Статьи
5
Здравствуйте, мы ваши санкции!

Как повлияет введенное Россией эмбарго на жизнь простых граждан России и стран Евросоюза

Здравствуйте, мы ваши санкции!

Рисунок Дмитрия Петрова

Пустые прилавки магазинов, резкое падение качества пищи, нереальные ценники на жалкие остатки прежней роскоши - примерно так “кошмарят” сограждан последствиями эмбарго, введенного Россией по отношению к ряду западных стран. Не легче и жителям Евросоюза: там пугают значительными экономическими издержками, а значит, потерей рабочих мест и, видимо, очередным “затягиванием поясов”. Корреспонденты “Солидарности” постарались выяснить, так ли все страшно на самом деле.

САНКЦИИ В ДИНАМИКЕ

Экономические санкции, введенные российским правительством в отношении ряда западных стран, вызвали если и не панику, то уж точно крайнюю степень обеспокоенности в Европе. Еще бы! Это ведь только по первым подсчетам многие миллиарды долларов недополученных средств. А по итогам цифры могут по-настоящему поразить воображение. Впрочем, когда они еще будут, те итоги! Пока война санкций в самом разгаре, и конца-края ей не видно. Но цифры цифрами, а жизнь жизнью. Уже сейчас польские фермеры и компании находятся в довольно тяжелом положении (подробнее об этом читайте в материале на стр. 10 этого номера), равно как финские, латвийские и прочие, сильно завязанные на российский рынок сбыта. Первыми от введения ограничений на торговлю пострадали, как это ни удивительно, транспортники.

- Делать какие бы то ни было выводы пока рано, ведутся подсчеты. Проблемы уже наблюдаются в транспортном секторе, так как существенно сократился объем грузовых перевозок. Безусловно, санкции затронут молочную и мясную промышленность. Конечно, введение санкций повлияет на жизнь наших производителей и фермеров. Экспорт в Россию у многих компаний занимал до 20% изготавливаемой продукции! Это и рабочие места, и заработная плата. Вполне возможна череда сокращений на предприятиях, - рассказывает председатель Конфедерации профсоюзов Литвы Артурас Черняускас. - Ставится вопрос о скупке нереализованной продукции государством, но пока решение по этому вопросу не принято.

Примерно те же мысли у председателя Совета свободных профсоюзов Латвии Петериса Кригерса:

- Говорить о том, как санкции повлияли на нашу жизнь, пока рано. По-моему, даже российское правительство до конца еще не определилось, какие продукты будут запрещены к ввозу на территорию вашей страны. Тем более не много знает наше правительство. Пока мы можем делать только предположения и подсчитывать экономический урон от запрета на ввоз тех продуктов, в отношении которых уже есть решение. Особенно озабочены люди, работающие в молочном и мясном секторах. Мы, со своей стороны, очень озабочены тем, что введение санкций может повлечь за собой увольнения работников. Предприниматели в большинстве случаев найдут способы сбалансировать свои потери, а пострадают, как всегда, простые люди. Особенно беспокойно тем, кто был задействован в автоперевозках, дальнобойщикам. Они теряют рабочие места. Kreiss, одна из самых больших компаний в сфере перевозки продуктов в Европе, уже заявила, что из 2000 водителей придется уволить чуть ли не половину! - сообщает глава одного из крупнейших профсоюзных объединений Латвии.

В органах власти Евросоюза создана специальная группа, в задачу которой входит оценить экономические потери от российского эмбарго, а также разработать план для снижения потерь от введенных Россией внешнеторговых ограничений. На это предлагается, в частности, использовать средства антикризисного фонда в размере 400 млн евро.

Тем временем российская общественность крайне озабочена тем, что ряд привычных европейских товаров покинет родные прилавки. После суровых реалий начала 90-х годов боязнь пустых витрин остается для наших соотечественников едва ли не сильнейшей, после страха новой крупной войны. Складывается впечатление, что этот ужас поселился уже на генетическом уровне.

Основных страхов, собственно, два: значительное сокращение ассортимента продовольственных товаров и существенный рост цен на оставшиеся продукты. Есть еще риск, что в связи с падением конкуренции может ухудшиться качество предлагаемой еды, но об этом задумываются пока немногие. О том, насколько эти страхи оправдаются, мы все на собственном же опыте узнаем буквально через несколько месяцев. Но по крайней мере цены представители правительства клятвенно обещают держать на нормальном уровне, грозя гипотетическим нарушителям административными и даже более страшными карами. Крупные ритейлеры уже получили список продуктов, цены на которые подпадут под ежедневный мониторинг со стороны правительства.

Как и любая значимая, серьезно беспокоящая широкие слои нашего общества проблема, введение эмбарго породило на свет множество актуальных шуток. Чтобы немного сбить накал страстей и развлечь читателя, приведем всего несколько из них:

“Граждане, употребляющие в пищу иностранные продукты, должны будут регистрироваться в Минюсте как иностранные пищевые агенты”.

“У вас есть сыр “Дорблю?” - “А что это?” - “Это сыр с плесенью”. - “Нет, сыра нет, но есть селедка дорблю и сосиски дорблю”.

“Пицца “4 сыра” теперь будет состоять из пошехонского, костромского, адыгейского и российского”.

Возвращаясь к серьезному тону, нужно сказать, что в правительстве, видимо, не считают список санкционных товаров чем-то единожды принятым и неизменным. Уже 14 августа на совещании под руководством вице-премьера Аркадия Дворковича были сделаны первые коррективы. Вернуть на российский рынок хотят товары для диабетиков и аллергиков, ряд пищевых добавок, а также семенной материал и мальков для выращивания аквакультуры. Думается, что и в дальнейшем, по мере развития ситуации, в списки запрещенных продуктов будут вноситься изменения. Не исключено, что что-то вновь допустят до отечественных прилавков. А что-то ныне разрешенное, наоборот, может подпасть под запрет.

ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ ЗАДЕНЕТ, НО НЕ СИЛЬНО

Без модных маскарпоне, фуа-гра и прочих нездешних яств россияне проживут. Даже особо привередливые представители креативного класса побурчат-побурчат, да, кривясь, начнут кушать отечественные деликатесы. Глядишь, так втянутся, что потом за уши будет не оторвать. Ну а у тех, кто принципиально не желает питаться российским, теперь, наверное, будет богатый выбор лакомств из Латинской Америки. Загвоздка на самом деле не в готовых продуктах иностранного производства, а в том, что многие российские производители работают с зарубежным сырьем или с зарубежными компонентами, также подпавшими под запрет. Например, несколько предприятий финской компании Valio хоть и работают на территории России, но до последних событий использовали для изготовления “молочки” свое родное сырье. Немного цифр: до 7 августа 2014 года Valio поставлял в Россию порядка 20% всей своей продукции, что составляло 49% ее экспорта.

“Работа производств Valio в России (собственный завод Valio Ершово Московской обл. и контрактное производство “Галактика” в Гатчине), а также офисов компании продолжается. В настоящее время Valio осуществляет поставки продукции, которая была завезена в Россию до введения эмбарго, и производство отдельных наименований продукции на территории РФ. Следующие шаги по оптимизации работы представительства Valio в России коснутся минимизации издержек на возросшие логистические расходы, изменения фокуса и объемов работ. В настоящее время компанией проводится тщательный анализ источников альтернативного качественного сырья для осуществления работы российского производства”, - говорится в официальном заявлении компании.

Кстати, в родной для Valio Финляндии работники компании пострадают куда сильнее. Часть персонала (по предварительным оценкам, 800 человек) может уйти в вынужденный отпуск до прояснения ситуации, а с частью сотрудников и вовсе не будут продлены временные трудовые договоры.

Из крупных российских производителей мясных полуфабрикатов пока только ОАО “Группа “Черкизово” дала достаточно бодрый пресс-релиз, выдержанный в стилистике “все хорошо, прекрасная маркиза!”:

“Группа “Черкизово” полагает, что введенные ограничения окажут на бизнес компании положительное влияние. Поскольку ограничения, скорее всего, поддержат цены на мясо на текущих уровнях, это будет благоприятным фактором для финансовых результатов Группы. При этом в 2014 году компания не планирует наращивать производство сверх ранее озвученных показателей, так как увеличение объемов в животноводстве не может быть реализовано в течение нескольких месяцев. Компания будет внимательно анализировать ситуацию на рынке с тем, чтобы разработать наиболее выигрышную стратегию на среднесрочную перспективу”.

“Солидарность” направила журналистский запрос в представительства крупных пищевых компаний, отечественных и зарубежных, владеющих предприятиями в России. По мере поступления ответов мы постараемся рассказать читателям, как обстоят дела у таких гигантов, как “Вимм-Билль-Данн” (ныне часть корпорации PepsiCo), “Данон”, Главпродукт, Микояновский мясокомбинат, Останкинский мясокомбинат и других.

Вообще, если судить по заявлениям представителей национальных союзов производителей молока и производителей говядины, отечественные компании, занятые на сельскохозяйственном рынке, расценивают введение эмбарго как шанс для своего развития. И, если их допустят до потребителей, дадут определенные преференции и субсидии, обещают закрыть любую потребность во всех необходимых продуктах. Правда, не сразу, а через некоторое время.

- Объем основной молочной продукции, которого коснулись введенные санкции, примерно эквивалентен тому объему, который мы, российские производители, сократили за последние два года в связи с вступлением в ВТО и резким увеличением импорта. Сократили мы, конечно, не просто так, а потому что были неконкуренто-способны. А почему неконкурентоспособны? Потому что государственной поддержки у производителей из стран-импортеров было существенно больше. Соответственно, себестоимость нашей продукции была значительно выше, - разъясняет Андрей Даниленко, председатель правления Национального союза производителей молока. - Сегодня ключевой вопрос заключается в том, как нарастить этот объем, не поднимая резко цен на готовую продукцию. Не могу сказать, что мы были готовы к эмбарго или знали, что это будет, но последние полгода мы потратили на детальное исследование отрасли и подготовку необходимых мер для импортозамещения. Сейчас у нас есть конкретные расчеты, какой уровень господдержки необходим, чтобы обеспечить импортозамещение.

Несколько хуже обстоят дела с говядиной. Ее, видимо, все же придется пока ввозить из других стран. Вкладываясь одновременно в формирование собственных тучных стад.

- По говядине у нас самая высокая импортозависимость, порядка 30 - 35%, - делится масштабами трагедии исполнительный директор Национального союза производителей говядины Денис Черкесов. - При рассмотрении вопроса импортозамещения говядины надо обратить внимание на развитие как мясного скотоводства, так и молочного скотоводства. По уровню производства у нас сегодня только 10% - это мясное скотоводство и 90% - говядина, полученная от молочного стада. В этом отношении мы, конечно, очень отстаем от стран с развитым животноводством, где уровень мясного скотоводства от 50% поголовья до 90%. Например, в США 80% мясного скотоводства и лишь 20% - молочного. Мы тоже к этому идем, но путь это не быстрый: от момента начала инвестиционного проекта до момента получения продукции проходит 3 - 4 года. Для полного импортозамещения необходимы очень объемные инвестиции, и в совсем краткосрочной перспективе мы, отечественные производители, заместить выпадающие объемы не сможем.

По словам Черкесова, выйти на новый уровень российское скотоводство сможет через несколько лет активного развития. С учетом ввода в ближайшее время новых производств по откорму и мясопереработке минимум половину объемов качественной охлажденной говядины российские компании смогут заместить через те же 3 - 4 года. Тем не менее резкого скачка цен ожидать вроде бы не стоит.

