Статьи

Задувая свечку

Год назад стартовала пенсионная реформа

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

16 июня прошлого года в Госдуму был внесен законопроект о повышении пенсионного возраста. С того же дня официально стартовали “торги” за смягчение проекта. Ко второму чтению поступило 324 поправки, а приняты были только 16 из них. Но предложения по новым льготам и “поблажкам” различным категориям работников и пенсионеров не иссякают. “Солидарность” вспоминает историю вопроса и изучает вновь поступающие идеи по нему.

ПРЯНИЧНЫЙ ЦЕХ

Пенсионная реформа, которую для краткости так называют даже те, кто говорит, что на самом деле это никакая не реформа, была запущена год назад. Хотя люди, следящие за новостями, поправят: на самом деле началось еще в 2016-м, когда пенсионный возраст подняли для госслужащих (до 65 лет для мужчин и до 63 лет для женщин). И полагать, что на том все закончится, было мало оснований. Теперь в смысле получения права на заслуженный отдых все мужчины “стали госслужащими”. Женщинам повезло больше - им надо дожить до 60 лет. Притом что изначально предполагалось, что и им поднимут до 63.

То, что этого не случилось, - один из многих примеров изменений, внесенных в законопроект между первым и вторым чтением. Их, впрочем, могло быть и больше: всего было предложено 324 поправки (среди их авторов были и профсоюзы), но депутатский фильтр прошли только 16. Тем не менее законопроект “О внесении изменений в отдельные законодательные акты по вопросам назначения и выплаты пенсий” изрядно “потолстел” - стал в три раза больше в окончательном виде (45 страниц против 15).

Были внесены изменения в законы о занятости, о соцподдержке “чернобыльцев”, о государственной социальной помощи, о пенсионном обеспечении и обязательном пенсионном страховании, о страховой и накопительной пенсии. Появилось еще несколько новых законопроектов, направленных на смягчение в обществе негативного эффекта от реформы. Они принимались начиная с того же 3 октября 2018 года, и продолжают рассматриваться до сих пор. Коротко перечислим некоторые.

Было закреплено понятие “предпенсионный возраст” (пять лет до выхода на пенсию), введена уголовная ответственность за необоснованное увольнение лиц, подходящих под определение. Сажать, правда, никого не собираются: максимальное наказание - обязательные работы сроком до 360 часов. Зато то же наказание светит и работодателям, необоснованно отказавшим “предпенсионникам” в приеме на работу.

Госдума ратифицировала Конвенцию № 102 Международной организации труда о минимальных стандартах соцобеспечения. В документе, в частности, говорится о том, что минимальная пенсия должна возмещать не меньше 40% от утраченного заработка. Но приняли конвенцию “с изъятиями”: в российский вариант не вошло семейное обеспечение и страховка от безработицы. Правительство сочло, что эти вопросы и так регулируются в стране “в должной мере”. Так что теперь в профсоюзную повестку включено принятие конвенции без изъятий, о чем неоднократно заявляла ФНПР.

Есть послабления и в налоговом законодательстве. Точнее, как бы сохранение статус-кво. Речь о гражданах предпенсионного возраста, которые без реформы стали бы пенсионерами раньше и могли бы пользоваться льготами по земельному налогу и НДФЛ. То есть после принятия закона - могут, как и прежде. То же касается права на обязательную долю в наследстве и на получение алиментов вследствие потери трудоспособности.

В общем, по совокупности мер поддержки может показаться, что пенсионный возраст поднимали чуть ли не исключительно для будущих предпенсионеров. А тех из них, кто доживет и до самой пенсии, ожидает более-менее приятный сюрприз. Отдельным законом исключен из подсчета материального обеспечения пенсионера размер индексации пенсий и ежемесячных денежных выплат. Они будут выплачиваться только сверх прожиточного минимума в регионе, как бы по аналогии со схемой “МРОТ+северные”. А с января этого года пенсионерам облегчили получение льгот по оплате услуг ЖКХ.

Наконец, многодетные матери смогут выйти на пенсию досрочно - смотря по количеству детей, но не раньше 50 (для этого нужно пятеро детей, младшему из которых исполнилось восемь; а, например, четыре ребенка помогут выйти на пенсию только в 56). А коренных и малочисленных народов Севера изменения не коснулись вовсе.

Остается добавить: как сообщал в августе 2018 года РБК, по подсчетам вице-премьера Татьяны Голиковой вышеперечисленные послабления обойдутся бюджету в дополнительные 4,4 трлн рублей. Что заставляет задуматься об экономической эффективности самой реформы.

