Top.Mail.Ru
Статьи
Бег с нюансами

В Госдуме обсудили трудоустройство инвалидов

Бег с нюансами

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

Только каждый пятый инвалид в России может найти работу, даже если ему посчастливилось получить нужное образование. Такие данные приведены в Госдуме - круглый стол там был посвящен вопросам “жизнедеятельности инвалидов в современных условиях”. Использовать право на труд мешает неповоротливость государства и отсутствие “безбарьерной среды”, считают люди с инвалидностью. Чиновники, в свою очередь, делают все что могут (считают они сами). И адаптируют подопечных только друг к другу путем совместных чаепитий (считают инвалиды).

ТРУДОУСТРАИВАЮТСЯ С ТРУДОМ

Несмотря на каникулы, жизнь в Госдуме продолжается. Недавно фракция ЛДПР провела круглый стол на тему проблем трудовой и социальной адаптации инвалидов. В Думе проблемы инвалидов обсуждаются часто, но все больше в контексте льгот, пособий и пр. Куда реже речь заходит о реализации права на труд. А именно последнее, судя по выступлениям на мероприятии, самих людей с инвалидностью волнует едва ли не больше всего. Но трудности возникают уже на этапе профессионального обучения.

- Молодые люди с инвалидностью сталкиваются с очень большими трудностями в плане образования, трудоустройства, социальной реабилитации и социализации в целом, - говорит замдиректора АНО “Центр социальных проектов “МИКС” Екатерина Жимаева (у нее самой, добавила Екатерина, детский церебральный паралич). - Профориентационная работа, которую предлагают общеобразовательные школы, ограничивается только тестированием. А в коррекционных спецшколах дают знания, которые позволяют в дальнейшем получить лишь среднее профобразование. Тем молодым людям, кому посчастливилось поступить в вуз, сложно найти работу по специальности. Потому что у них не хватает профессиональных навыков и опыта работы. По данным Росстата, трудоустраиваются по России только 20% людей с инвалидностью. По данным Федерального реестра инвалидов, в Москве такая цифра чуть выше - 26,8%.

Отметим, что проблема, о которой говорит Жимаева, не является специфической “инвалидной”: сложности с трудоустройством (в том числе из-за отсутствия опыта) испытывают более трети выпускников вузов и около 40% выпускников ссузов. Об этом, например, пишут “Известия”, ссылаясь на первого замминистра труда Ольгу Баталину. Другое дело - сам доступ к образованию. Почти тотальное отсутствие безбарьерной среды говорит о том, что инвалиды заранее находятся в проигрышном положении. Да, можно рассуждать о дистанционном образовании, но попробуйте, например, дистанционно сдать лабораторную по химии - без материалов и оборудования. Между тем, если судить по выступлениям на мероприятии в Госдуме, недовольство ограничениями инвалиды порой склонны выливать на органы соцзащиты. Хотя не соцработники строили пятиэтажные хрущевки без лифтов и пандусов, да и вопросами образования и занятости по долгу службы занимаются другие люди.

- В этих учреждениях не разработаны программы, направленные на образование и на профориентацию, - обвиняет Жимаева. - Конечно, вы можете сказать, что это делают центры занятости населения, но нам кажется, что такие программы должны быть и в [учреждениях соцзащиты]. [Без этого] по достижении 18 лет люди с инвалидностью превращаются в социальных иждивенцев.

Возможно, это тот случай, когда “виноват посыльный”, тогда как источник плохих новостей - государство в целом. Если учитывать, что социального работника инвалид видит куда чаще, чем того же депутата или министра. И накопленное недовольство физически может высказать только ему - как единственному доступному представителю государства. Тем не менее социальными службами недоволен и спикер без инвалидности - социальный реабилитолог Юлия (на мероприятии ее фамилия не прозвучала):

- Есть определенный акцент. Работники социальных служб, если простыми словами, в основном развивают больше творческую часть людей с инвалидностью. Если сказать в терминологии - “применяются технологии, направленные на развитие творческих способностей, создание комфортной среды для общения, повышение социального статуса”. По сути, люди попили чаек и разошлись, - утверждает Юлия.

Если это действительно так, то для “повышения социального статуса” участников чаепития за столом должна сидеть английская королева или родоначальник шахтерской династии - не меньше.

- Существующая практика дает недостаточный результат - приводит к возникновению обособленных групп людей, малоспособных, по факту, к контакту с обществом, - продолжает Юлия. - Соответственно, они не могут реализоваться профессионально, хотя могли бы быть очень полезны. Система социальной защиты рассматривает человека с инвалидностью исключительно как социального иждивенца, который не может быть полезным. А это не так: многие очень эффективны и готовы посвящать себя работе. Было бы хорошо повысить уровень квалификации работников социальных служб. Если простым языком, можно же было бы заменить эти чаепития на что-то более полезное и образовательное.

- Необходимо провести мониторинг востребованных на рынке специальностей, чтобы начать по ним бесплатную подготовку. Нужно развивать систему социальных предприятий, на которые можно было бы трудоустраивать людей с интеллектуальными нарушениями, - перечисляет “антикризисные” меры Екатерина Жимаева. - В центрах соцзащиты необходимо внедрять программы вовлечения молодых людей с инвалидностью в активную социально-экономическую жизнь общества.

СПУСТИТЬ С БУМАГ НА ЗЕМЛЮ

В некотором смысле отдуваться за все государство пришлось замруководителя Федерального бюро медико-социальной экспертизы Оксане Струковой. Как лицо официальное, она была несколько стеснена рамками своих полномочий. И все же донесла очевидную, но важную мысль: госорганы, включая органы соцзащиты, работают строго в рамках предписаний. Будут другие предписания - будет другая работа. Но это пересказ, звучало так:

- Мы сегодня можем говорить, что Екатерину услышали… Медицинская реабилитация как медицинская услуга оказывается по потребности. Вопрос трудоустройства: мы рекомендуем нашим специалистам и привлекаем к нашей работе и службы занятости, и соответствующие учебные структуры, и вузы. И ориентируем наших пациентов, заводим их на такой раздел, как профориентация, уже с 14-летнего возраста. Потому что по достижении ими 18 лет сложнее будет обеспечить их последующее обучение и приобретение той профессии, которая не будет противопоказана им при их заболеваниях.

Оказывается, работа, на отсутствие которой жалуется сообщество инвалидов, на самом деле государством ведется. Но тогда откуда жалобы? Что-то не сходится между теми самыми предписаниями и реальностью. Мы ни в коем случае не обвиняем здесь чиновный стан: в конце концов, а может, это сама жизнь документов не читает. На этот случай Алексей Ярков, замруководителя Федерального центра научно-методического и методологического обеспечения развития системы комплексной реабилитации и абилитации инвалидов и детей-инвалидов, напоминает:

- Правительство утвердило Концепцию развития системы комплексной реабилитации до 2025 года. Там красной нитью проходит именно система некоего реабилитационного менеджмента. Технологии в России есть, они работают довольно активно и успешно. Например, технология “Интеграционный консультант” [реабилитационного] центра “Текстильщики” в Москве работает уже много лет. Мы хотим закрепить это на законодательном уровне и работаем над проектом федерального закона - какие технологии социального сопровождения закрепить. Такие как сопровождаемое проживание, полезная социальная занятость. Пока все это не будет закреплено законодательно, мы можем сколько угодно эти инициативы поднимать.

Точку в дискуссии поставил, как это часто бывает, далеко не последний выступавший. В споре между планами на жизнь и бюрократией побеждает факт. Об этом, кажется, говорил молодой и напористый человек в инвалидной коляске Максим:

- Вот представьте: инженер попал в аварию, сломал позвоночник. Он специалист и может помочь обществу, но - не может. Потому что живет на четвертом этаже в пятиэтажке. Чтобы получить специально оборудованную квартиру, надо пройти семь кругов ада, и не факт, что он ее получит. Вот ты попал в аварию: месяц в больнице, ну два месяца еще реабилитируешься, и всё - ты готов выходить на старую работу. Но не можешь преодолеть эти вот ступеньки. А если бы у него сразу была возможность переехать с семьей вот в эту квартиру, нормальную, доступную, - дальше бы пошел по своей профессии. Ну, единственное - на коляске.

Конечно, нельзя не отметить, что инвалид, вопреки стереотипу, - это не обязательно человек на коляске: слепому, глухому или безрукому она ни к чему. Однако и им требуются свои особенные условия для полноценного труда. А упираются эти условия в бумаги. В том числе - в рубли, но о них за круглым столом, что странно, кажется, совсем забыли.

Из рубрики “Парламентская хроника”

Автор материала:
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости СМИ
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться


Новости СМИ2


Киномеханика