1

Работа или жизнь?

Московские профсоюзы предлагают сократить рабочую неделю

Участники обсуждения в УИЦ МФП

В МФП обсуждают идею уменьшения рабочей недели с 40 до 32 часов - ведь уже 50 лет в России “ничего такого не предпринималось”, и пора развивать достижения профсоюзов прошлого века. Кроме того, в нашей стране стоит ввести почасовую оплату труда из расчета 128 рублей 91 копейка в час. Московские работодатели в ужасе.

ЦЕНА ЧАСА

Московская Федерация профсоюзов (МФП) предложила проект соглашения о минимальной зарплате на 2015 год, в котором тем организациям, у кого введен режим неполной рабочей недели по инициативе администрации, предлагается перейти на почасовую оплату труда работников. По словам заместителя председателя МФП Сергея Чиннова, в 2013 году неполную неделю работали 17 тыс. человек, а в первой половине 2014 года - уже более 35 тыс. человек. В профсоюзах решили остановить эту тенденцию, создав механизм, при котором работодателю это станет невыгодно.

Сумму минимальной оплаты одного часа профсоюзы предложили зафиксировать в размере 128 рублей 91 копейки. Сергей Чиннов поясняет:

- Откуда взялась цифра в 128 рублей? Мы взяли 15 тыс. рублей, которые предлагаем установить с 1 января 2015 года в качестве МРОТ в Москве - по этой цифре никто не возражает, разделили на норму часов в январе - 128 часов. И добавили 10% в качестве экономической целесообразности переведения на неполную рабочую неделю. Почему брали не август, а январь? В августе норма рабочих часов выше, в отличие от января. Я же профсоюзник, я не могу предлагать август...

Еще одна идея московских профсоюзов - снижение рабочей недели с 40 до 32 часов и переход на четырехдневку. По мнению председателя МФП Сергея Чернова, переход на четырехдневную рабочую неделю позволит, в частности, ослабить проблему безработицы и снизить переутомляемость работников (подробнее об этом читайте в “Солидарности” № 31, 2014).

Почасовая оплата труда, как и четырехдневная рабочая неделя, в России не запрещены, в принципе они даже предусмотрены нормами Трудового кодекса, так что при желании их можно ввести хоть завтра. Впрочем, это пока лишь идеи. Сергей Чиннов несколько раз повторил на круглом столе в учебно-исследовательском центре МФП, что официальной позиции профсоюзов по этим вопросам пока нет. Возможно, в процессе обсуждений выяснится, что работнику это невыгодно, и тогда профсоюзы не будут выдвигать эти инициативы, а в случае аналогичных предложений со стороны работодателей - возражать.

А вот работодатели определились уже сейчас. Руководитель Московской конфедерации промышленников и предпринимателей Николай Кузнецов сказал, что его организация выступила против введения почасовой оплаты труда. Бизнес не устраивает сумма в 128 рублей 91 копейку. Если ее принять, то сотрудник, отработавший сокращенный рабочий день, будет получать больше, чем гарантируемая ежемесячная минимальная зарплата при полной занятости. Но даже если снизить цену часа, то московские работодатели все равно возражают против такой системы оплаты.

Что касается сокращенной рабочей недели, то на нее работодателей “может толкать либо то, что мы достигли высокой производительности труда, произошло перенасыщение рынка товаров и услуг, за нас выполняют всю работу роботы, либо у нас глубокий кризис, безработица, падение производства и эта мера вынужденная, - считает Кузнецов. - Пока, мне кажется, перед нами стоит обратная задача. Нам нужно развивать свое производство, сельское хозяйство и прочее”.

Министр труда и соцзащиты Максим Топилин в прошлом году также высказался, что Россия не готова к переходу на почасовую оплату труда.

В России глобальных исследований по переходу на четырехдневную рабочую неделю не проводилось. Есть только опрос интернет-компании по поиску работы Head Hunter, проведенный среди ее клиентской базы. На вопрос, готова ли компания сократить рабочую неделю до четырех дней, большинство работодателей ответили, что идея хорошая, но лично они не готовы это сделать. Причем они оказались не готовы к этому даже при условии пропорционального сокращения зарплаты. Тут полное единодушие с работниками, значительная часть которых ответила, что откажется от такого предложения руководства. При этом на вопрос о том, сохранится ли их эффективность, если сократить рабочую неделю до четырех дней, ответы работников разделились: 48% уверены, что сохранится, а 40% в этом сомневаются.

ТРИ ВАРИАНТА

Руководитель Юридического управления АНО “Центр социально-трудовых прав” Сергей Саурин напомнил участникам круглого стола, что в Трудовом кодексе РФ нет указания на пятидневную рабочую неделю. Есть нормальная продолжительность - 40 часов в неделю, еженедельный отдых (два выходных), а продолжительность смены урегулирована только у некоторых категорий работников. Так что при желании работодателя и согласии работника на четырехдневку можно перейти хоть сейчас. Однако если такую норму попытаться установить как обязательную для всей страны, то возникает три варианта.

Во-первых, переход на четырехдневку без сокращения рабочего времени, что не очень хорошо, поскольку тогда людям придется работать не по 8, а по 10 часов в день.

Во-вторых, переход с сокращением рабочего времени и пропорциональным сокращением зарплаты. Понятно, что ни работникам, ни профсоюзам эта идея не понравится, зато она может понравиться работодателям. Более того, по мнению Саурина, многие руководители вскоре будут на этом настаивать, поскольку в России может повториться ситуация кризиса 2008 года.

В-третьих, переход на четыре рабочих дня с сокращением рабочего времени, но с сохранением зарплаты. Понятно, что этот вариант для работника самый приемлемый, у него будет оставаться время на семью, на себя, на личностное развитие, но так ли он хорош?

Дело в том, что время функционирования организации обычно не совпадает с рабочим временем одного работника. Большинство организаций не могут работать только четыре дня в неделю, а значит, им придется нанимать больше сотрудников, то есть увеличивать фонд оплаты труда. При этом, скорее всего, увеличится и количество совместителей, будут чаще применяться так называемые гибкие режимы труда (заемный труд, аутсорсинг и т.п.).

- Я хочу напомнить, что совместители сейчас находятся в менее защищенной позиции, чем постоянные работники. Если у постоянных работников основания для увольнения прямо перечислены в законе, то у совместителей есть еще и такое основание: его можно уволить, если появляется другой работник, который устраивается на основную работу. Если мы настраиваем систему массового совместительства, то получается, что мы наносим смертельный удар и по профсоюзам, и по защите прав работников, - сказал Саурин.

Отдельная история с бюджетниками. Людей, которых надо лечить и учить, меньше не становится, а фонд оплаты труда у руководителей таких организаций фиксированный. И не факт, что Минфин выделит еще денег на дополнительных работников.

ШАГ НАЗАД ИЛИ ЗАНЯТОСТЬ БУДУЩЕГО?

- Сейчас обсуждается, платить помесячно или за час. А я бы поговорил о размере. Это тот случай, когда размер имеет значение, - выступил доктор юридических наук Московской государственной юридической академии Никита Лютов. - Я сравнивал Россию с теми странами, с которыми мы сопоставимы по ВВП на душу населения. Если смотреть по Евросоюзу, то и в Болгарии, и в Румынии, которые сильно беднее нас, МРОТ выше. Там, где ВВП сопоставим с нашим, МРОТ выше в 3 - 5 раз.

Он обратил внимание, что в России официально разрешена даже 60-часовая рабочая неделя. Как? Очень просто. Условное предприятие “Серп и молот” принадлежит юридическому лицу “Серп и молот”, но оно может иметь и другие юридические лица: “Серп и молот плюс”, “Серп и молот плюс плюс”... Может человек работать с 9 до 18 часов в “Серп и молоте”, а с 18 до 22 часов по внешнему совместительству в “Серп и молот плюс”? Конечно. А если он не захочет, то ему скажут: знаете, у нас не принято отказываться от этого. И таких внешних совместительств может быть сколько угодно.

К сожалению, трудовое законодательство не оперирует таким понятием, как аффилированные юридические лица, чем прекрасно пользуется гражданское законодательство.

Заместитель руководителя департамента социально-трудовых отношений и соцпартнерства аппарата ФНПР Елена Косаковская рассказала о рисках, которые могут возникнуть с введением в нашей стране почасовой оплаты. Так, у работодателя будет велико желание сократить свои издержки, вычитая время из любых пауз в работе. Вышел в туалет на десять минут, а не на пять, сделал перекур и т.п. - должен отрабатывать сверх рабочего дня. Кроме того, в этот рабочий час могут сделать такую интенсификацию труда, какая раньше и не снилась, а не выполнишь - лишишься части зарплаты. Да и простой по вине работодателя станет невозможно доказать.

А кандидат экономических наук, заведующая сектором социальных проблем труда и занятости Центра сравнительных социально-экономических и социально-политических исследований Елена Садовая высказала опасения в связи с тем, что современное постиндустриальное производство - это низкотрудоемкое производство. Каждый новый процент прироста ВВП требует все меньше трудозатрат. Занятость падает. Уже сейчас один программист, сидя на острове, может программировать выпуск продукции на заводе. Отрасли высокотехнологичных услуг все меньше нуждаются в людях.

- Два года назад была забастовка брокеров. Выяснилось, что компьютеры справляются с их деятельностью лучше. Угроза перехода на безлюдные технологии повисла над такими отраслями, как транспорт, торговля. Вы можете сказать, что нам до этого еще далеко, но уверяю вас, что транснациональные корпорации приложат все усилия, дабы растиражировать свои технологии, чтобы окупить затраты, - заметила Садовая.

Современные многомиллиардные инвестиционные проекты уже сейчас создают все меньше рабочих мест. Несколько сотен человек покрывают потребности в рабочей силе всей сферы деятельности. При этом наше общество стало полностью трудоцентричным. Если человек лишается работы, то он не только лишается пенсии, медицинского, социального страхования, но отключается от жизни. И снижение времени рабочей недели может решить проблему все возрастающей безработицы.

- Идея-то неплохая с точки зрения полемики с работодателем, потому что если работодатели не хотят повышать работникам зарплату, то тогда пусть сократят рабочий день, чтобы у людей была возможность либо отдыхать, либо посвятить это время подработке, - считает Косаковская. - Однако сверхурочная работа хотя бы лимитируется 120 часами в год, а совместительство не лимитируется ничем. Человек реально может работать круглосуточно. Мы понимаем, что подчас людей насильно надо заставлять меньше работать, чтобы сохранить им жизнь и здоровье.

“А”-СПРАВКА

А как за рубежом?

Заведующая исследовательским отделом учебно-исследовательского центра МФП Светлана Татарникова выяснила, как работают в других странах. В большинстве из них нормальная продолжительность рабочей недели - 40 часов. Тем не менее во многих странах мира она меньше. К таким относятся: Дания, Швеция - 31 час, Финляндия - 33 часа, Франция - 35 часов. Есть и такие страны, где работают дольше 40 часов, но их существенно меньше. Из развитых это, например, Южная Корея (44 часа) и Греция (42 часа).

См. также в рубрике "Актуальная тема" - Зарплата и продолжительность рабочего времени в России и за рубежом

Автор материала:
Юлия Рыженкова - Работа или жизнь?
Юлия Рыженкова
E-mail: ryjenkova@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий

Материалы по теме

Новости Партнеров

Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Алекс
15:20 от 26.09.2014
Хорошая идея - сокращение рабочей недели при повышении минимальной заработной платы. МРОТ, конечно, нужно повышать так или иначе.