Культура

По указу Елизаветы Петровны...

30 августа 2006 года - знаменательный день в театральной жизни России. Ровно четверть тысячелетия тому назад, в 1756 году, дочь Петра Великого Елизавета подписала указ, повелевая “учредить Русский для представления трагедий и комедий театр”. Считается, что именно этот документ положил начало государственной политике в области театрального искусства. С того же дня началась история Российского государственного академического театра им. А.С. Пушкина (Александринский театр) в Санкт-Петербурге и труппы Государственного академического Малого театра в Москве, возникшей в стенах Московского университета. Нет сомнения, что 250-летний юбилей государственного театра будет отмечен пышно и с размахом.

ОТЦЫ-ОСНОВАТЕЛИ РУССКОГО ТЕАТРА


С легкой руки знаменитого публициста Виссариона Белинского, отцом русского театра принято считать выходца из купеческой семьи Федора Волкова (1729 - 1763). И для этого есть весомые аргументы. Как известно, именно он создал в Ярославле первый русский профессиональный театр. А первой постановкой Волкова стала “Эсфирь” - драма на библейский сюжет. Премьера состоялась в 1750 году... в большом амбаре. Жизнь покажет, что проблема с помещениями станет одной из ключевых для отечественного театра.

Вскоре постановки Волкова стали популярны, и в 1752 году ярославские актеры были приглашены в Санкт-Петербург. Однако в столице у провинциалов дело почему-то не заладилось, и в том же году труппу распустили. Основная часть актеров была зачислена в кадеты Шляхетского корпуса.

Между тем “отцовство” Федора Волкова не столь бесспорно, как утверждал Белинский. На него может претендовать и Александр Сумароков (1717 - 1777) - автор трагедии “Хорев”, с которой и дебютировали в Санкт-Петербурге ярославские актеры.

Сумароков, имея неуравновешенный и вспыльчивый характер, поражал современников живостью и неуемной энергией. По словам одного из них, сей драматург “летел из мысли в мысль, бежал из страсти в страсть”. Он сочинил один пролог, одну драму, девять трагедий (“Хорев”, “Вышеслав”, “Синав и Трувор”, “Семира”, “Аристона”, “Димитрий Самозванец”, “Мстислав”, “Гамлет” и “Димиза”, впоследствии переделанная в “Ярополка и Димизу”) и двенадцать комедий (в их числе “Вздорница”, “Рогоносец по воображению” и “Мать - совместница дочери”). А также издавал первый русский литературный журнал “Трудолюбивая пчела”.

Небезынтересно и то, что Сумароков стал первым русским драматургом, обратившимся к творчеству Шекспира. Трагедию “Гамлет” он переделал в духе классицизма. Финал пьесы у Сумарокова получился таким: свергнувший Клавдия Гамлет стал королем и женился на вполне здоровой Офелии. По-своему начинается у Сумарокова и знаменитый монолог Гамлета “Быть или не быть?”: “Что делать мне теперь? Не знаю что зачать?”

В 1756 году именно Сумарокову и суждено было стать первым директором драматического театра в Санкт-Петербурге.

ДОЧЬ ПЕТРА ВЕЛИКОГО

Но если о том, кого считать отцом русского театра, еще можно поспорить, то матерью его, бесспорно, являлась Елизавета.

Дочь Петра I была женщиной редкой красоты, прекрасно танцевала. Даже в воспоминаниях Екатерины II, которая видела много несправедливостей от Елизаветы за 15 лет при ее дворе, читаем: “Она танцевала в совершенстве и отличалась особой грацией во всем, что делала, одинаково в мужском и женском наряде. Хотелось бы все смотреть, не сводя с нее глаз, и только с сожалением их можно было оторвать от нее, так как не находилось никакого предмета, который бы с ней сравнялся”.

Елизавете было не суждено выйти замуж, хотя к ней сватались принц Георг Английский, инфант Мануэль Португальский, граф Маврикий Саксонский, инфант Дон Карлос Испанский, персидский шах Надир. И не только они. Но допустить, чтобы в одной из европейских столиц у Елизаветы родился мальчик - внук Петра и, соответственно, претендент на российский престол, Анна Иоанновна не могла.

Стоит напомнить, что императрица имела причины зорко приглядывать за красавицей-кузиной. Ведь сама Анна оказалась на русском престоле в 1730 году по прихоти Верховного тайного совета, пригласившего ее на царство при условии принятия так называемых “кондиций”. Согласно им императрица обязалась решать важнейшие государственные дела с участием Верховного тайного совета. Однако через две недели после приезда в Москву Анна на глазах у верховников разорвала кондиции, изъявив желание царствовать самодержавно. Неудивительно, что отнюдь не все тому обрадовались. И взоры недовольных все чаще стали обращаться к Елизавете. Впрочем, положение самой дочери Петра I при дворе Анны Иоанновны оставалось весьма неустойчивым на протяжении всех десяти лет ее правления.

Несмотря на все это, в 30-е годы ХVIII века Елизавета жила в своем дворце, имела штат придворных. Вокруг нее группировались люди, которые по разным причинам не могли сделать карьеры при царском дворе. Там Елизавета создала и собственный театр, попасть на спектакли которого соглядатаям Анны Иоанновны было непросто.

Став императрицей, Елизавета пронесла искреннюю любовь к театру через всю свою жизнь. “Порой весь двор превращался в театральное фойе: изо дня в день говорили только о французской комедии, об итальянской комической опере и ее содержателе Локателли... Дворец представлял не то маскарад с переодеванием, не то игорный дом. Дамы меняли костюмы по два, по три раза в день, императрица - даже до пяти раз, почти никогда не одевая два раза одного и того же платья”, - писал историк Василий Ключевский.

Да, театр был близок Елизавете и в силу ее страсти к переодеваниям. А это страсть была огромной. Достаточно сказать, что только во время одного из пожаров сгорело 4 тысячи ее платьев, а после смерти Елизаветы Петр III обнаружил еще 15 тысяч платьев.

ТЕАТР ПРИ СУМАРОКОВЕ

Однако вернемся к Сумарокову, который осенью 1756 года начал собирать труппу. 24 октября директор театра обратился в Шляхетский корпус. Из числа присланных к нему людей он троих забраковал и отправил назад в корпус. В итоге труппу первого государственного театра составили актеры: братья Федор, Григорий и Гаврила Волковы, Павел Уманов, Лука Татищев, Евстафий Сичкарев, Прокофий Приказный, Иван Дмитриевский, Алексий Попов, Яков Шумский, Чулков - и пять актрис: Мусина-Пушкина, Зорина, Михайлова и две сестры Ананьины. Имена этих людей сегодня помнят лишь специалисты и знатоки театра. А ведь с них-то и началась история государственного театра в России. Основу репертуара профессионального театра составили пьесы Сумарокова.

В середине 1757 года театру пришлось переехать на сцену Летнего сада. С этого начались его многолетние мытарства. “Так как отдельного здания для русского театра не было, приходилось кочевать из одного театра в другой: ныне на котором мне театре играть, я не ведаю: там Локателли, а здесь французы”, - с горечью писал Сумароков в 1758 году.

Перманентными стали и финансовые трудности. И хотя в 1759 году на содержание театра стали выделять на 2 тысячи рублей больше, денег хронически не хватало. Были и другие проблемы. Например, накануне спектакля директор театра запросто мог получить уведомление, что “музыки от Двора не будет, потому что музыканты накануне играли в маскараде и устали”. В таких случаях Сумарокову приходилось спешно искать музыкантов. Зачастую в спешке приходилось проводить и репетиции. И при этом сам директор театра порой месяцами не получал жалованья.

Неустроенность сильно нервировала Сумарокова. “От начала театра ни одного представления не было, которое бы миновалося без превеликих трудностей, не приносящих никому плода, кроме приключаемых мне мучений и превеликих замешательств... Сто бы раз лучше было, если бы однажды всему театру положено было основание”, - жаловался он в одном из писем в 1759 году.

Будучи острым на язык, он нечасто использовал это оружие во благо себе, скорее во вред. И недостатка в недоброжелателях не испытывал. Во главе театра Сумароков находился в течение пяти лет. А в последние годы жизни, не имея ни денег, ни работы, влез в долги и много пил. За долги описали его дом, унесли книги и драгоценные подарки, полученные во времена, когда драматург был в зените славы. Покинутый почти всеми, он скончался в 1777 году. За свои деньги его похоронили простые русские актеры.

Судьба Волкова сложилась иначе. В 1756 году он получил звание придворного актера. Сразу же стал ведущим актером (в наше время его называли бы “звездой”) и ближайшим помощником Сумарокова. В 1761 году Волков сменил Сумарокова на посту директора. Вероятно, он смог бы решить многие проблемы театра, но помешал трагический случай. В 1762 году Волков участвовал в перевороте, приведшем к власти Екатерину II. Более того, не исключено, что он участвовал и в убийстве свергнутого Петра III. Как бы то ни было, но именно Волкову было поручено сочинение и постановка маскарада “Торжество Минервы”, приуроченного к коронации Екатерины II весной 1763 года. На этом-то маскараде в Москве Волков простудился, слег и 4 апреля скончался.

ЭПИЛОГ

Дожить до момента решения “жилищной проблемы” театра было не суждено не только Сумарокову и Волкову, но и их преемникам.

Проблему решил другой правитель-лицедей - Николай I. Характеризуя его, маркиз Астольф де Кюстин писал: “Он вечно позирует и потому никогда не бывает естественен, даже когда кажется искренним... Император всегда в своей роли, которую он исполняет как большой актер. Масок у него много, но нет живого лица”. Именно по повелению Николая I по проекту зодчего Карла Росси на одном из самых топких мест Санкт-Петербурга было возведено здание театра (1832). Царь дал театру имя своей безропотной и сентиментальной супруги Александры Федоровны, которая участвовала в разработке дизайна лож и ротонд.

Недавно завершилась приуроченная к юбилею масштабная реконструкция Александринки - первая за все время ее существования. Был восстановлен интерьер 1894 года, так как именно к тому времени относится наибольшее количество дошедших до нас рисунков, чертежей и подлинных вещей. Жизнь театра продолжается.

Олег НАЗАРОВ

“А” - СПРАВКА
Из указа Елизаветы Сенату от 30 августа 1756 г.:

“Повелели мы ныне учредить Русский для представления трагедий и комедий театр, для которого отдать Головкинский каменный дом, что на Васильевском острове близ Кадетского дома. А для оного повелели набрать актеров и актрис: актеров из обучающихся певчих и ярославцев в кадетском корпусе, которые к тому будут надобны, а в дополнение еще к ним актеров из других неслужащих людей, также и актрис приличное число. На содержание оного театра определить, по силе сего нашего указа, считая от сего времени в год денежной суммы по 5000 р., которую отпускать из штатс-конторы всегда в начале года по подписании нашего указа... Определить в оный дом, где учрежден театр, пристойный караул. Дирекция того русского театра поручается от нас бригадиру Александру Сумарокову, которому из той же суммы определяется сверх бригадирского оклада, рационных и деньщичьих денег в год по 1000 рублей, и заслуженное им по бригадирскому чину с пожалованья его в оный чин, жалованье, в дополнение к полковничью окладу додать и впредь выдавать полное годовое бригадирское жалованье; а его бригадира Сумарокова из армейского списка не выключать. А какое жалованье ныне актерам и актрисам, так и прочим при театре производить, о том ему бригадиру Сумарокову от Двора дан реестр. О чем Нашему Сенату учинить по сему Нашему указу”.
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика