на экспорт.) 

Также в качестве аргумента приводится довод, что пытаться запретить использование детского труда – это вообще непонимание проблемы, и что дети работают на плантациях, потому что у них либо нет свидетельства о рождении и они не могут ходить в школу, либо у их родителей нет денег на учёбу, либо вообще нет школы. Конечно, вспоминают и про скрепы: Nestlé, которое до недавних пор присылало мне рассылку про свои продукты, за последние два месяца прислало мне два письма на тему своей ответственности, где, в частности, рассказало, что в Гане детский труд является неотъемлемой частью воспитания ребёнка. 

Наконец, оппоненты говорят, что встречное предложение соответствует самому строгому европейскому законодательству.

Как проголосуют? 

А вот этого не знает вообще никто: последний предварительный вопрос показывает разделение примерно 50/50, причём число собирающихся проголосовать за неуклонно снижается, хотя кампания была начата даже не в этом году. Почему так?

Во-первых, очень трудно разобраться в том, за чьи именно действия придётся отвечать. Если взять то же Nestlé, то представительство «Нестле» в Гане, являющееся стопроцентной дочкой компании – это одно, а фермер, который поставляет для Nestlé кофе через посредника – это другое. Первое материнской компанией контролируется целиком, а второй – примерно никак. И принять компромиссное контрпредложение в такой ситуацией может показаться лёгким, удобным и справедливым выходом.

Во-вторых, в Швейцарии много бизнесменов. Очень много. И, во-первых, они могут действительно опасаться за собственную ответственность, во-вторых, они объединены во всевозможные ассоциации, и неизвестно, как ведётся кампания на этом уровне.

В-третьих, из-за коронавируса в стране идёт тяжелейший кризис со времён Второй мировой, причём вторая волна оказалась тяжёлой – не только по количественным показателям (в худшее время Швейцария была на третьем месте в мире по числу новых случаев, а Женева – вообще впереди планеты всей), но и по эмоциональному воздействию. Люди очень устали, и очередное ужесточение санитарных мер подкосило дух очень многих. Медикам по вечерам на балконах никто больше не хлопает. 

В таких условиях народ может сообразить: платить фермеру в Гане столько, чтобы он оставил детей в покое, означает подорожание продуктов. И ещё одну причину добавлю: голосование проходит аккурат после «Чёрной пятницы». Чёрт меня понёс в торговые районы Лозанны, и доложу я вам, что даже в нашем городе экологических активистов самые длинные очереди были отнюдь не в эко-магазины.

Мое мнение 

Я за инициативу. Во-первых, просто из принципа не желай другому того, чего не желаешь себе. Мне повезло: я вырос в городе с чистым воздухом и получил хорошее образование. Кстати, попутно я прошёл через бедность, близкую к крайней, и чтобы прокормиться, всем детям в моей семье, достигшим определённого возраста, приходилось пахать на огороде (а ещё я ходил один за хлебом в пятилетнем возрасте, хотя водочный магазин был аккурат рядом с булочной). Тем не менее, никогда это не делалось в ущерб учёбе – и слава богу. Образование – это подготовка к будущей жизни, а не лишение будущего, поэтому всё эти аргументы Nestlé про то, что работа в Гане является неотъемлемой частью воспитания – от лукавого. Традиции, кстати, тоже живут и умирают: например, уже несколько веков мы новогодние ёлки украшаем шарами, а не головами врагов.

Во-вторых, когда авторы контрпроекта говорят, что их предложение соответствует самым строгим европейским законам, они правы лишь отчасти. Оно соответствует сегодняшним европейским стандартам, но в ЕС сейчас идёт работа над их ужесточением. А это значит, что в случае принятия контрпроекта уже через несколько лет Швейцария и её предприятия получат репутацию мутных контор. И вряд ли это поможет выстраивать Nestlé имидж ответственного производителя, тем более что компания открыто агитирует против инициативы.

В долгосрочной перспективе ответственным корпорациям принятие инициативы будет только на руку: то, что они отвечают за свои действия по всему миру согласно жёстким стандартам – это гораздо более весомый аргумент, чем глянцевый отчёт об подвижках в области этичного бизнеса. Маленькая деталь: когда шефов Glencore, Syngenta и Nestlé спросили, уедут ли они из Швейцарии, все они ответили отрицательно.

В-третьих, нужно принять во внимание правоприменительные практики в Швейцарии и собственно намерения авторов инициативы. Вопреки страшилкам оппонентов, никто не собирается штрафовать Nestlé за то, что обнаружится, что в банку Nescafé Gold попало кофе, собранное детьми. Санкции будут, если выяснится, что компания могла что-то сделать для того, чтобы избежать этого, но не сделала. А для этого нужно постараться.

А вообще, мне нравится тот факт, что такое предложение попало на голосование. Мне кажется, что вот именно такие инициативы и приведут к тому, что XXI век будет отличаться от двадцатого.

Автор материала:
Ярослав Клименко - В Швейцарии проходит референдум о социальной ответственности бизнеса
Ярослав Клименко
E-mail: info@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Махнев Михаил
04:18 от 02.12.2020
Как проголосуют? А вот этого не знает вообще никто:

Да это просто позор! Что за дикость! Никто не знает, как проголосуют. То ли дело у нас...
Новости BangaNet


Киномеханика