Статьи

1

Эммануэль и труд

Во Франции возобновились протесты против трудовой реформы

Фото: Corentin Le Gall / Newzulu / ТАСС

Эммануэль Макрон может праздновать победу, хоть и горькую. 22 сентября были подписаны новые президентские трудовые указы, нацеленные на тотальное изменение социальной картины современной Франции. А в октябре страну вновь захлестнула волна демонстраций против непопулярных реформ.

Протесты против трудовой реформы Эммануэля Макрона получили второе дыхание, охватив разные города страны. 19 октября, по данным профсоюза “Всеобщая конфедерация труда” (CGT), в протестах приняло участие около 38 тысяч человек, в том числе 5,5 тысячи - в Париже. Демонстрации против реформы прошли также в Лионе, Тулузе, По, Ренне, Байонне и других городах. Это, безусловно, меньше, чем в период сентябрьских демонстраций, когда на улицы вышли около 400 тысяч человек.

Сейчас обошлось немного скромнее, но не без жертв. Так, 12 октября в Париже около 40 человек были арестованы за нарушение общественного порядка (точнее, “за бросание подручных предметов в сотрудников полиции, ношение запрещенного оружия и участие с оружием в массовом скоплении людей”), а в ходе митинга в Булонском лесу протестующие разгромили семь автомобилей.

Напомним, что еще во время выборов Макрон пообещал снизить уровень безработицы к 2022 году с нынешних 10% до 7%. По мнению президента, без реформы Трудового кодекса это совершенно невозможно. Сама реформа официально нацелена на развитие социального диалога между работодателями и работниками, формирование диаметрально новых трудовых гарантий. По факту она влечет значительное упразднение трудового законодательства и регулирование трудовых отношений коллективными соглашениями. Кроме того, реформа предполагает большую свободу действий предпринимателей.

Профсоюзным организациям данные предложения не по нраву. Их понять можно: как-никак, Макрон решил “оптимизировать профсоюзную бюрократию”. Например, до его реформ отраслевые профсоюзы могли заставить работодателя если не отказаться от идеи уволить сотрудника, то обеспечить ему солидную компенсацию - и выплаты, и переквалификацию в случае необходимости. Теперь же “ключевыми игроками” становятся сами предприниматели.

Самым недовольным профобъединением оказался CGT. Его лидер Филипп Мартине, который руководил акциями протеста в Марселе, заявил: “Это Макрон заварил кашу с реформами, а не мы. Мы собираемся объяснить ему, чем это обернется для рабочих. Хотим разъяснить ему вопросы работы, бюджета, условий труда - то, в чем он совершенно не разбирается. Мы хотим напомнить ему, что он живет в своем мире и не осознает реальности”.

Еще когда реформа была только в зародыше, Мартине успел просклонять ее на все лады, назвав “недопустимым” и “недемократичным” принятие реформы без предварительного и основательного обсуждения в парламенте. К октябрьским протестам присоединились также Единая федерация профсоюзов (FSU), профобъединение “Солидарность” (Solidaires) и частично - центристские “Рабочая сила” (FO), Французская демократическая конфедерация труда (CFDT), Французская конфедерация христианских рабочих (CFTC).

В отличие от воинствующего CGT, более мягко к реформе относится CFDT. Его лидер Лоран Берже не против структурных изменений в трудовом законодательстве, в то же время он скептично настроен к проводимым CGT демонстрациям: “В глазах общественности демонстрации - вчерашний день. Я понимаю, что подчас хочется выразить недовольство, но не надо позволять правительству тащить нас в анналы истории”. Берже отказался от личного участия в протестах, хотя местные отделения профобъединения по стране поддержали демонстрации.

Лидер “Рабочей силы” Жан Клод Мейлли, участвовавший в демонстрациях в Лионе, высказался следующим образом: “Суровая стратегия Макрона в конце концов поставит под вопрос само существование госуслуг”. Мейлли известен как один из главных критиков закона Эль-Хомри (попытка реформировать Трудовой кодекс прошлым правительством социалистов, документ прозван в честь министра труда Мириам Эль-Хомри). Кроме того, Мейлли предлагает объединить силы профсоюзов до 20 ноября, когда должны состояться первые дебаты относительно ратификации нового трудового закона.

Но сколько бы протестующие ни выступали, Макрон, похоже, решил проявить твердость - в противовес своему непопулярному предшественнику Франсуа Олланду. Напомним, что в 2016 году правительству Мануэля Вальса удалось буквально силой протащить новый трудовой закон через парламент. Тогда люди протестовали против упрощения правил увольнения сотрудников, свободы работодателя в плане увеличения рабочего дня и уменьшения выплат при увольнении. Олланду и Вальсу пришлось пойти навстречу демонстрантам и оставить лишь минимальные изменения в трудовом законодательстве.

Скорее всего, Францию ждет следующий сценарий: Макрону удастся утвердить изменения в Трудовом кодексе (указы им уже подписаны). Ведь он как исполнительная власть теперь может менять трудовое законодательство подзаконными актами. Но даже ему будет проблематично начинать с провала свою реформистскую программу - а ведь именно на такой платформе Макрон заработал часть голосов избирателей. Очень похоже на то, что президент Франции выберет жесткое подавление демонстраций и выкручивание рук профобъединениям (что и так предполагается по трудовой реформе). И хотя, по мнению самого президента, результат реформы проявит себя минимум через полтора года, именно в данный момент Макрон не может проиграть. Планируется, что уже 1 января 2018 года часть трудовых указов официально вступит в силу - так что ждать ему осталось всего ничего.

Автор материала:
Анна Галустьян - Эммануэль и труд
Анна Галустьян
E-mail: galustian@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Гущин Игорь
16:56 от 04.11.2017
Макрон работал в ВР. Это ротшильдовская контора. Когда ротшильдам дали в России открыть свой бизнес, то они быстренько стали устанавливать свои порядки в трудовых отношениях. Пример ТНК-ВР. Там, где были сильные профсоюзные организации с ещё советских времен, они осторожничали, заигрывали. Например, возьмем нефтепереработку. У нас на рязанском нефтезаводе они вывели на аутсорсинг десять подразделений завода. Создали шараги ОООшки. Попытки создать профсоюз в этих ООО жестко пресекались. Только нам удалось создать профсоюз, который гнобили первые шесть месяцев. Также нам удалось заключить коллективный договор, несмотря на то, что членов профсоюза было менее 30%. И это вопреки, а не благодаря. Совместно с юристами областного профобъдинения подключали трудовую инспекцию, прокуратуру. Не любят ротшильды лишнего шума.))
Ребята, это такие сволочи! Хитрые, изворотливые, коварные. И нет ничего удивительного в проводимой политике Макрона. ВР "потренировалась" в России на аутсорсинге и гноблении российских работяг. Можно смело попирать права. Плюс Макрону дают указания из Брюсселя.