Статьи
Недовольство, протесты и статистика

Центр социально-трудовых прав представил доклад о трудовых протестах в России

Недовольство, протесты и статистика

Петр Бизюков. Фото Николая Федорова

За последние шесть лет в России зафиксировано 1573 случая трудовых протестов. На восемь месяцев текущего года приходится 179 из них, причем по итогам первого полугодия трудовых протестов насчитывалось “только” 130. То есть за июль и август российские труженики успели активно выразить свое недовольство почти 40 раз. Учитывая же, что на долю первого полугодия обычно приходится от 45% до 50% всех протестов, к концу года ожидается рост их количества до 260 - 275.

“УБЕДИТЕЛЬНОЙ СТАТИСТИКИ НЕ БЫЛО”

Таковы данные Центра социально-трудовых прав (ЦСТП), который ведет статистику по этой теме с 2008 года. Как сообщил 24 сентября ведущий специалист социально-экономических программ организации Петр Бизюков, главной причиной недовольства трудящихся россиян является невыплата заработной платы. На втором месте - “политика руководства”.

Правда, что включает в себя этот термин, осталось не до конца понятным. Ведь среди остальных причин протестов перечислены, например, изменения режима и условий труда - вопросы, часто находящиеся как раз в единоличном “политическом” ведении работодателей. Сюда же можно отнести и “отказ администрации от переговоров”, и “изменение системы оплаты труда”, и даже “увольнения, сокращения”.

Как следует из доклада господина Бизюкова, большая доля протестной активности российских работников сместилась в 2014 году из Центрального и Северо-Западного федеральных округов, которые “лидировали” с 2008 года, в Сибирский и Приволжский округа. Эксперт объясняет это тем, что в нынешнем году недовольство стали выражать работники организаций, не имеющих руководства в Москве или Санкт-Петербурге. Те, кому никуда ехать протестовать не надо. В качестве примера были перечислены работники сфер ЖКХ, транспорта и торговли, где к тому же “нет профсоюзов” либо “протест проходит мимо них”.

- Отчетливо видно, что в предыдущие годы центрами протестной активности были Москва и Санкт-Петербург, Центральный и Северо-Западный федеральные округа. То есть все это было сосредоточено в двух городах, - уверен специалист ЦСТП. - Потому что Москва и Питер - центры принятия решений, там сосредоточены основные корпорации и штаб-квартиры. Одно дело - пытаться донести свою озабоченность, свою тревогу, неудовлетворенность в Сибири, другое дело - когда вы находитесь прямо под Питером: здесь все близко, здесь легко все высказать.

Заметим, что легко делать что-либо там, где ничто этому не мешает. Близость же высокого начальства вкупе с трудностями доступа “к телу”, пусть даже вы и находитесь в одном с ним городе, оказывают на протестующих сковывающее действие и лишают акции протеста практического смысла. Особенно если учитывать бюрократические барьеры на пути к проведению пикетов и митингов, поставленные властями после политических волнений 2011 - 2012 годов. Иными словами, зачем группе людей из Омска организовывать протестную акцию в Москве, если мэрия эту акцию, скорее всего, просто не разрешит?

Кроме того, на страницах одной только “Солидарности” можно каждый год наблюдать десятки примеров того, как коммунальщики и транспортники протестуют против нарушения своих трудовых прав именно в провинции: это Омск, Карелия, Архангельск, Бурятия, Алтай, Екатеринбург. Так что не “в последнее время”, а регулярно. Причем протестующих, как правило, возглавляет профсоюзная организация.

ГАДАНИЕ НА ПРОТЕСТНОЙ ГУЩЕ

Отметим, что статистика Центра социально-трудовых прав основана на мониторинге информационных сообщений СМИ в Интернете. Поэтому результаты исследования вызывают некоторые вопросы. Так, не каждый трудовой протест может быть освещен интернет-СМИ, и не каждое издание сочтет нужным упоминать об участии в конфликте профсоюзной организации. Тем не менее ЦСТП называет свои регулярные исследования уникальными:

- Убедительной статистики по поводу трудовых конфликтов не было, а без нее нормально анализировать социально-экономическую, социально-трудовую ситуацию просто невозможно. Поэтому мы начали наш мониторинг. Мы собираем информацию из открытых источников, ее кодируем, делаем из нее количественный файл, который потом обрабатываем. У нас есть ряд индикаторов, у нас проработана вся методическая часть, - говорит Петр Бизюков.

“Методическая часть”, по-видимому, еще позволяет проследить некоторые тенденции в протестной активности, но не причины. Например, данные ЦСТП показывают, что трудовые протесты имеют сезонный характер, и особенно ярко выделяются весна и осень. Но несмотря на то, что “тенденции достаточно тревожные”, объяснить их докладчик не смог, над этим специалисты Центра еще работают. Впрочем, было высказано предположение о связи угасания протестной активности с государственными праздниками. От себя напомним еще и о летнем периоде отпусков.

Некоторые выводы специалистов Центра социально-трудовых прав представляются довольно интересными. Так, по словам Петра Бизюкова, “протесты проходят не в той форме, которую предписывает трудовое законодательство”. То есть они проявляют себя в стихийной форме либо с нарушениями законодательства (что по нынешним законам часто одно и то же).

- Доля протестов, которые соответствуют закону (это остановка работы по статье в случае более чем двухнедельной невыплаты заработной платы, коллективно-трудовой спор с забастовкой или без забастовки), не превышает 5%, - говорит господин Бизюков. - О чем все это говорит? Первый вывод, который напрашивается, - что профсоюзы стали пассивными и выпустили процесс из-под контроля. Люди, которые работали на такого рода предприятиях, раньше не были замечены в организации протестов, в отстаивании своих трудовых прав. Что произошло?

Как издание, регулярно освещающее протесты “людей, которые работают на такого рода предприятиях”, можем предположить, что источники информации, которыми пользовались специалисты Центра в своем исследовании, дают недостаточно полную картину. Так, региональные и муниципальные СМИ часто находятся в зависимости от местных властей, а те, в свою очередь, - от местного же бизнеса. И если до достойной жизни высоко, а до Путина далеко, “можно” замолчать либо сам факт конфликта, либо участие в нем профсоюза. С другой стороны, это ли не повод для российского профдвижения развивать сеть собственных информационных изданий?

“А”-СПРАВКА

В первой половине 2014 года профсоюзный Научно-мониторинговый центр “Трудовые конфликты” регистрировал сообщения и события, описывающие 66 социально-трудовых конфликтов (СТК). Для сравнения, за аналогичный период 2013 года было 78 СТК - на 15% больше. В первые шесть месяцев нынешнего года началось 56 СТК, завершилось 57.

Большая часть конфликтов произошла в Сибирском - 16 (24%), Северо-Западном - 14 (21%), Приволжском - 11 (17%) федеральных округах. По сравнению с ситуацией в первой половине 2013 года обстановка ухудшилась в СФО и практически не изменилась в СЗФО и ПФО. Наиболее конфликтными субъектами РФ стали: Санкт-Петербург, Республика Татарстан, Алтайский край, Иркутская и Свердловская области.

Можно выделить наиболее “конфликтные” отрасли: обрабатывающие производства (машиностроение, металлургия, производство пищевых продуктов, лесная промышленность) - 26 СТК, транспорт (пассажирские перевозки) - 13 СТК, здравоохранение - 8 СТК, образование - 5 СТК. Конфликты произошли в 12 отраслях российской экономики. Существенных отличий в отраслевой диверсификации конфликтов по сравнению с ситуацией 2013 года не отмечено.

(По материалу в “Солидарности” № 34, 2014)

Автор материала:
Павел Осипов - Недовольство, протесты и статистика
Павел Осипов
E-mail: p-osipov@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика