Статьи
10
Макрофаги, антитела и другие герои

Профессор иммунологии рассказывает, как защититься от вирусов

Макрофаги, антитела и другие герои

Владимир Нестеренко. Фото Николая Федорова

Считается аксиомой: к XXI веку Россия растеряла своих иммунологов, вирусологов, микробиологов - они либо ушли из профессии, либо попросту эмигрировали. Это не совсем правда. В России с 1989 года успешно работает и никуда не уехала отечественная компания “Ниармедик” - одна из немногих компаний, создающих лекарства “с нуля”, от идеи до внедрения в производство. И эти лекарства оказываются лучше зарубежных аналогов. Генеральный директор - основатель компании, профессор, доктор медицинских наук Владимир Нестеренко рассказывает о ситуации с российской иммунологией. И о том, как сориентироваться в дремучем лесу противовирусных лекарств.

Часть 1. ИММУНОЛОГИЯ В РОССИИ

О ПИОНЕРАХ ДИАГНОСТИКИ

В начале 90-х НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Н.Ф. Гамалеи постигла судьба прочих научных учреждений. В условиях дефицита государственного финансирования уникальные, штучные специалисты НИИ, ранее конкурировавшего с институтами Пастера в Париже и Коха в Берлине, либо оставили науку, либо выехали на работу в Европу.

- А мы решили остаться и воплотить свои мысли в практический медицинский бизнес в России. Тогда мы не знали таких терминов, как “инновация”. Мы просто хотели претворить свои идеи в реальные продукты. При этом мы ни у кого ничего не отбирали и не участвовали в приватизации. Государство не помогало. Но именно тогда была четко сформулирована идея - делать свое, - говорит Владимир Нестеренко. - К примеру, могу с гордостью сказать, что проблема хламидиоза в стране, тогда еще СССР, была поднята именно нами. Хламидии - серьезная тема в медицине, о которой в те годы широкая медицинская общественность мало знала. Мы разработали тест-систему для быстрого определения инфекции с помощью особых молекул, которые позволяют выявлять эти бактерии в любом материале. На основе молекулярно-генетических исследований компания выпустила диагностические тест-системы и реагенты для обнаружения хламидиоза, микоплазмоза, уреаплазмоза, герпес-вирусной инфекции, сифилиса, вирусных гепатитов...

Но оказалось, что медицинское сообщество не было готово к научному прорыву. Например, в то время повсеместно сифилис диагностировали, используя реакцию Вассермана, а ей более ста лет! Когда наши ученые заговаривали о реакции Вассермана за рубежом, их даже не понимали: а что это такое? А в нашей стране в те годы реакция Вассермана была основной в лабораторной диагностике сифилиса!

“Ниармедик” начал проводить бесплатные семинары с приглашением ведущих специалистов. Рассказывали о сифилисе, вирусных гепатитах, ВИЧ-инфекции - что это и как это можно выявить с помощью современных диагностических тест-систем. Но возникла другая проблема: оказалось, лаборатории нуждаются в соответствующем оснащении. Логично, что компания стала поставщиком современного отечественного и западного лабораторного оборудования. Позже поняли: в схеме “врач - больной - диагностика - лечение” нужен собственный медицинский центр.

- Вначале нам помогал Институт им. Гамалеи, где каждая лаборатория занимается своей инфекцией. Научные сотрудники - это чудесные люди! Но когда пациент приходит и платит деньги за анализ - это именно и значит, что анализ надо сделать срочно! А специалисты, загруженные исследовательской работой, не всегда могли обеспечить оперативность текущих анализов. Поэтому была создана частная лаборатория. Впоследствии она переросла в централизованный завод, куда изо всех медицинских центров свозятся материалы на анализы. И где уже автоматически, сведя влияние человеческого фактора к минимуму, делается диагностика, - поясняет Владимир Нестеренко.

ПРОГРЕССИВНАЯ РОССИЯ

Зарубежные фармкомпании очень боятся, чтобы у препаратов не было побочных эффектов, поэтому работают с простыми молекулами. Чем молекула сложнее, тем труднее ее исследовать и предсказать эффект.

И только сейчас, когда фармацевтическая промышленность стала испытывать недостаток в продуктах, в Америке и Западной Европе стали разрабатывать препараты на основе сложных молекул. Волею обстоятельств в “закрытом” СССР этим занимались автономно, давно... и оказались впереди! И в этом направлении мы все еще лидируем.

- Как сейчас в России обстоят дела с иммунологией? Остались ли у нас специалисты, или все уехали на Запад?

- Люди хотят жить лучше, границы открыты, какой-то процент уезжает. Я уверен: если здесь создать условия для молодежи, очень многие бы оставались. Молодежь хочет заниматься фундаментальной наукой, а фундаментальная наука - прерогатива государства. И хотя государство в последние десять лет все больше и больше вкладывается, но с 1991 до начала 2000-х годов денег практически не было, только на мизерную зарплату. Базовая зарплата научного сотрудника, профессора 17-й категории - 16 тысяч рублей в месяц! А это - почти высшая категория, выше только 18-я. Это - мало. Сейчас государство поощряет аспирантов, премии дает, но хотелось бы больше. “Ниармедик” существенно доплачивает молодым ученым из разных институтов, и они работают в области фундаментальной науки в том направлении, которое нужно и для развития науки, и для нас. А иначе их всех сманят на Запад.

- А вообще есть еще российские компании, которые создают и производят препараты?

- Российские умы всегда были талантливы на изобретения. К сожалению, упиралось все в реализацию этих изобретений. У нас до сих пор осталось много компаний, которые изобретают. Что весьма хорошо. Но если на графике по одной оси отметить количество проектов, а по другой - количество денег на эти проекты, то в зоне от 1 млн до 50 млн долларов будет “зона смерти”. В стартапы (недавно запущенный проект, цель которого - в самые быстрые сроки окупить вложенные в него инвестиции и получить прибыль. - Ю.Р.) хотят вложить мало денег, а получить много прибыли... и так по всему миру. Получить же 50 млн долларов очень трудно, хотя именно в этой зоне самые интересные проекты. Как правило, деньги дают инвестиционно-финансовые группы. Это не люди науки, они оценивают проекты совсем по-другому: какие риски, сколько конкурентов, что получится, как это будет развиваться, кто может дать гарантию... А никто не может дать гарантию. Как правило, если у вас 2 - 5% разработок “выстрелит”, то они окупят все разработки, потому что 95 - 98% не “выстреливают”, но этих “позитивных” 2 - 5% достаточно. Многие же инвесторы хотят быстрых денег: вложил - получил обратно. Так не бывает: фармакология - это “долгоиграющая пластинка”.

- Как вы находите ученых и новые проекты?

- Одно из важнейших наших направлений - это проектный офис. Там талантливые люди отбирают проекты, которые нам приносят ученые. Мы за 25 лет никого не обманули, свое слово всегда держали, и мы действительно создали для ученых комфортную обстановку. Наш концепт такой: если ты что-то придумал - воплощай “до аптеки”. Если что-то получится, то ты получаешь роялти (авторские), а если ничего не получится, ну что ж... ты потратил время, мы - время и деньги. У нас есть и свои штатные ученые, есть ученые, работающие на аутсорсинге... то есть они работают в других организациях, но мы их институтам и им, как исполнителям, заказываем работы. Строим в Обнинске завод: там будет большой научный центр.

Что касается кадров, то в компании “Ниармедик” работают около 1500 человек. Об условиях работы красноречивее всего говорит одно: из тех, кто начинал работать в компании 25 лет назад на значимых позициях, ушли всего трое, причем один из них - по возрасту.

- У нас зарплата в среднем на 10% выше, чем у успешных компаний в Москве. Это наш принцип. Мы тогда можем приглашать лучших. Таких всегда сложно найти. “Дефицитны” практические профессии: технологи, специалисты отдела качества, инженеры. Но на нашем производстве, могу сказать с гордостью, очень хорошие инженеры, они могут блоху подковать. Мы за них держимся, - говорит Нестеренко.

Часть 2. ВИРУСЫ И ЛЕКАРСТВА

ДВА СПОСОБА ЛЕЧЕНИЯ

- Если говорить по сути, то цель вируса - проникнуть в клетку и размножиться, используя ресурсы. Потом эта клетка погибает, а размножившаяся популяция вирусов выходит и захватывает другие клетки - это вирусная инфекция, - простым языком рассказывает о сложных процессах заболевания профессор Владимир Нестеренко.

Есть разные подходы к остановке вирусной инфекции. Первый и самый очевидный метод предотвращения заболевания - создать ингибиторы, то есть блокаторы взаимодействия вируса с мембраной клетки. Но единственный успешный антивирусный препарат в мире - “Ацикловир” и его производные. Он работает только против герпес-вирусной инфекции, блокируя размножение вирусов, причем этот эффективный препарат был найден случайным образом. Все остальные препараты не столь успешны. Они скорее помогают людям комфортнее жить с инфекцией, но не вылечивают. Такова ситуация с гепатитом С, с ВИЧ-инфекцией и гриппом.

Ярким примером препаратов-ингибиторов этого типа является “Озельтамивир” (“Тамифлю”). Он был рекомендован Всемирной организацией здравоохранения как блокатор взаимодействия вируса гриппа с мембранами клеток. Но сейчас появились данные, что он перестал работать, потому что вирус мутировал. К тому же если вирус все же закрепился и уже успешно размножился в клетках, то его становится так много, что использовать блокаторы бесполезно. Если же наводнить организм необходимым количеством блокаторов, то они окажут такой токсический эффект, что человек забудет о вирусе и начнет лечить уже другие болезни.

(От редакции: с официальной позицией компании "Рош" - производителя "Тамифлю" - вы можете ознакомиться в "Солидарности" № 25, 2014)

- Между тем самой природой были созданы белки, чья основная функция - блокировать размножение вируса. Это - интерфероны. Их можно получать искусственно и вводить в организм. Сейчас их получают молекулярно-генетическими способами, - поясняет Нестеренко. - Это белки, созданные на основе методов генной инженерии, но они чужеродны для человека. Их надо очистить, а методы очистки сложные, иногда не очень хорошие, и всегда остаются какие-то примеси, которые могут вызывать аллергические реакции. Более того, если часто использовать чужеродные интерфероны, то собственная иммунная система, продуцирующая интерфероны, может и не сработать, когда нужно. Она окажется “растренированной”. К тому же интерфероны - очень дорогие препараты.

Если говорить о лечении гриппа, то в России распространен ряд индукторов интерферона. Это и “Амиксин”, и “Циклоферон” и другие, но все они действуют в первые часы заболевания: вызывают всплеск производства своего интерферона, а потом эффект пропадает. Их надо ввести в первые сутки инфицирования - а как успеть? К тому же, когда в организме вырабатывается что-то в большом количестве, то свои же ферменты “лишнее” убирают.

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ РАЗРАБОТКА

В компании “Ниармедик” совместно с учеными из НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи был создан препарат “Кагоцел”, стимулирующий производство интерферона в организме в течение 4 - 5 суток. Это полностью российская разработка, на которую было потрачено более десяти лет.

- “Кагоцел” показал себя хорошим препаратом. Уменьшает срок болезни, “убирает” разнообразные симптомы заболевания: головную боль, температуру, человек чувствует себя лучше, может как-то включаться в рабочую жизнь. Вылечить мгновенно ни одно лекарство, включая “Кагоцел”, не может. Человек болеет, но при приеме данного препарата существенно быстрее выходит из этого состояния, - рассказывает о своем детище профессор.

Вместе с тем “Кагоцел” не только лечебный препарат, но и профилактический, который активизирует защитные механизмы организма.

- На наш взгляд, очень важно внедрить в сознание людей понятие профилактики. Это и дешевле, и здоровее. Благодаря тому, что “Кагоцел” стимулирует образование интерферона на протяжении 4 - 5 суток, мы можем предложить людям неспецифическую профилактику самых разнообразных вирусных инфекций, включая грипп и ОРВИ. Я это называю “прием в субботу-воскресенье”: две таблетки в субботу, две таблетки в воскресенье, через неделю повторить. И потом - то же самое проделать через месяц.

- Это после контакта с больным?

- До контакта. Тут нужно поменять наш менталитет. Мы знаем, что с осени по весну люди часто болеют. Поэтому хорошо бы применять такой курс, при котором вероятность заболеть станет меньше. Если вы куда-то уезжаете, на отдых или в командировку, перед полетом примите две таблетки “Кагоцела”, и за три-четыре часа, пока вы приземлитесь и получите багаж, уровень вашего интерферона будет выше, а вероятность заболеть, столкнувшись с незнакомыми вирусами, меньше.

- А не вредно так часто его принимать?

- Мы же врачи, и перед тем, как рекомендовать такое, провели множество исследований. Наш препарат совершенно безвреден: по всем известным лабораторным и клиническим показателям не выявлено его токсичности. Муссируются слухи о том, что в нем есть страшное для потенции вещество - госсипол. Однако он в “Кагоцеле” находится в связанном, а не свободном виде. Свободного госсипола в препарате нет. Ну, по аналогии: есть токсичный газ хлор, а есть хлорид натрия, обычная поваренная соль. Более того, даже в свободном виде химически связанный госсипол в пересчете на курсовую дозу лечения в препарате содержится в количестве в 50 раз меньшем, чем допустимая ВОЗ и другими международными организациями предельная суточная доза потребления свободного госсипола, содержащегося в пище. Например, в хлопковом масле, которое повсеместно используется миллионами людей в ежедневном рационе. Или в мясе птицы и других животных, откармливаемых комбикормами на основе жмыхов семян хлопчатника.

У нас 24 доклинических исследования и 25 клинических исследований, более 80 научных работ опубликованы в открытой печати. Поэтому мы с уверенностью говорим про “Кагоцел”, что он нетоксичен, безвреден, полезен для профилактики и при назначении для лечения доказал свою эффективность, - продолжает Нестеренко. - Недаром люди голосуют за него кошельком. Наша компания который год удостаивается “Платиновой унции”. Это национальная премия фармацевтического сообщества (как “Тэффи” или “Золотой орел”), которую нам уже третий год подряд вручают в двух номинациях: “Препарат года” и “Динамика года” - как за самую динамично развивающуюся компанию.

Любой фармакологический препарат, после того как разработан, подвергается лабораторным исследованиям. Затем проводятся доклинические исследования по той программе, которая принята в России, а это огромное количество исследований в разных организациях. Если препарат все это прошел, компания получает разрешение на клинические исследования: сначала в ограниченном объеме, потом в расширенном. Если и здесь все нормально, то компания получает разрешение на производство препарата. Однако для его производства нужно построить завод, и не только построить, но и зарегистрировать и лицензировать. И только после этого препарат разрешается продавать.

Причем сначала любой препарат продается только по рецепту, но если на протяжении пяти лет нет никаких нареканий (информацию собирает Росздравнадзор со всей страны), то разрешается перевести препарат в категорию безрецептурного отпуска.

- Мы благополучно прошли все это, и теперь “Кагоцел” можно купить в аптеке без рецепта.

ПРОТИВ МОРЩИН И ЯЗВ

Еще один инновационный отечественный продукт, который создали в компании “Ниармедик”, - это “Коллост”.

- Это фантастически интересный биоматериал, который основан на коллагене - самом распространенном структурном белке всех организмов. В организме молекулы коллагена существуют в виде спиралей их трех белковых нитей, формирующих нанофибриллы, микрофибриллы, фибриллы, и все они образуют трехмерную внеклеточную матрицу с полостями, в которые могут мигрировать и где могут функционировать различные клетки. Если матрица нормальная, то клетки идут куда надо, останавливаются где нужно, пролиферируют (размножаются. - Ю.Р.) и дифференцируются в нужном направлении и умирают вовремя. А если с ней что-то случилось, то нарушается регенерация, восстановление. Врачи это видят в виде язв, пролежней, диабетической стопы, незаживающих ран, - поясняет руководитель компании. - Спектр использования этого препарата огромен. Это и хирургия, и стоматология, и гинекология, и эстетическая медицина. “Коллост” разглаживает морщины, убирает атрофические рубцы, стрии (растяжки на коже. - Ю.Р.) и т.д.

- У нас поразительные результаты по диабетической стопе, по пролежням. Еще одно направление, совершенно неожиданное для нас. 25% женщин вне зависимости от возраста страдают недержанием мочи. Урологи и гинекологи обнаружили, что введение коллагена приводит к тому, что на полгода женщина забывает об этом несчастье. Потрясающий успех! Причем сравнительно недорого для женщины и удобно. Ведь она постоянно напряжена, вынуждена использовать прокладки, скрывать свою проблему. Мы сейчас начинаем развивать это направление. Но у нас в разработке еще около двадцати фармакологических препаратов.

“А”-СПРАВКА

Нестеренко Владимир Георгиевич - профессор, доктор медицинских наук, основатель компании “Ниармедик”. Родился в 1949 году в Днепропетровске. Начинал свою научную карьеру студентом Днепропетровского медицинского института. Продолжил научные исследования в аспирантуре 2-го Московского государственного медицинского института им. Н.И. Пирогова по специальности “Иммунология”. В НИИЭМ им. Н.Ф. Гамалеи пришел еще будучи аспирантом, а после защиты диссертаций прошел путь от младшего научного сотрудника до члена Ученого совета (1984 г.), руководителя лаборатории регуляции иммунитета (1985 г.), до сих пор совмещая позицию руководителя отдела иммунологии (с 1986 г.) с руководством компанией “Ниармедик”. Области его научных интересов - иммунология, инфектология, вирусология.

*   *   *

Общество с ограниченной ответственностью “НИАРМЕДИК ПЛЮС” - российская фармацевтическая, биотехнологическая, медицинская компания, создана в 1989 году учеными-единомышленниками НИИ эпидемиологии и микробиологии им. Н.Ф. Гамалеи для внедрения в широкую медицинскую практику результатов собственных научных исследований и разработок в различных областях лабораторной диагностики, иммунологии, инфектологии и других направлениях. Компания производит диагностические тест-системы, оригинальные фармацевтические препараты, в том числе противовирусный препарат “Кагоцел” и восстановительный комплекс “Коллост”. Поставляет на внутренний рынок лабораторное оборудование производства ведущих мировых производителей, проводит его сервисное обслуживание, а также развивает сеть многопрофильных клиник для оказания комплексной медицинской помощи. Сегодня “НИАРМЕДИК ПЛЮС” входит в ТОП-10 лучших инновационных компаний России, активно использующих биотехнологии в медицине.

Автор материала:
Юлия Рыженкова - Макрофаги, антитела и другие герои
Юлия Рыженкова
E-mail: ryjenkova@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Анна
18:16 от 28.05.2014
Значит все выводы, мною сделанные, были более чем верны, я это так понимаю.
Анна
18:15 от 28.05.2014
Я ждала ответа на поставленные вопросы, ожидала чего угодно, но не удаления комментариев.
Странная политика... низко.
Юлия Рыженкова
18:56 от 28.05.2014
Редакция в курсе, что против компании ведется информационная война, и когда за один день под статьей появляется с десяток однотипных комментариев, где бездоказательно говориться о вреде лекарства, воспринимает это как атаку на деловую репутацию фирмы. Подобные проплаченные комментарии не и дальше будут удаляться.
Анна
21:44 от 28.05.2014
я написала единственный комметарий... который был третьим по счету...
А вы его либо не поняли и восприняли по своему, либо клевещете осознанно.
Конструктивный диалог тут вести не с кем! Увольняюсь от дальнейших обсуждений.
Михаил Грошевский
13:11 от 28.05.2014
Очень интересный подход администраторов сайта - неугодные комментарии удаляются. Выводы сделаны.
Татьяна
13:31 от 28.05.2014
Верно) Пока я писала свой комментарий, удалили 2 комментария из 4.
Татьяна
12:35 от 28.05.2014
Коллеги, насчет токсичности Кагоцела можно поспорить. Известно, что госсипол существует в 2-х изомерных формах,обладающих разными свойствами: L- изомер имеет антисперматогенные свойства, R- изомер токсичен (http://www.nlm.nih.gov/cgi/mesh/2014/MB_cgi?mode=&term=Gossypol). Антифертильный L- изомер госсипола более биологически активен, чем токсичный изомер госсипола (http://www.efsa.europa.eu/de/efsajournal/pub/908.htm). Поэтому если использовать в производстве Кагоцела L-изомер госсипола, то он нетоксичен, зато обладает репродуктивными эффектами и к тому же более биологически активен.
В исследовании Romualdo GS с соавт. (2002) приём госсипола в пубертатном и раннем пубертатном периодах вызывал развитие кист в хвосте придатков яичек у самцов крыс, что может обусловить развитие необратимого бесплодия. У мальчиков препубертатный период приходится на 7 -12 лет, пубертатный период -на 13-18 лет.
Прицельное исследование безопасности применения препарата у людей, в частности у детей, по возможному влиянию на репродуктивную функцию, в доступных источниках насколько я знаю, проведено не было.
Андрей
18:53 от 28.05.2014
Добрый день! Вопрос -почему дозировка препарата "Кагоцел "для лечения взрослых и детей совпадает на 2-3день. Разве такое возможно? (муж 100 кг и ребенок 3 лет, интересно).
Елена
20:18 от 26.05.2014
Читаю статью и удивляюсь. Кто сказал, что Тамифлю больше не помогает? Если клинически диагноз "Грипп" поставили и сразу начали лечение Тамифлю, в течение суток состояние улучшается, я на себе проверила! Сейчас слишком много появилось якобы противовирусных препаратов, а начнёшь читать инструкцию и становится непонятно, почему когорте иммуномодуляторов и противовоспалительных препаратов присвоено "противовирусное" действие? На мой взгляд лучше пользоваться проверенным противовирусным препаратом, который применяется и у беременных, и у маленьких детей, нежели ставить на себе опыты, которые не провела компания производитель.
Светлана И.
19:29 от 26.05.2014
Добрый день! Статья интересная, но кажется не полной, т.к рождает много вопросов относительно исследованивий: на каком количестве пациентов проводились исследования, на протяжении какого времени и по каким критериаям оценивались наблюдения??! Все таки в препарате есть госсипол, пусть в малых дозах, где гарантия , что он выводится из организма , а не накапливается или вообще "не трансформируется" в более опасное соединение, и не будет ли та заявленная , малая доза госсипола в препарате дополнительной нагрузкой к еде которую мы употребляем, как отмечено в статье. В нашей современности есть проблема мужкой импотенции и бесплодия. Интересно выяснить еще такой момент, не опасно ли задействовать силы собственного организма для продуцирования интерферона, не будет ли это " взаймы" у организма, в нужный момент организм не сможет справиться. Велика ли вероятность получить осложнения от простуды, учитывая специфику действия препарата на пятый день??!
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости BangaNet