НЕ УПОЛНОМОЧЕН ИЗМЕНИТЬ

Как можно догадаться, все эти инициативы исходили от правительства и фракции “Единая Россия”, которая одна только и поддержала в Госдуме идею Белого дома о повышении пенсионного возраста. Но голосовали за них не только единороссы, а почти весь депутатский корпус. Иначе остальные фракции оказались бы в глупом положении: тут предлагают ослабить людям хомут на шее, а они - против… Но были у КПРФ, “Справедливой России” и ЛДПР и собственные идеи. Которые, надо сказать, не прошли и первого чтения.

Первая и самая исчерпывающая инициатива поступила в трех практически идентичных документах от всех оппозиционных партий. Идея проста: отменить повышение пенсионного возраста. Либо как минимум наложить на него мораторий - или до 2030 года, или бессрочный. (Кстати, в законопроекте “СР” были почему-то предложены сразу оба варианта.) Стоит ли говорить, что ни одна из этих инициатив не прошла первого чтения. Ведь пенсионный возраст подняли буквально только что, и расклад сил в Госдуме ничуть не изменился.

К слову, справоросс Олег Шеин и вовсе высказывал на пленарном заседании мысль, что пенсионный возраст нужно было не поднимать, а, наоборот, снижать. Аргументация опирается на данные Росстата: в позапрошлом году на рынок труда пришли 600 тысяч молодых людей, в прошлом - 800 тысяч, а прогноз на 2023 год - уже 1,2 млн. Но из-за повышения пенсионного возраста рабочих мест на всех не хватит - их продолжат занимать пожилые работники. Насколько известно, соответствующий законопроект в Госдуму еще не внесен, так что депутаты могут пока заняться принятием более неочевидных решений.

Эсеры также хотят вернуться к минимальному трудовому стажу в пять лет (с 2014 года постепенно увеличивается до 15 лет). Кроме того, отказаться от балльной системы начисления пенсий и сделать накопительную ее часть сугубо добровольной. (За что активно и довольно давно выступает ФНПР; думская фракция ЛДПР - тоже.) А еще - разморозить индексацию пенсий работающим пенсионерам. И разрешить выходить отдельным категориям мужчин на пенсию в 55 лет и женщин - в 50.

Что касается возвращения индексации пенсий, то источник средств на это в “СР” видят в переходе на плоскую шкалу взносов в ПФР и в борьбе с теневой занятостью. Средство такой борьбы - отказ компаниям, использующим теневой труд, в любых налоговых льготах и государственных заказах. Эта идея думскому большинству тоже “не зашла”, но, отметим, прозвучала на недавнем съезде ФНПР.

Самой радикальной мерой борьбы против повышения пенсионного возраста, наверное, стоит признать обращение “СР”, КПРФ и ЛДПР в Конституционный суд с просьбой проверить закон на соответствие Конституции. Оно было направлено в декабре. КС думал около четырех месяцев, после чего отказался его рассматривать. Причина была описана так: вопрос о повышении пенсионного возраста находится в юрисдикции законодательной власти, и Конституционный суд не может его рассматривать - не та компетенция.

Пожалуй, самое обсуждаемое предложение по пенсионной реформе сейчас - это возврат к прежнему пенсионному возрасту для работников Крайнего Севера и приравненных к нему территорий. Такое требование звучало и на первомайской демонстрации в колоннах ФНПР, и на съезде профцентра месяц назад. Идея вполне укладывается в логику самих изменений, вступивших в силу в начале года. Ведь из-под действия закона вывели представителей коренных и малочисленных народов Крайнего Севера. Но там же живут и представители других, более многочисленных народов. То есть природные условия одинаковые, а пенсионные - разные. Пока, по большому счету, остается надеяться, что хотя бы эта несправедливость будет устранена.

КОММЕНТАРИЙ

Михаил Авдеенко, заместитель председателя Общероссийского профсоюза образования:

- Помешать повышению пенсионного возраста мы могли только в рамках уже действующего законодательства. Основным предметом рассмотрения для нас стало сохранение досрочных пенсий тем, кто их получал до принятия закона. (Если говорить в целом о бюджетниках, то это еще медики и часть работников культуры.) Ведь пенсия отодвинулась соответственно на пять лет. Было важно, чтобы работники не потеряли льготы и гарантии, и связанные с ЖКХ, и другие. Мы следили за тем, чтобы при проведении этой реформы работники образования не потеряли этих льгот в статусе предпенсионера. Вот это было основным.

“Откатить назад” реформу [в отношении работников образования] - идея привлекательная. Если она прозвучит от ФНПР, мы готовы ее рассматривать. Но я не знаю, как это можно вернуть обратно, пока я не очень себе это представляю. Закон принят, а дальше уже по каким-то отдельным категориям возвращать обратно - я не очень представляю, как это можно сделать. А сама идея, конечно, привлекательна. Но у меня, например, пока больше вопросов, чем ответов.

Из рубрики Парламентская хроника

Автор материала:
Павел Осипов - Задувая свечку
Павел Осипов
E-mail: p-osipov@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте