Статьи
2
В заражении меня COVID-19 прошу винить главврача

История о том, как четыре медработника Кимрской ЦРБ ушли на карантин

В заражении меня COVID-19 прошу винить главврача

Фото: сервис Яндекс-карты

17 апреля в центральной районной больнице города Кимры (Тверская область) обнаружили пациентку с коронавирусом. Отделение реанимации закрыли на двухнедельный карантин, в нем остались трое больных на ИВЛ, пожилой врач, санитарка и медсестра. Всего семь защитных костюмов и пять респираторов. Ни еды, ни инструкций - ничего. Еще и дверь снаружи заколотили. “Солидарность” связалась с этими людьми и узнала, как они живут и работают в таких условиях.

ВНЕЗАПНО - КОРОНАВИРУС

В пятницу 17 апреля медицинская бригада реанимации ГБУЗ “Кимрская ЦРБ” заступила на суточную смену, и часа через два узнала, что у них лежит пациентка с коронавирусной инфекцией. Пожилая женщина с дыхательной и сердечной недостаточностью поступила в реанимацию в тяжелом состоянии еще 15 апреля, но результаты анализа стали известны лишь через три дня. Ее состояние было настолько тяжелым, что отправлять ее в Тверь, в спецбольницу, было нельзя. Тогда руководство перевело пациентов, кого возможно, в другое помещение, а отделение закрыло на карантин до 1 мая.

Кроме того, на карантин до 1 мая закрыли неврологическое и травматологическое отделения. Неврологическое - поскольку через него проходят в реанимацию, травматологическое - потому что у одного врача была выявлена коронавирусная инфекция.

В реанимации на карантине с пациентами остались трое: врач, медсестра и санитарка. Врачу - 67 лет, санитарке - 61 год, медсестре - 39 лет. Остальные ушли домой и самоизолировались там.

- Мы и в контакте-то с больной почти не были по сравнению с другими. Они три дня в больнице были и убежали домой на карантин, а мы только два часа как вышли на работу и тут остались, - сетует по телефону санитарка Татьяна Алексеевна. - Сестра-хозяйка три дня работала, но не осталась в карантине. И старшая сестра. Все ушли домой. Я теперь еще и сестра-хозяйка - и стираю полотенца и белье, и меняю.

Когда стало известно про коронавирусную больную, врач реанимации распорядился надеть защитные костюмы. На троих нашлось лишь семь костюмов и пять респираторов. По нормативу, в костюме можно работать четыре часа, затем его меняют, так что на сутки для троих этой защиты хватить не могло.

- Инструктажа никакого не было, что делать - нам не сказали. Я в целях самосохранения опрыскивала все, даже колесики у кроватей. Вымою пол, через 15 минут еще раз промываю. Через два часа опять все прыскаю, - рассказывает мне санитарка. - Очки запотевают, бахилы сваливаются. Мы до ночи в первый день дезинфекцию делали, потом позвонили в профком, спросили, нам можно хоть маски снять? Председатель первички воскликнула: “Вы что?! В “красной” зоне?!” А у нас нет “зеленой” зоны! И что ж нам делать? Спать в этих костюмах? В итоге я как надела в 11 утра этот костюм, так сняла его в два ночи. У нас лица распухли. И представляете, нам на другой день сказали, что мы остаемся на 14 дней тут! Я расплакалась. Слезы текут, а вытереть я их в костюме не могу. Врач спрашивает: “Что вы плачете?” А я не могу. Понимаю, что мне не вынести 14 дней вот этого.

Так прошли сутки, смена кончилась, наступила суббота, однако на замену никто не пришел, хотя еще в пятницу бригаде обещали, что их сменят.

Тем временем дверь запасного выхода заколотили с внешней стороны, то есть при пожаре быстро покинуть помещение медики не смогут. Основной же вход - далеко, идти надо через неврологию; ее тоже закрыли на карантин.

ЗЛОПОЛУЧНОЕ ВИДЕО

Когда медики поняли, что у них нет еды, нет средств индивидуальной защиты, никто не организовал чистую “зеленую” зону, а сами они понятия не имеют, что делать дальше, медсестра Ирина обратилась к председателю профсоюзной первички Ирине Сомовой с вопросом, как быть. Вместе они решили, что медсестра запишет видео о ситуации, а председатель первички разместит его в общебольничном чате, куда есть доступ у заведующих отделений и главного врача. Цель была в том, чтобы донести информацию до главврача Алексея Прокопенко, но видео утекло в соцсети.

- Вообще, мы это видео не собирались распространять по соцсетям, мы просто хотели решить проблему, чтобы администрация серьезно отнеслась к ситуации. Потому что мы остались один на один с вирусом, - поясняет мне медсестра.

В итоге видео и помогло, и навредило медсестре. Помогло - потому что только после него наладилось питание, появилось достаточно средств индивидуальной защиты, была оказана помощь и прочее. Навредило - так как главврач решил, что сделано это было ради скандала, и пошел на медсестру войной.

- “Глупая медсестра, убери свое долбаное видео”. Так он сказал Ирине по телефону, - рассказывает мне председатель профкома. - Она так обиделась! И ответила, что не может его удалить, потому что ее нет в том чате. Видео там разместила я, а меня на тот момент уже саму удалили из чата. Главврач потом начал мне звонить и угрожать, говорил: “Вы понимаете, что это пойдет в соцсети, и этим заинтересуется ФСБ?” Я ответила, что не против ФСБ, с удовольствием с ними пообщаюсь. Тогда меня обвинили в том, что я хотела какие-то бонусы себе заработать. Это просто смешно.

Кстати, силовики ей позвонили. Но не из ФСБ, а из полиции.

- Днем в субботу мне позвонили из полиции, предупредили: если вы будете дальше распространять это видео, то вас ждет большой штраф, - говорит председатель первички.

Мол, сотрудникам ЦРБ, находящимся на карантине, уже все, что они просили, выдали, и это видео устарело, так что дальше оно будет считаться фейком, недостоверной информацией, а за это сейчас положены штрафы. На что председатель первички пояснила, что ни она, ни медсестра видео в соцсети не выкладывали. Похоже, это сделал кто-то из участников чата.

Полицию сказанное удовлетворило, а главврача - нет.

- 22 апреля главврач позвонил доктору и просил передать мне, чтобы я сделала опровержение моему прошлому видео и написала объяснительную, а если я этого не сделаю, то буду уволена. Я этот разговор слышала, - рассказывает мне на следующий день медсестра.

Какую объяснительную от нее хотят - она не понимает. Ведь все, сказанное в той видеозаписи, на тот момент было правдой. И то, что на выходные у них осталось всего семь костюмов и пять респираторов, и то, что у них нет еды, нет помощи, что они находятся только в “красной” зоне, а “зеленой” просто нет. Заканчивается видео эмоциональным обвинением: “В случае заражения нас считать виноватыми администрацию Кимрской ЦРБ и главного врача Прокопенко Алексея Александровича”.

Тверской обком профсоюза работников здравоохранения с самого начала активно подключился к решению ситуации. Медсестра Ирина - член профсоюза, и оба председателя (первички и обкома) подтвердили мне, что будут ее защищать до конца.

- Мы не допустим прессинг со стороны работодателя. Мы поддерживаем людей, они молодцы, они были вынуждены обратиться к окружающему миру с помощью такого видео, потому что они были изолированы. Администрация больницы бросила их в тот момент на произвол судьбы, - говорит председатель обкома Вячеслав Грек.

Каждый день профлидеры созваниваются с Ириной, спрашивают, как дела, нужна ли помощь. Обком выделил средства для их нужд, первичка помогает приобрести необходимое.

ИСТОРИЯ МЕДБРАТА

Одной из просьб в том видео была просьба прислать помощь. В отделении остались четыре пациента: три на ИВЛ и один просто тяжелый. Медсестре в одиночку 14 дней обслуживать столько сложных больных - очень тяжело. На следующий день, в субботу, в шесть вечера, приехал на помощь медбрат Сергей.

- Я находился в отпуске, на работу должен был выйти 19 апреля. 18 апреля мне позвонил начмед и попросил выйти. Я был далеко, но мне сказали: “Не важно, где, мы за тобой скорую машину пошлем, она тебя заберет”. Мол, Иру надо сменить, она полтора суток уже, ей надо хотя бы домой съездить, - говорит мне по телефону Сергей. - Я спросил: “Что, работать некому?” Оказалось, некому. Перед выходом позвонил заведующему, выяснить, что происходит. Заведующий заверил: “Серега, не волнуйся, все нормально”. Я спросил: “Я на полтора суток останусь?” - “Нет-нет, завтра уже уйдешь, тебе замену найдут”, - ответил тот.

Я приезжаю в отделение вечером, на меня мои коллеги смотрят, как на дурака, и говорят: “Ну ты попал”. - “Куда попал?” - “Ну вот, будешь с нами 14 суток работать”. Я сначала не поверил, потом оказалось, что правда. Получается, я попал сюда путем обмана, - завершает он свою историю.

Сергей потом звонил еще раз заведующему, спрашивал, мол, как же так? Но тот ответил, что ничего такого не обещал, как-то так получилось, и вообще, “не нужно устраивать такой скулеж”. На его возмущение, что это незаконно, что его просто обманули, что он не подписывал никаких бумаг, ему ответили, что все законно. Телефонную запись разговора с заведующим Сергей выложил в социальную сеть “ВКонтакте”. Заведующему звонил и доктор, услышал в ответ примерно то же, мол, не помню таких слов, ничего не знаю.

Поняв, что деваться некуда, помощи ждать тоже не приходится, четверо медиков стали сами организовывать работу на карантине, насколько у них хватало знаний и сил. Повезло, что 67-летний доктор знал, что можно делать, а что нельзя.

- Открывать окна нельзя, мы тут сидим совсем без свежего воздуха. Врач говорит, что инфекция распространяется быстрее, когда сквозняк. Вот он нас так и учит. А мы бы сейчас раскрыли все окна и заразились бы, - сетует санитарка.

Она рассказывает о своей нелегкой работе:

- От костюма у меня распухло лицо, до сих пор болячки, от дезинфекции руки чешутся. Растворы ужасные. Белье дезинфицируем: на пять литров воды - 15 таблеток хлора. Полы моем - пять таблеток хлора, опрыскиваем - на литр воды две таблетки хлора. И хоть бы кто спросил: как вы там? Никто. А вот когда Иринино видео в соцсети попало, нам стали каждый день звонить.

Работать, по словам медиков, стало гораздо сложнее. Ведь надо постоянно находиться в защитном костюме, а это очень тяжело и физически, и эмоционально. Много внимания нужно пациентам на ИВЛ. Они в искусственной коме, под наркозом, их кормят через зонд, санируют дыхательные трубки, еще их переворачивают, моют, меняют постельное белье...

Мазки на коронавирус брали у всех пациентов и медиков. Пока результаты отрицательные, но ни в чем нельзя быть уверенным, поскольку все постоянно в одном помещении.

- Сейчас все прошлые проблемы решены, - добавляет медсестра Ирина. - Снабжение пищей наладилось, еды передают много. Нам очень помогают жители города, передают продукты, необходимые вещи, морально поддерживают. Нам помогла скорая помощь Кимр, они купили еды, воды, антибактериальные салфетки. И даже “Додо-пицца” прислала свое угощение. У нас есть нормальная комната для отдыха, мы там сами сделали “зеленую” зону, там можно поспать, поесть. На условия мы не жалуемся.

По официальной информации, сейчас в больнице достаточный запас средств индивидуальной защиты: 6200 масок, 570 респираторов, 300 одноразовых костюмов, 900 одноразовых халатов, 50 защитных очков, 15 защитных многоразовых экранов, 5000 пар перчаток. Запас постоянно пополняется. Медики эту информацию подтверждают. Но вот человеческой помощи им, конечно, не хватает.

- Мне в силу возраста очень тяжело работать каждый день в таких условиях. Я обычно работала сутки через трое. Я звонила девчонкам: приходите, мы тут уже все отмыли, вероятность заразиться намного меньше, но никто не пошел, - жалуется Татьяна Алексеевна.

- И руководство никого не прислало?

- Они на Иру еще обращают внимание, на ее видео, а до меня вообще никому дела нет.

Не знают медработники и того, нужно ли им уходить на отдельный карантин после 14 дней в больнице или можно вернуться домой и самоизолироваться там. Этого им никто не объяснил. Те медики, которые 17 апреля ушли домой, хотя прекрасно знали о своем контакте с коронавирусным больным, возможно, уже заразили родных.

- У меня есть сын, родители, у Сергея есть дети, у Татьяны Алексеевны есть внуки. Мы уже сами считаем дни, чтобы поехать домой, - рассказывает Ирина.

- Как родные восприняли ваш карантин в больнице?

- Как они восприняли? Мы попросили, чтобы они восприняли это нормально.

ОПЛАТЯТ КАК БОЛЬНИЧНЫЙ?

На три месяца, начиная с апреля, медикам, которые непосредственно работают с больными коронавирусом, будут установлены федеральные дополнительные выплаты. Об этом сообщил президент РФ Владимир Путин в ходе обращения к гражданам. Однако вопрос оплаты 14 карантинных дней работы медикам ЦРБ города Кимры остается непонятным и нерешенным.

- Мы не знаем, как нам это будут оплачивать, - говорят все трое.

- Про оплату никто ничего не знает, - отвечает на мой вопрос Ирина Сомова. - Сначала вроде бы главврач сказал, что оплатят им эти дни по больничному листу - они ведь на карантине. И еще какую-то стимулирующую доплату сделают. Говорят, для этой категории медицинских работников ничего не предусмотрено. Доплаты предусмотрены для перепрофилированных госпиталей, а наша больница туда не попадает.

Для понимания: оплата по больничному - это максимум оплата по среднему заработку сотрудника. У Сергея в последние месяцы выходило 17 тыс. рублей в месяц. Татьяна Алексеевна получила за март 13 500 рублей.

- Я слышала, что по “дорожной карте” у меня зарплата должна быть 26 тыс. рублей, а получила я за март 13 500 рублей. Я спросила, за что меня лишили премии? Жалоб на меня нет, убираюсь я хорошо. Сказали: “Мы тебя не лишали, просто на тебя денег не хватило”.

По ее словам, такое снижение зарплаты происходит не впервые. Например, в прошлом году с апреля по сентябрь санитаркам убавили персональные доплаты. Руководство пояснило, что из-за необходимости платить отпускные денег не хватает.

Профсоюз, конечно, категорически не согласен с такой политикой оплаты труда “карантинным” медикам. Тверской обком отправил письмо и.о. министра здравоохранения области Константину Седову с вопросом, как будет оплачиваться время работы с 17 апреля до 1 мая.

- С этим вопросом мы обращались и к главврачу, он внятного ответа нам не дал. То ли больничный лист, то ли стимулирующие выплаты. Но вообще-то надо оплачивать по трудовому законодательству, по рабочим часам. Они там находятся круглосуточно, это нормальный рабочий режим оказания помощи, - поясняет “Солидарности” председатель обкома Вячеслав Грек. - Мы разговаривали с директором Тверского отделения фонда соцстраха, спрашивали, можно ли таким работникам оформлять лист нетрудоспособности. Она сказала - нет, потому что они выполняют свои трудовые функции. Они были в контакте и работали с коронавирусной инфекцией, сейчас за это положены доплаты. Мы будем добиваться, чтобы их работа была оплачена в соответствии с трудовым законодательством.

К сожалению, главный врач Алексей Прокопенко отказался давать комментарии корреспонденту “Солидарности”. Он мне сказал:

- Задавайте вопросы в пресс-службу Минздрава и правительства Тверской области. Я комментариев давать никаких не буду. Их позиция соответствует моей позиции.

“Солидарность” 23 апреля отправила запрос в областной Минздрав и областное правительство. На момент выхода этого материала ответ не пришел.

На вопрос, как будет оплачиваться работа людей на карантине, от главврача удалось получить только такой комментарий:

- В соответствии с постановлением правительства Тверской области и приказом Минздрава.

Однако, кажется, в Минздраве и в правительстве области пока еще сами не знают, как это оплачивать. По крайней мере, ни о приказе, ни о постановлении еще ничего не известно.

*   *   *

Подобные проблемы есть не только в Кимрской ЦРБ, но и во многих российских больницах. Например, 22 апреля сотрудники неврологического отделения стационара № 3 Люберецкой областной больницы пожаловались на руководство в ФСБ, МВД и Следственный комитет.

Авторы обращений сообщают, что с 23 марта к ним из терапевтического отделения стали переводить пациентов с клинической картиной COVID-19. При этом в отделении не проводилась санобработка, а медиков долго не обеспечивали средствами индивидуальной защиты. В итоге коронавирус подтвердился у восьми сотрудников неврологического отделения, а всего он обнаружен у 60 сотрудников больницы.

Медицинские учреждения стали очагами коронавируса уже в нескольких регионах России: в Москве, Петербурге, Коми, Башкирии, Астраханской области, Красноярском и Приморском краях.

Автор материала:
Юлия Рыженкова - В заражении меня COVID-19 прошу винить главврача
Юлия Рыженкова
E-mail: ryjenkova@solidarnost.org
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Махнев Михаил
04:21 от 29.04.2020
Только один вопрос: почему этот главврач ещё работает?
Юлия Рыженкова
12:05 от 29.04.2020
Вроде бы, он написал заявление по собственному, но это по слухам, от Минздрава я пока не получила официальный ответ на вопросы (в том числе на этот).
Новости BangaNet


Киномеханика