- В краткосрочной перспективе рост цен на говядину может быть связан в первую очередь со спекулятивными моментами и с тем, что может вырасти курс доллара и евро, которые серьезно влияют на стоимость импортной говядины. Также определенный рост цен на говядину может произойти при повышении стоимости свинины и мяса птицы. Но в целом за последние две недели и даже за последние два месяца цены на закупку живого скота у хозяйств не выросли, - успокаивает Денис Черкесов.

В то же время уберечься от сезонного роста цен на продукты вряд ли удастся. Глава Национального союза производителей молока призывает не связывать это с санкциями.

- Если вы посмотрите динамику последних нескольких лет, то увидите, что в конце августа - сентябре у нас всегда рост цен на молочную продукцию. В этом году будет то же самое. Но никакого отношения к эмбарго это иметь не будет - просто сезонная ситуация, - уверяет Даниленко. - Например, осенью прошлого года при рекордном объеме импорта у нас был рекордный рост цен на готовую молочную продукцию. Почему? Потому что когда импорт чувствует свою силу и влияние, то импорт начинает диктовать цену! Резкое падение собственного производства - это то, что влияет на рост цен. Мы надеемся, мы с нетерпением ждем, что новое внимание к отечественному пищепрому приведет к тому, что начнется обратная динамика.

В общем, производители ожидают, что правительство скажет свое веское слово в пользу отечественных продуктов. И даст-таки российскому пищепрому карт-бланш на развитие. Страх у них на данный момент один: не пойдет ли власть по более простому и менее затратному пути, просто сменив страны-поставщики и вновь отодвинув от рынка российских бизнесменов?

- Сегодня ключевой вопрос не в том, будет ли население обеспечено молочной продукцией. Такой проблемы вообще не стоит! - считает Андрей Даниленко. - Есть другая проблема: мы нарастим собственное производство? Мы обеспечим больше российских рабочих мест? Мы обеспечим дополнительное вложении в экономику? Сохраним ценообразование и качество? Или мы попросту одних импортеров заменим на других? И как было, все так и останется, с точки зрения нашей зависимости...

Примерно того же мнения придерживается руководитель Федерального агентства по рыболовству Илья Шестаков. На специально организованной пресс-конференции он заявил, что наши рыбаки смогут обеспечить россиян хорошей, качественной продукцией:

- В целом мы выловили в 2013 году 4,3 млн тонн, в этом году мы ожидаем порядка 4,28 млн тонн. Экспортируем мы примерно 1,8 млн тонн, а импорт составляет чуть больше миллиона тонн. Так что мы можем себя полностью обеспечить рыбной продукцией. Вопрос заключается в ассортиментном ряде. Понятно, что по различным причинам мы не можем себя полностью обеспечить всем ассортиментным рядом. Уже такую пресловутую, набившую оскомину продукцию, как атлантический лосось, Россия в том объеме, в котором потребляет, сейчас не производит.

По мнению главы Росрыболовства, сложившаяся ситуация - хорошая возможность для продукции российских рыбаков попасть на прилавки магазинов. Торговые сети развернулись лицом не только к сельхозпроизводителям, но и к рыбакам. Они децентрализуют закупки, то есть выводят свои подразделения, отвечающие за закупки, в регионы и напрямую пытаются работать с производителями и с оптовым звеном.

- Таким образом, мы надеемся, что наша рыба сможет заместить тот импорт, который сейчас зачастую отсутствует в магазинах, - поясняет Шестаков.

ВЫБИРАЕМ ОТЕЧЕСТВЕННОЕ?

Введение эмбарго дало повод для выступления множества экспертов в сфере экономики и пищевой промышленности. 12 августа в Москве состоялась пресс-конференция заместителя председателя комитета Торгово-промышленной палаты по развитию АПК, директора ЗАО “Совхоз им. Ленина” Павла Грудинина. По его мнению, если в ближайшее время государственная политика по отношению к сельскому хозяйству не изменится, то надеяться на импортозамещение отечественной продукцией не представляется возможным.

- Россельхознадзор, Министерство сельского хозяйства и все остальные чиновники бросились вести переговоры о замещении продуктов с кем угодно - Бразилия, Аргентина, Китай, Турция, Азербайджан, - но не с российскими производителями. Пока мы не слышали о том, что сельскому хозяйству в РФ снизят налоги, окажут государственную финансовую поддержку, обеспечат доступ на рынки не на словах, а экономическими методами. На сегодня мы ждем сигнала, - поясняет Грудинин.

Пока, по его словам, власти лишь говорят российским фермерам “начинайте работать”, но при этом не предоставляют никаких гарантий. Что будет, если через год санкции отменят и опять начнут ввозить польские яблоки? Наши яблоки конкурировать с их яблоками не смогут, а фермеры уже начнут сажать сады, наберут кредитов...

Для того чтобы вырастить картошку, нужен минимум год. Чтобы произвести молоко - два с половиной года, пока из теленка вырастет корова. А чтобы получить яблоко, нужно вначале посадить сад, а это минимум 5 - 8 лет. Быстро в сельском хозяйстве ничего не происходит.

- Когда-то в Московской области было пятнадцать хозяйств, которые производили яблоки, груши и другие фрукты. И это продавалось и перерабатывалось. Но потом появились яблоки из Польши, концентрат из Китая, у наших производителей не было денег на модернизацию, на создание складов... Все это привело к тому, что эти предприятия закрылись, старые сады были уничтожены, а новых никто не посадил, - вспомнил Грудинин.

По словам директора совхоза, чтобы организовать яблочную индустрию на уровне польской, нужно, во-первых, посадить интенсивные сады, которые бы давали урожай не обычные 6 тонн с гектара, а 40 тонн. Лишь при этой урожайности можно обеспечить доходность. Но интенсивный сад - это капельный полив, это шпалеры (опоры для растений), новые сорта яблонь и прочее. Во-вторых, нужно оборудовать склады, поставить специальные холодильники, которые обеспечивают сохранность яблок не меньше чем на год. Это индустрия, которая требует вложения очень больших денег. Могут ли крестьяне взять кредиты под 15% годовых, создать фруктовую индустрию и через восемь лет, отдав кредиты с процентами, получить яблоки, которые бы конкурировали с польскими? Да еще и без гарантий от государства?

- Мы в комитете Торгово-промышленной палаты по развитию АПК все время говорим, что не будут работать госпрограммы, если в них прописано софинансирование сельского хозяйства с субъектами Федерации. У дефицитных субъектов Федерации - а они все дефицитные, кроме пяти - денег на сельское хозяйство нет. Недавно был скандал: некоторые губернаторы отказались от 5 млрд рублей бюджетных денег только потому, что у них не было денег на софинансирование, - возмущается Грудинин.

На сегодня общий долг сельского хозяйства России перед банками - больше 2 трлн рублей, что выше, чем валовой продукт того же сельского хозяйства за год, указывает эксперт. При этом те же поляки, как и все фермеры в ЕС, получают дотаций в среднем 300 - 600 евро на гектар. А наши - 6 евро на гектар. Поддержка государством своих сельхозпроизводителей даже в Казахстане и Белоруссии выше, чем в России. И если посмотреть бюджет РФ, то видно, что ассигнования на сельское хозяйство не увеличились ни на рубль.

- За продовольствие всегда кто-то платит - или государство, или потребитель, - заключает зампред комитета ТПП.

Вопрос лишь в том, какого производителя мы будем поддерживать: европейского, бразильского или все же российского? В профсоюзе работников АПК РФ уверены в том, что правительство сделает правильные выводы из создавшейся ситуации и начнет выделять значительно больше денег на развитие отечественного сельского хозяйства и пищепрома. И некоторые шаги в этом направлении начали делать уже несколько лет назад.

- С 90-х годов и практически до середины 2000-х российское сельское хозяйство выживало собственными силами, при минимальной поддержке государства. Тысячи совхозов и колхозов по всей стране были разорены. Развал был очень жесткий для тех людей, которые жили и работали в сельской местности. Бывшие руководители отрасли пытались донести до руководителей страны необходимость поддерживать сельхозпроизводство. Но сделать это получилось только к началу 2006 года, когда появился нацпроект по развитию АПК. Вот это, в принципе, первый камушек в том фундаменте, от которого мы сейчас растем. С тех пор прошло восемь лет. Для исправления сложной ситуации в отрасли это очень маленький период. Но и за это незначительное время было многое сделано для того, чтобы поправить ситуацию, - рассказывает председатель профсоюза работников АПК Наталья Агапова.

Еще одним важным шагом для российского сельского хозяйства стало принятие в 2010 году Доктрины продовольственной безопасности РФ. В документе прописаны конкретные показатели по различным продуктам, которыми страна должна себя обеспечивать. Например, зерном и картошкой мы должны обеспечивать себя на 95%, “молочкой” - на 90%, мясом - на 85% и т.д. С тех пор российские сельхозпроизводители стремятся достичь этих показателей. А правительство им помогает. В меру сил, понятно.

- По ряду показателей к настоящему моменту удалось достичь существенного прогресса, - утверждает Агапова. - Но вот по молочной и мясной продукции мы еще основательно недотягиваем. Хотя и здесь есть разные категории. Например, с курицей и свининой проблем в связи с вводом санкций не ожидается. Что касается молочных продуктов - наибольший импорт идет в Россию из Белоруссии. И, уверяю вас, там только рады будут увеличить объемы поставок! Что касается элитных продуктов: не думаю, что москвичи, петербуржцы, а тем более все остальные почувствуют такой уж острый недостаток деликатесных сыров. Кстати, я знаю, что многие наши фермеры уже научились делать и моцареллу, и пармезан, и различные сыры с плесенью. Да, конечно, это не те объемы, чтобы заместить все, но если в эту отрасль вложить дополнительные средства - можно нарастить необходимые объемы. И это совершенно не обязательно должно делать государство. Бизнес в первую очередь заинтересован ответить на спрос.

С такими “расходниками”, как сухое молоко и сыворотка, тоже проблем возникнуть вроде бы не должно. По словам председателя профсоюза работников АПК, даже того сухого молока, которое уже есть на складах, хватит на очень долгое время. Да и Белоруссия, равно как и ряд других стран, готова в случае чего увеличить поставки.

Вместе с тем постоянно полагаться на зарубежье, пусть даже самое близкое и братское, как показала практика, особо не стоит. России следует активно заняться развитием собственной инфраструктуры глубокой переработки сельскохозяйственной продукции. В общем и целом, по мнению Натальи Агаповой, отечественное сельское хозяйство может ответить практически на любой вызов (если, конечно, не брать в расчет совсем уж экзотику), но для этого правительство должно серьезно раскошелиться и пересмотреть некоторые подходы. До этого момента российских производителей основательно зажимали в пользу торговли. Низкие закупочные цены при весьма высоких расходах на производство и серьезных рисках не давали нашим фермерам продохнуть. Пришло время изменить порочную практику.

- Наше законодательство до сих пор позволяло торговле не скромничать. Весь наш сектор, от хлеба и до все того же молока, буквально воевал с торговлей последние лет двадцать. По низким ценам - отдай, чтобы на видное место в магазине поставили - заплати, и так далее. Дошло до того, что если торговая сеть не распродала хлеб, его возвращают производителю - и производитель же еще должен заплатить за это неустойку! Буквально руки выкручивают! Вот все эти подходы надо менять. А еще: увеличить субсидии и сделать, наконец, дешевые кредиты для сельского хозяйства! Эти меры позволят нашим производителям прорваться к покупателям, - говорит Агапова.

Судя по всему, в правительстве пришли примерно к тем же выводам. По мнению вице-премьера Аркадия Дворковича, для поддержки сельхозпроизводителей в рамках программы импортозамещения потребуется порядка 50 млрд рублей в год в течение пяти лет. Это по большей части субсидии на инвестпроекты либо различная поддержка: “Где-то нужна инфраструктура соответствующая - энергическая, транспортная - для обеспечения нового строительства, где-то нужна поддержка части развития кормовой базы”, - заявил Дворкович в эфире телеканала “Россия 24”.

Окончательные предложения по корректировке госпрограммы для АПК с учетом необходимости импортозамещения будут предоставлены председателю правительства на следующей неделе.

МЕНЯЕМ ЛАЗАНЬЮ НА ПОДКОГОЛИ?

Помимо производственников от ввода эмбарго может основательно пострадать ресторанный бизнес. Но и здесь, судя по всему, масштаб трагедии окажется не так велик, как можно было бы предположить. По крайней мере, президент Федерации рестораторов и отельеров России Игорь Бухаров спокоен за деятельность основной части отечественного общепита.

- Даже рестораны средней ценовой категории, позиционирующие себя как итальянские и прочие, могут по большей части заменить продукты на те, которые производятся в России и странах, не подпавших под санкции, - уверен Бухаров. - Или вот кричат, что запретили поставки американского и австралийского мяса. На самом деле запретили это мясо больше года назад, так как в нем обнаружили гормоны роста. По мясу - много предложений от Аргентины, Уругвая, Бразилии и других стран. То же самое с рыбой. Наиболее популярные сибас и дорада выращиваются и в Израиле, и в Тунисе, и много еще где. Да и с большинством морепродуктов аналогичная ситуация.

По-настоящему трудно, по мнению Бухарова, придется только элитным ресторанам различных национальных кухонь (итальянская, испанская, французская и т.д.), тесно работающим с поставщиками непосредственно из стран, попавших в санкционные списки. Те, кто позиционировал себя как наиболее аутентичные заведения, оказались в весьма затруднительной ситуации.

- С самого начала было понятно, что основной удар придется как раз на дорогие рестораны, - поясняет глава ФРиО. - Запасов надолго не хватит, а заменить уникальные продукты той или иной страны, по понятным причинам, не получится.

Интересно, что даже с полюбившейся русскому человеку японской кухней особых проблем не ожидается. Во-первых, вопреки расхожему убеждению, Страна восходящего солнца пока не попала в списки государств, в отношении которых введено эмбарго. Во-вторых, давно отмечено, что продукты, подаваемые в японских ресторанах России, редко имеют хоть какое-то отношении к самой Японии.

- Продукты для японских ресторанов очень редко закупаются в Японии. С другой стороны, мы недавно посещали Японию, и хочу сказать, что на знаменитом Токийском рыбном рынке многие торгуют продуктами, на которых написано “Made in Russia”: это рыба и морепродукты, выловленные в нашей акватории и проданные туда. Проблема в том, чтобы ввозить их на территорию России: таможня, ветеринарный контроль и прочая бюрократия. А продукт скоропортящийся. Вот и сдавали в Японию. Надеюсь, что теперь вопрос с излишней бюрократией будет решен, - говорит Бухаров.

К тому же, по мнению президента Федерации рестораторов и отельеров России, эмбарго на ввоз пищи и сырья из ряда зарубежных стран - это шанс на активное развитие не только для отечественного сельского хозяйства и агропромышленного комплекса в целом, но и для ресторанов российской региональной кухни. Вот вы, уважаемый читатель, давно ли лакомились бурятскими горячими позами или, скажем, вкуснейшими марийскими подкоголями? А традиционный поморский кеж пили? То-то же!

КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР...

Вечером 18 августа по поводу возможного дефицита и роста цен на определенные товары высказался премьер-министр РФ Дмитрий Медведев. По мнению главы правительства, эмбарго на поставку в Россию продовольствия из ряда стран не должно ущемлять интересы российских потребителей, существенным образом сказываться на состоянии дел на продовольственном рынке и приводить к дефициту и росту цен. Медведев добавил, что поручил отслеживать ситуацию “и коллегам по правительству, и региональным властям с участием, естественно, производителей продукции и поставщиков”.

Однако же производители так и не получили от правительства столь ожидаемого сигнала. Премьер-министр лишь пояснил, что решается вопрос с новыми зарубежными поставщиками, которые ранее по разным причинам продукцию на российский рынок не поставляли. Понятно, что рост собственного производства - вопрос не одного дня и даже не месяцев. И на это время потребуются новые иностранные поставщики. Но как-то однозначно обозначить свою позицию по дальнейшим мерам поддержки отечественных компаний правительству все-таки стоило бы.

Материал подготовлен в соавторстве с Юлией Рыженковой

Автор материала:
Александр Кляшторин - Здравствуйте, мы ваши санкции!
Александр Кляшторин
E-mail: klyashtorin@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Евгений Ланбин
19:30 от 21.08.2014
Шанс, не шанс. Повлияет, не повлияет. Все это не перспективно. Мировая экономика - здесь можно говорить о мировой интеграции производственных циклов и мировом распределении труда или узкой производственной специализации государств. Мы довольно тесно завязаны с другом. это как на подводной лодке. Свинчено между собой множество отсеков, которые служат для определенных целей, между отсеками хоть и есть разделительные переборки но они связаны общими коммуникациями. По которым циркулирует воздух, электроэнергия, рабочие жидкости, есть транспортная логистика внутри лодки , связь между отсеками. Что произойдет с лодкой если один отсек объявит санкции другому отсеку и начнет коммуникации пилить и рвать, а те в сою очередь тоже кислород перекроют. Что будет с этой подлодкой? Скорей всего гробанется. Ситуация схожая. мы настолько переплелись друг с другом экономиками, что есть всего два варианта - либо вместе плыть, либо совершить коллективное самоубийство. С подводной лодки сложно дезертировать. Урапатриотические призывы, что мы сейчас как ух! Как начнем начнем быстро все свое и сразу, и много. Чудес на свете не бывает. Если даже пенсионные накопления не знаю во что вложить - нет достойных инвест проектов, инвестиционных пакетов и портфелей.
так что Шмаков прав - надо завязывать с санкциями. Ничего путного из этого не выйдет. А первыми, от этого всего, пострадают простые рабочие.
Сферический конь
12:23 от 20.08.2014
«…выйти на новый уровень российское скотоводство сможет через несколько лет активного развития.»

Учитывая успешный опыт оскотинивания населения в последние годы, это очень даже возможно. Во всех остальных «успехах» сомневаюсь.
Александр Кляшторин
12:28 от 20.08.2014
Ну, вы вообще скептик по жизни.
Успехи возможны. Но только при достаточном уровне финансирования и организации.
Сферический конь
07:51 от 21.08.2014
Вы правы. Оптимистичны овцы. Свиньи уже меньше – они визжат потому, что умнее. А старый конь на мясокомбинате всегда пессимист.
Что касается "достаточного уровня финансирования", то лет пять назад оно было вполне возможно, а сегодня откуда же ему взяться? А организация… это вообще не про нас.
Сферический конь
08:12 от 21.08.2014
Добавлю.
Помнится, в начале года мы с Вашим соавтором Юлией обсуждали здесь Олимпиаду, войну… Она была оптимисткой…
Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости СМИ2


Киномеханика