Статьи
Дистанция в приближении

Соцпартнеры оценивают практику применения закона “об удаленке”

Дистанция в приближении

Фото: Николай Федоров / архив "Солидарности"

Закон о дистанционной работе, принятый в декабре прошлого года, у профсоюзов и работодателей вызывает вопросы по правоприменительной практике. Так, проведенный соцпартнерами мониторинг показывает: работодатели могут быть склонны “путать” дистанционную работу и надомный труд. Притом что только около 5% сотрудников у опрошенных работодателей трудятся удаленно, в соответствии с новым законом. Всеми возникающими по этому поводу вопросами занимается рабочая группа при комитете Госдумы по труду. “Солидарность”, получившая эксклюзивный доступ на ее заседания, продолжает рассказывать о происходящем за закрытыми дверями.

МОНИТОРЯТ ВСЕ

Закон о дистанционной работе, принятый в начале декабря прошлого года, начинает проходить проверку на прочность. Проверять его при этом взялись сами авторы документа - группа депутатов Госдумы и члены Российской трехсторонней комиссии, без участия которой редко какой закон на трудовую тематику проходит через парламент.

В прошлом номере “Солидарности” мы рассказывали о заседании рабочей группы при комитете ГД по труду, которая занимается вопросами изменений Трудового кодекса. Тогда мы говорили о первом пункте повестки - эксперименте с внедрением в трудовые отношения электронного кадрового документооборота. Но второй пункт, несмотря на относительную давность события, все еще остается актуальным - и будет таковым, скорее всего, еще долго. Благо закон о дистанционной работе проходит обкатку не в экспериментальных условиях, а уже, так сказать, в “настоящих”.

Судя по выступлению директора департамента по оплате труда Минтруда России Марины Масловой, на дистанционную работу переводятся в первую очередь “защищаемые категории”. Например, беременные женщины, пенсионеры и работники, имеющие хронические заболевания, родители детей в возрасте до 14 лет, те, кто ухаживает за инвалидами. По крайней мере именно таковы рекомендации Минтруда работодателям.

- Что касается поступающих к нам вопросов от граждан, организаций уже в ходе применения закона, - продолжила Марина Маслова, - большая часть вопросов связана с тем, что дистанционная работа есть на постоянной основе и временная. Задают вопросы о возможности продления временной работы до шести месяцев после ее окончания, и какой должен быть временной промежуток и периодичность такой возможности. Мы в законе это, когда его принимали, не регулировали. Есть вопросы о порядке компенсации работнику за использование принадлежащего ему оборудования. В законе четко написано, что эти вопросы тоже регулируются на локальном уровне и должны быть либо в колдоговоре, либо в локальном акте, либо в трудовом договоре отрегулированы.

По словам Масловой, есть также вопросы, связанные с выплатой районных коэффициентов и процентных надбавок к зарплате при трудовой деятельности в местностях с особыми климатическими условиями. (Речь, напомним, все еще об условиях именно дистанционной работы.) Вывод из дальнейших слов чиновницы: обязательно добивайтесь упоминания в трудовом договоре того, что вы работаете на территории, которая дает право на компенсации.

Как сообщила управляющий директор управления рынка труда и социального партнерства РСПП Марина Москвина, “доля работников, которые работают удаленно, в подавляющем большинстве организаций составляет менее 5% численности”. Правда, при этом стоит учитывать, что соответствующий мониторинг был запущен объединением работодателей только в марте, следовательно, приведенные данные пока что ну очень предварительные.

Но, судя по словам Марины Москвиной, уже понятно, что доля “дистанционных” работников на том или ином предприятии зависит от отрасли или вида экономической деятельности, к которым принадлежит это предприятие. Хотя на самом-то деле реальность куда менее загадочна, чем эти слова: абсолютное большинство промышленных рабочих, например, на удаленку перевести невозможно от слова “совсем”.

А вот, пожалуй, самое интересное из исследования РСПП: 60% опрошенных работодателей считают, что режим дистанционной работы будет востребован на их предприятиях и после окончания пандемии. Таким образом подтверждается много кем и много раз высказанное предположение, что коронавирус только ускорил неизбежные процессы в трудовых отношениях. Что еще примечательно, Москвина сообщила: “Более 60% опрошенных работодателей отмечают, что производительность труда при использовании удаленного режима работы осталась без изменений”.

НЕЛЬЗЯ ПРОСТО ВЗЯТЬ И ПРИЙТИ

Важной в дальнейшем может оказаться и следующая тема. Она касается работников, которые находятся в отпуске по уходу за ребенком. Как напомнила Марина Москвина, такие люди имеют право на труд в режиме неполного рабочего времени (если сами того пожелают, ст. 256 ТК), при этом сохраняя право на получение специального пособия.

- И если с неполным рабочим временем более-менее ясно, то с работой на дому, которая является надомным трудом, нет полной ясности, - прокомментировала ситуацию представитель работодателей.

Следует отметить, что здесь работодатели в лице Москвиной вольно или невольно смешивают понятия дистанционной работы и надомного труда. Последний был регламентирован в новейшей редакции еще в 2006 году (ст. 310 ТК). И, на первый взгляд, понятия действительно похожи. Но есть и нюансы. Например, на “удаленку” уходит штатный сотрудник со всеми правами и привилегиями (прописанными в том числе в колдоговоре). А надомника можно нанять просто под конкретную, разовую задачу или как рабочего на аутсорсинге. Да, трудовой договор с надомником при этом заключается, но его условия могут быть куда хуже, чем у “кадрового” работника.

- Понятно совершенно, что работа на дому - это характеристика надомного труда, но значительная часть офисных работников просто выпадает из этой нормы. И работодатели, идя навстречу молодым родителям, не вполне корректно, но применяют такую формулировку к профессиям, которые не относятся к надомным. Это бухгалтеры, менеджеры, другие офисные работники. Чтобы работники сохранили право на пособия, - уточнила сама Марина Валерьевна.

При этом, как резонно добавила эксперт, удаленная работа и надомный труд - вещи принципиально разные: удаленно можно в конце концов работать и не из дома.

Риски для себя пока что в законе о дистанционной работе видят и профсоюзы. Так, руководитель правового департамента ФНПР Юрий Пелешенко отметил:

- При дистанционной работе пока не решен вопрос участия профсоюзов в этом деле. Особенно когда все работники, в том числе члены профсоюза, работают дистанционно. Но если говорить о том, что происходило за эти месяцы (с декабря прошлого года, когда был принят закон о дистанционной работе. - П.О.), то, в принципе, никаких жалоб нет. Но не был решен вопрос об увольнении работника по собственному желанию [в условиях дистанционки]. Потому что невозможно было прийти к работодателю и оставить ему заявление.

Как сказал еще в начале встречи глава рабочей группы Андрей Исаев (“ЕР”), цель собрания в том, чтобы оценить, как работает “наше детище”. То есть закон об удаленной (она же дистанционная) работе. Вопросов к правоприменению, судя по всему, хватает. Но сам факт того, что по этому поводу на площадке Госдумы собираются социальные партнеры, говорит о том, что закон имеет все шансы стать удобнее и для работников, и для работодателей. Впрочем, изменения самого текста закона это пока что не предполагает: для начала нужно понять, как развивается новая культура трудовых отношений.

Мнение

Андрей Исаев, член комитета ГД по труду, социальной политике и делам ветеранов, глава рабочей группы при комитете по мониторингу практики применения ТК РФ:

- Мне кажется, для внесения законодательных изменений мы пока не видим достаточных оснований. Вопросы, которые возникли, мы берем в проработку и отработаем их с Минтрудом и Фондом социального страхования. Кроме этого, я думаю, Российская трехсторонняя комиссия (поскольку все социальные партнеры имеют вопросы) может дать ряд рекомендаций. Ряд вопросов действительно не урегулирован. Мы намеренно принимали решение на усмотрение сторон.

Сейчас стороны начинают говорить нам: а чего ж вы отдали это нам на усмотрение и не урегулировали сами? Такое бывает. Но, может быть, если людям нужно, чтобы им что-то сказали, необязательно делать это через поправки законодательства. Но мы могли бы от нашей рабочей группы рекомендовать РТК рассмотреть вопрос и принять рекомендации по применению тех или иных положений главы [ТК о дистанционной работе] с учетом накопившейся практики. А нам с вами имело бы смысл вернуться к вопросу в конце мая - начале июня. И тогда уже, при большем объеме информации, мы могли бы понять, что необходимо сформулировать в качестве законодательных инициатив.

Из рубрики “Парламентская хроника”

Автор материала:
Павел Осипов - Дистанция в приближении
Павел Осипов
E-mail: p-osipov@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Материалы по теме
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика