Статьи
До квотируемого заговенья

Рабочие места для инвалидов - создать и удержать

До квотируемого заговенья

Все больше крупных компаний проявляют добрую волю и открывают собственные программы по инклюзии, создают рабочие места для инвалидов. Но удержать работника оказалось сложнее, чем просто его найти. Многие инвалиды уходят, так как не могут адаптироваться к работе и коллективу. И профсоюзы могли бы решать эту задачу - причем не обязательно в рамках благотворительности. Можно осваивать гранты, выделяемые на эти цели работодателями, общественными организациями и государством.

ПРОБЛЕМА ТРУДОУСТРОЙСТВА

Одна из проблем, которые решаются медленнее всего в нашей стране, это проблема трудоустройства инвалидов. По данным Федерального реестра инвалидов, в России их насчитывается 11,7 млн. Трудоспособны из них треть - 3,4 млн. А вот устроены на работу всего 906 тысяч.

Доля трудоустроенных инвалидов (среди работоспособных) в регионах разнится. От 23% в Карелии до 42% в Санкт-Петербурге. Согласно данным компании HeadHunter, наиболее популярны в таких случаях вакансии оператора колл-центра, менеджера по продажам, водителя, менеджера по работе с клиентами, рекрутера. Средняя зарплата (по доступным инвалидам вакансиям) составила в июне 2020 года 41 тысячу рублей, но надо учитывать, что HeadHunter в основном представляет вакансии мегаполисов.

Что характерно, когда из-за пандемии стал чаще использоваться удаленный труд, выросло количество предложений для инвалидов. Общероссийская база вакансий “Работа в России” сейчас насчитывает 71 тысячу таких предложений по стране (из них 68,8 тысячи по квоте). Правда, есть среди них, например, вакансии воспитателя в детском саду. Трудно представить, как такую работу осилит человек с инвалидностью по слуху или зрению.

МАЛОЭФФЕКТИВНАЯ СИСТЕМА КВОТИРОВАНИЯ

Сейчас система квотирования - основной инструмент государства для трудоустройства инвалидов. Организации, где работают свыше 100 человек, обязаны принимать в штат от 2 до 4% людей с ограниченными возможностями, а организации со штатом от 35 до 100 человек - до 3% от среднесписочной численности. Но судя по тому, что устроилась на работу всего треть из трудоспособных, система эта не столь уж эффективна. К такому же мнению пришла в декабре 2020 года и Счетная палата (СП) РФ.

- Сейчас квоты в обязательном порядке распространяются только на организации с численностью работников больше 100 человек, - говорит аудитор СП Сергей Штогрин, - в результате все предприятия малого бизнеса и многие предприятия среднего оказались вне поля действия закона. Но именно они являются системообразующим ресурсом рабочих мест для инвалидов.

В текущем году Счетная палата собирается провести более детальную проверку системы.

При этом наказание для работодателей, не набирающих достаточно инвалидов по квоте, незначительно - штрафы от 5 до 10 тысяч рублей. А если не направить в службу занятости сведения о наличии свободных рабочих мест для инвалидов, можно отделаться штрафом в 3 - 5 тысяч рублей. И для многих платить штрафы - дешевле и проще, чем переоборудовать рабочее место для инвалида. Правда, при настойчивости эти расходы можно компенсировать из бюджета. Так, в Санкт-Петербурге в прошлом году были предусмотрены субсидии до 221 тысячи рублей на переоборудование рабочего места для инвалида, а на создание с нуля - до 296 тысяч рублей (500 тыс. рублей - “специальное рабочее место”). Но для получения субсидии надо выполнить аж 18 требований.

А можно избежать штрафов хитростью - заявить невыполнимые требования для вакансии по квоте. К примеру, знание трех иностранных языков при минимальной зарплате. Соискателей просто не будет. В итоге каждая четвертая фирма, проверенная в прошлом году службой занятости, получила штраф за нарушение соблюдения квот.

Недавно “Ведомости” проводили опрос среди 17 крупных компаний о соблюдении квот для работников-инвалидов. О соблюдении квот заявили: Сбербанк, Unilever, “Ситибанк”, “Сибур”, PepsiCo, “Ростелеком” и “Мегафон”. Остальные компании на опрос просто не ответили.

ИНЫЕ СПОСОБЫ

Есть и другие инструменты трудоустройства, кроме системы квотирования и устройства через центры занятости. Например, помощь специализированного центра “Моя карьера”, общественных организаций (таких как центр “Перспектива”, реализующий грантовые программы компаний) или участие в общественном движении. Среди последних наиболее известно международное движение “Абилимпикс”, зародившееся в Японии в 1972 году. В нем участвуют 47 стран. Его цель - повышение престижа рабочих профессий. В рамках этого движения проводятся конкурсы профессионального мастерства среди инвалидов. Россия примкнула к движению в 2014 году, в нем участвуют и компании, и профсоюзы. Но самый важный фактор, конечно, - желание бизнеса.

- Как показывает опыт, решение такой масштабной проблемы приобретет максимальную эффективность, только если регуляторный механизм будет подкреплен растущей осознанностью бизнеса, - высказался представитель компании “ИКЕА”. - Здесь важно, чтобы как можно больше компаний включались в этот процесс, порождая цепную реакцию.

И таких компаний все больше. “Яндекс”, “ИКЕА”, “Хилтон”, SAP, “Почта России”, “Филип Моррис Интернэшнл” активно нанимают сотрудников с инвалидностью, создают в офисах безбарьерную и комфортную среду. А “Ситибанк” к тому же оплачивает рабочие места для людей с инвалидностью в сторонней организации, авторизованной в службе занятости. Сеть магазинов UNIQLO активно набирает слабослышащих в продавцы-кассиры.

ПЯТИЛЕТНИЙ ОПЫТ “ИКЕА”

Компания “ИКЕА” берет на работу инвалидов уже много лет. Но с 2015 года это направление стало частью бизнес-подхода и было выведено в один из социальных приоритетов компании в России. Сейчас “ИКЕА” планомерно работает над созданием доступной среды, совершенствует кадровые процессы для содействия приему людей с инвалидностью, формирует условия для многообразия и инклюзивности. Летом 2020 года компания расширила предложение вакансий на рынке труда и создала возможности для дистанционной работы сотрудникам и кандидатам в Санкт-Петербурге и Ленинградской области, а также в Омске и Омской области, где расположены подразделения центра поддержки клиентов. Сейчас в российской “ИКЕА” уже 147 работников с инвалидностью.

- У нас самому младшему сотруднику - 16 лет, самому старшему - 72, - уточнила Лилия Шакирова, менеджер по многообразию и инклюзии “ИКЕА” в России. - Среди сотрудников с инвалидностью мы наблюдаем похожий возрастной разброс. Работают они на самых разных должностях, есть и менеджеры, и руководители, и сотрудники в торговых залах. Большинство имеют инвалидность второй или третьей группы по общим заболеваниям, нарушениям слуха, зрения и опорно-двигательной системы. При этом на этапе собеседования кандидаты могут воспользоваться правом не указывать наличие инвалидности, и мы уважаем это право. Если же по медицинским показаниям человеку противопоказана та или иная деятельность, мы неукоснительно следуем этим рекомендациям и требованиям охраны труда, а также пожеланиям самого человека. В качестве примера: если кандидат на работу в ресторане для покупателей имеет ограничения по зрению, мы готовы исключить из его списка должностных обязанностей работу с кассой, оставив другой функционал, с которым человек прекрасно справляются. Это избавляет работника от стресса и опасения совершить ошибку и снижает физическую усталость, вызванную напряжением глаз.

При необходимости переоборудуются и рабочие места. Так, установлены столы, меняющие высоту нажатием кнопки, кресла с регулировкой высоты и удобными подлокотниками, подставки под ноги, создается особое освещение. При перестройке зон для персонала или проектировании новых магазинов - увеличивают ширину проходов и учитывают доступность расположения общественных мест (раздевалок, туалетных комнат). Слабослышащим сотрудникам выдают сигнальные браслеты, соединенные с системой безопасности, которые оповестят вибрацией в случае экстренной ситуации. Кроме того, компания обучает персонал безопасному поведению на работе и взаимопомощи. В случае необходимости тренинги и собрания проводятся с участием переводчика жестового языка, адаптированы и учебные материалы.

Компания так обозначила свою стратегию:

- Начав работать с трудоустройством инвалидов, мы осознали, что самые большие препятствия - это стереотипы и предубеждения, которые укоренились в общественном сознании и на рынке труда. Поэтому вместе с социальными партнерами мы проводим тренинги по пониманию людей с инвалидностью, среди которых и наши покупатели - гости “ИКЕА” и “МЕГА”, - и сотрудники. Мы также поддерживаем диалог с государственными структурами и другим бизнесом для улучшения ситуации на рынке труда. А главная наша особенность в том, что компания готова поддержать любой выбор работника: среди наших коллег с инвалидностью есть те, кто переехал в новый город, сменил должность или изменил контрактные часы, занялся новым проектом или расширил свои должностные обязанности.

ИСТОРИЯ РАБОТНИКА

Дмитрий - сотрудник подразделения товарооборота. В пять лет он переболел менингитом и вследствие осложнений стал хуже слышать, получил инвалидность. В “ИКЕА” трудится второй год.  Сейчас Дмитрию 54 года, он женат - его супруга  тоже работает в “ИКЕА”, только в ресторане. В свободное время Дмитрий путешествует, занимается спортом и участвует в мероприятиях Московского казачьего хутора.

- Я работаю сотрудником отдела логистики: принимаю товар в магазине и расставляю его по местам, собираю и отправляю заказы, готовлю зал к открытию. Оборудовать мое рабочее место каким-то специальным образом не нужно. Единственное - ношу “тревожный браслет”, на который в случае ЧП приходят виброоповещения.

Добираюсь на работу за полчаса на метро или муниципальными автобусами - в них есть бегущая строка с названиями остановок, это удобно. С другими сотрудниками общаюсь нормально. Раньше, когда не было масок, читал по губам, сейчас перешли на смешанный язык простых жестов. Пандемия немного нарушила прежнюю коммуникацию, но привык и к этому.

В “ИКЕА” я пришел через фонд РООИ “Перспектива” - его сотрудники провели экскурсию по отделению компании, мне все понравилось. Прошел собеседование, пригласили работать.

Думаю, если ты трудолюбивый, найти работу несложно - в основном все упирается в каждого отдельного сотрудника, в личность, и в желание проявить себя на новом месте. Обычно люди с инвалидностью работают даже усерднее коллег. Мы стараемся показать, что ничем не отличаемся от коллектива, что нам не нужно особого отношения, не нужно делать исключений. Это главное, что я хочу подчеркнуть: мы - такие же, как все.

А вот где действительно есть большие проблемы, так это в образовании. Сейчас детей с расстройствами речи и слуха в школах-интернатах учат намного хуже, чем раньше. Если бы ребят хорошо обучали каким-то полезным навыкам, было бы сильно проще искать работу, да и жить в целом.

Несколько месяцев назад мне дали в подчинение новенького сотрудника. Он выходит на четыре часа, а в остальное время занимается бадминтоном - на носу чемпионат, готовится. У нас с супругой рабочий день дольше - по восемь часов. Графики у нас, может, и не совпадают, зато в отношениях царят любовь и гармония.

БРОСАЮТ РАБОТУ

И вот, казалось бы, в обществе наметились позитивные изменения - работодатели сами стали стимулировать занятость инвалидов. Но существенно ситуацию это не изменило.

- Проблема существует: дать рабочее место - еще не все, - поясняет председатель профсоюза “Торговое единство” Сергей Филин. - Что мы видим среди обычных выпускников профильных вузов, которые гарантированно получили рабочее место после выпуска? В крупных городах многие уже через два года уходят с этого рабочего места и пробуют себя в другой специальности. Почему? Ожидания сталкиваются с реальностью. Люди уже не видят перспектив, сталкиваются с рутиной. В отношении лиц с ограниченными возможностями здоровья проблема еще серьезнее. Государство тратит немалые деньги на образование инвалидов. Затем тратятся деньги на создание рабочих мест для инвалидов в экономически развитых регионах страны (тут, увы, не каждый субъект может этим похвастаться). А человек уходит.

Прокомментировали “Солидарности” проблему и в компании “ИКЕА”:

- Основные сложности - это стереотипы в обществе и ложные установки самих людей с инвалидностью: страх, что не получится, что их не примут в коллективе, что не справятся с нагрузкой. Иногда это боязнь новизны, боязнь общения и социальных контактов. В случае молодых людей с инвалидностью - это гиперопека и излишний контроль со стороны родных, убеждающих не начинать трудовую деятельность или при первых сложностях уговаривающих бросить работу, сделать выбор в пользу привычных установок. А для кого-то барьер для трудоустройства - опасение потерять пособие по инвалидности в связи с трудоустройством и длительный период восстановления выплат, если трудоустройство было краткосрочным.

ВОЗМОЖНОСТИ ПРОФСОЮЗОВ

- Несмотря на большое количество конкурсов и программ, я не увидел организованной системной работы с инвалидами со стороны профсоюзов, - резюмирует Сергей Филин. - Хотя именно профсоюзы могли бы выполнить самую важную часть задачи по трудоустройству инвалидов - адаптировать к работе. Профсоюзы могли бы решать эту проблему, помогать инвалидам остаться на работе, найти себя, влиться в коллектив, научиться справляться со стрессом. У нас развитая система, и профсоюз имеется как в учебном заведении, так и на предприятии. И при налаженной системе мы могли бы вести последовательную работу с этими людьми, организовав ее через систему социального партнерства.

- Не обязательно это должно быть расходами профсоюза и благотворительностью, - продолжает профлидер. - На этом можно зарабатывать. Для решения задач трудоустройства и инклюзии инвалидов выделяются средства, а профсоюз мог бы выполнять эти работы. Многие компании выделяют на трудоустройство инвалидов гранты, государство тоже выделяет деньги на такие программы для некоммерческих организаций. Нанимаются коучи со стороны, психологи. А ведь у профсоюзов есть база, чтобы заниматься этим вопросом. Надо лишь заняться этим вплотную, изучить подводные камни, научиться необходимым вещам. И такая система работы была бы хороша, потому что профсоюз - останется на месте. В отличие от коуча, которого больше никто не увидит. Я бы даже хотел этот вопрос внести на уровень ФНПР, так как сам вхожу в комиссию Генсовета по социальным гарантиям.

ПЕНСИОННЫЙ РИСК

Даже адаптация инвалидов на рабочем месте не сработает, если не решится проблема с финансовой мотивацией. Сейчас работоспособные инвалиды, сидя дома, получают от региональных властей доплату до МРОТ, субсидии на оплату ЖКХ и небольшую сумму от центра занятости при постановке на учет в качестве безработных. И поступление этих средств будет утеряно при трудоустройстве. Работать полный день многим инвалидам тяжело, а зарплата за неполную рабочую неделю может не покрывать утерянных доходов.

- На наш взгляд, безусловно, нужно полностью сохранять государственные пособия! Пособия, прежде всего, направлены на поддержание здоровья, на программы или средства реабилитации таких людей. Зарплата - это плата за труд. Здесь не может быть смешения целевой составляющей выплат каждой из сторон: государства и работодателя, - считают в “ИКЕА”.

Кроме того, работающим инвалидам перестают индексировать пенсию. В конце прошлого года Всероссийское общество инвалидов сообщало, что около 40% пенсионеров не рассматривают вариант с работой только потому, что боятся потерять индексацию пенсии. 29 декабря Михаил Шмаков во время рабочей встречи с Владимиром Путиным снова ставил вопрос о необходимости возобновить индексацию пенсий работающим пенсионерам. Правительство должно разработать предложения по этому вопросу. И если дело сдвинется, значит, у инвалидов на пути к получению работы станет одним препятствием меньше.

Автор материала:
Полина Самойлова - До квотируемого заговенья
Полина Самойлова
E-mail: samoilova_polina@solidarnost.org
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Последние материалы по тегу:
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Для добавления комментариев вам необходимо авторизоваться
Новости СМИ2


Киномеханика