Культура

Молодая шпана фантастики

Гуманоиды на звездолетах в русском фэнтези вымерли начисто

У старшего поколения жанр фантастики ассоциируется, скорее всего, со звездолетами, бластерами, человеком-амфибией и прочими техническими выдумками. Чуть более сведущий читатель, возможно, вспомнит еще о драконах, магах, эльфах и гоблинах.

Однако стремительные изменения происходят не только в нашей стране, но и в литературе, а особенно в фантастической литературе. Попробую сориентировать читателя в том, что собой представляет фантастика сегодня.


НОВАЯ ВОЛНА


Как ни смешно, но сегодняшняя фантастика практически не имеет дела ни со звездолетами, ни с бластерами, ни с другими научными изысками. Писатели-фантасты почти перестали придумывать новых роботов, гиперпространственные переходы и подводные лодки с турбокварковыми ускорителями. Началось это с Америки в 1961 году, когда появилась первая рябь “новой волны” (new wave) - первые книги, написанные совершенно по-другому. Какого-либо тематического, идейного или стилевого единства у авторов новой волны тогда не было. Однако их всех объединяло то, что они отрицательно относились к канонам классической “твердой” научной фантастики. Они полагали, что фантастика - это литература не о роботах или гиперпространственных прыжках на нуль-гравитаторе, а о людях, их проблемах, внутреннем мире.

Один из признаков новой волны - новаторская литературная техника. Например, автор мог написать книгу от лица наркомана или психа. И многие эксперименты со стилем становились вполне успешными и востребованными. Еще одна черта “новой волны” - отсутствие запретных тем. Многие годы фантастика воспринималась как литература несерьезная, юношеская. Типичными для классической научной фантастики были, например, чувственная целомудренность и религиозная ортодоксальность. Конечно, ведь смысл книг был не в том, чтобы показать проблемы человека, а в том, чтобы поделиться с читателями идеей о таблетках бессмертия, или о полете на Марс, или вообще об обмене технологиями с инопланетянами. Зачем в такой книге заморачиваться философскими вопросами? Надо ведь подробно описать устройство фотонного излучателя, установленного на звездолете! Такая фантастика отставала от мейнстрима, где к тому времени уже затрагивались не только психологические проблемы, но и сексуальные, и политические, и суицидальные.

Постепенно стал развиваться жанр “мягкой” фантастики, ориентированной на человека и его проблемы. Сегодня вы почти не найдете книг, написанных в традициях чистой “твердой” научной фантастики. Многие писатели вообще по-другому стали подходить к термину “жанр”. Жанром они стали называть роман, повесть, рассказ, эпос. А фантастику - считать всего лишь приемом. Однако я не буду вдаваться в дебри классификации, а буду пользоваться привычными терминами.

Все это происходило в далекой Америке. До России же новая волна докатилась лишь в начале 90-х годов, когда на книжный рынок хлынул практически неконтролируемый поток переводной литературы разного качества: как классической (например, произведения Желязны, Хайнлайна, Кларка, Муркока), так и полнейший ширпотреб, авторы которого забываются сразу же после прочтения. К тому времени в мире из хаоса новой волны, где каждый писал что хотел и как хотел, выкристаллизовались более четкие жанры фантастики: альтернативная история, апокалипсис и постапокалипсис, боевая фантастика, фэнтези, городская, социальная фантастика, киберпанк, криптоистория, космическая фантастика, технофэнтези, хроноопера, юмористическая фантастика... И это далеко не полный перечень жанров!

Я расскажу о наиболее популярных, однако надо понимать, что в “чистом” жанре сейчас практически никто не пишет. Фантасты обычно смешивают в произведении несколько жанров. К тому же нельзя сказать, что такой-то писатель пишет в таком-то жанре. Обычно классифицируют конкретную книгу, а не автора, ведь почти все фантасты экспериментируют, и один роман могут написать в стиле фэнтези, а другой, наоборот, классической “твердой” научной фантастики.


РУССКОЕ ФЭНТЕЗИ

После выхода на широкий экран фильма “Властелин колец” не осталось никого, кто бы не знал Толкина - родоначальника жанра фэнтези. Как сказал один из отцов основателей фэнтези в России Ник Перумов, профессор Толкин сделал все, что можно было сделать в черно-белых декорациях. У него было четкое разделение: это стопроцентное добро, а это стопроцентное зло. Более ничего в этих рамках сотворить было нельзя, и писатели бросились искать полутона. Так помимо драконов, магов, эльфов и гномов в фэнтези появились сомнения, выбор, неоднозначность, любовь и предательство.

Наевшись досыта переводных фэнтези, Россия родила собственных отцов-основателей. Одним из них является Николай Перумов, русский писатель, работающий под псевдонимом Ник Перумов. А все началось с продолжения “Властелина колец”, которое Ник писал изначально для себя. Однако в 1993 году это продолжение было издано “Северо-Западом” под названием “Кольцо тьмы”. Книга получила широчайший отклик читателей. Достаточно лишь сказать, что она переиздается до сих пор, а в свое время адепты Толкина пытались даже побить Перумова за то, что он “исказил мир, созданный профессором”. После “Кольца тьмы” Перумов написал массу книг в жанре фэнтези: цикл “Летописи Хьёрварда”, сериал “Хранитель мечей”, “Семь зверей Райлега” и так далее.

Параллельно с ним создавал новый жанр Юрий Никитин. Его сериал “Трое из леса” стал родоначальником славянского фэнтези. Отличительная черта этого жанра - события происходят у древних славян: полян, древлян или даже мифических гипербореев, но обязательно русских! Там Громобой борется с Таргитаем, а Олег (который впоследствии, естественно, становится Вещим) занимается магической поддержкой своего друга. Приключения трех друзей - Мрака, умеющего перекидываться волком, Таргитая, ставшего богом, и волхва Олега - приковывают внимание огромного количества читателей до сих пор.

Еще один столп славянского фэнтези - “Волкодав” Марии Семеновой. Хотя там нет ни полян, ни древлян, да и вообще мир какой-то чужой, параллельный, не наш, однако в нем хорошо угадывается множество разных племен и народов с достоверно прописанным укладом и средой обитания. Никаких ружей и прочих достижений цивилизации, исключительно “палки-копалки”, избы, топящиеся по-черному, льняные рубахи и Волкодав из рода Серого Пса.

Не славянское, но мифическое фэнтези активно пишут Олег Ладыженский и Дмитрий Громов, издающиеся под псевдонимом Г.Л. Олди. Тут целое созвездие книг: “Герой должен быть один”, “Одиссей, сын Лаэрта”, “Мессия очищает диск”, “Пасынки восьмой заповеди”, цикл “Черный баламут”. Авторы настолько далеко ушли от черно-белой классики Толкина, насколько это вообще возможно. В книгах поднимаются сложнейшие нравственно-философские проблемы, причем все это на фоне великолепных историко-мифологических декораций, интриги и экшена.


ГОРОДСКАЯ ФАНТАСТИКА

С одной стороны, жанр городской фантастики довольно новый, с другой - один из самых древних. Ведь вырос он из “страшилок”, пересказываемых из уст в уста. Слышали, что в канализации живут мутанты? А про крыс размером с крокодила, которые бегают ночью по метро? Или даже про самого настоящего крокодила, которого спустили в унитаз, пока он был еще маленьким, но он выжил, и теперь огромная туша бегает по подземным катакомбам? Но если раньше это все рассказывалось ночью в пионерском лагере (или на страницах “желтой” прессы), то теперь выросло в самостоятельный и довольно популярный жанр.

Самый яркий и известный представитель городской фантастики - “Ночной дозор” (а также “Дневной” и “Сумеречный” дозоры) Сергея Лукьяненко. Если вдруг кто-то не читал эти книги и не смотрел одноименные фильмы, то перескажу в двух словах. Суть в том, что помимо обычных людей в мире существуют Иные люди: Светлые или Темные, обладающие разными способностями, как то: оборачиваться в животных, насылать проклятья, лечить, отнимать силу и так далее. В общем, ничего нового, обычная магия, однако поданная в антураже наших реалий. Например, по дороге в офис вас могут “позвать” вампиры, и если вы не Иной, то есть не обладаете магическими способностями, то спасти вас может только Ночной Дозор. Если успеет.
Еще активнее работает в этом жанре писатель Вадим Панов. У него вышла целая серия книг под названием “Тайный город”. В реалиях привычной Москвы кипит тайная жизнь. Оказывается, сегодняшнее поколение людей - это самая молодая раса, представители которой называются челами. До челов на Земле жили люды, чуды и навы, однако одни за другими погибли, сохранив лишь осколки рас. Великие Дома вынуждены скрываться, нося на себе личину челов, потому что хоть они и обладают большой магической силой (как же без этого!), но недостаточно сильны в открытой борьбе с шестью миллиардами челов. Впрочем, некоторые челы в курсе существования Тайного города, даже пользуются его услугами. В книгах легко угадываются московские улицы, станции метро, современный город, здания. Например, Цитадель Великого Дома Навь можно увидеть около станции метро “Сокол”, рядом со зданием Гидропроекта, Замок Великого Дома Чудь - на проспекте Вернадского, Зеленый Дом Людов - в Лосином острове.

К городской фантастике можно отнести и всемирно известные сериал и книги “Секретные материалы”. Фокс Малдер, агент ФБР, вместе со своей напарницей Скалли пытаются доказать, что инопланетяне существуют. Мало того, с ними уже был установлен контакт, но правительство США просто прячет от людей эту информацию.

Жанр этот все больше набирает популярность. Ведь события разворачиваются не с какими-то троллями и орками в непонятной стране Хоббитании, а в нашем городе, на нашей улице, практически с нами. Эти книги заманчивы еще тем, что, когда их закрываешь, начинаешь по-другому смотреть на окружающий мир. Кто его знает, может, и вправду вот этот толстячок в шляпе, что сидит рядом с вами в метро, на самом деле - Командор Войны из расы Чудов? И едет он не на работу, а в свой Орден? Как раз выходит на проспекте Вернадского...


АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ / КРИПТОИСТОРИЯ

Но не только легенды и мифы привлекают фантастов. Некоторые предпочитают копаться в пыльных архивах, выискивая древние фолианты. И находить узловые точки, в которых возможна историческая развилка. А потом крутить эти точки и так и этак... Жанр альтернативной истории подразумевает полную историческую достоверность описываемых событий за исключением одного: в какой-то временной точке происходит что-то другое, что заставляет неторопливый ход истории поменять направление.

В этом жанре написан роман Сергея Анисимова “Вариант “БИС”. Автор задается вопросом: что, если перед Великой Отечественной войной в последний момент Сталин все же поверил в возможность нападения Гитлера и приказал укрепить оборонительные рубежи страны? Насколько сильно это изменило бы историю? Оказывается, очень сильно... Помимо самой исторической развилки, Анисимов еще очень подробно дает технические и исторические подробности, так что этот роман можно рекомендовать даже школьникам в качестве дополнительной литературы по истории Великой Отечественной!

А вот Владимир Свержин пошел дальше: он создал Институт Экспериментальной Истории, работники которого вынуждены шататься по параллельным реальностям и восстанавливать нарушенную историческую справедливость. В романе “Ищущий битву” необходимо прорваться в конец XII столетия и вытащить из плена Ричарда Львиное Сердце. В “Законе Единорога” надо “всего лишь” предотвратить войну между Англией и Францией, ну и так далее. Этот цикл довольно сильно перекликается с циклом “Патруль Времени” Пола Андерсона. Там патруль борется с разнообразными преступниками, пытающимися из идейных, корыстных или безумных побуждений изменить историю.

Жанр криптоистории сильно похож на альтернативную историю, однако все же несколько обособлен. Ведь автор берет не общеизвестные исторические факты, а, наоборот, никому не известные. Ну и пусть их на самом деле не существовало! А вдруг? А вдруг Гитлер не застрелился, а сбежал в Бразилию, инсценировав свою смерть? А англо-французская война началась на самом деле из-за любовного треугольника между королевой Анной, кардиналом Ришелье и герцогом Бэкингемом! Если верить Дюма, конечно.

Одним из самых известных криптоисториков является украинец Андрей Валентинов. Кандидат исторических наук, доцент Харьковского национального университета, он попытался переосмыслить страшный XX век. Что, если причины безумия, охватившего наш народ в годы Гражданской войны, ежовщины, перестройки, кроются не только и не столько в социологических аспектах жизни? Что, если действительно имел место страшный эксперимент над целым народом? Причем проводили его не гуманоиды...


СОЦИАЛЬНАЯ ФАНТАСТИКА

Как понятно уже из названия, социальная фантастика - это жанр, в котором ведущую роль играет описание отношений между людьми в обществе. Конечно, самыми яркими отечественными представителями этого жанра являются Аркадий и Борис Стругацкие (“Понедельник начинается в субботу”, “Пикник на обочине”, “Трудно быть богом”, “Град обреченный”...). В жанре социальной фантастики Рей Бредбери написал свой “451 градус по Фаренгейту”.

Сейчас в нем активно работает, например, Сергей Чекмаев. В одном его романе - “Носители совести” - в нашем мире живут люди, на которых держится неизменный порядок бытия. Люди, являющиеся совестью мира. Однако кто-то целенаправленно начинает уничтожать этих людей, и человечество в прямом смысле слова теряет совесть.

В другом романе - “Анафема” - в России создается одноименная спецслужба, предназначенная для борьбы со всякого рода сектами. Но автор показывает не только будни работников Анафемы, но и жизнь людей, попадающих в разнообразные секты, их душевные метания, страдания.

В романе Олега Дивова “Выбраковка” проблемы показаны еще острее. В стране нет больше преступности и нищеты. Столица - самый безопасный город мира. Здесь не бросают окурки мимо урны, моют тротуары с мылом, а пьяных развозит по домам Служба Доставки. Московский воздух безупречно чист, у каждого есть работа, доллар стоит шестьдесят копеек. За каких-то пять-семь лет Славянский Союз построил “экономическое чудо”, добившись настоящего процветания. Спросите любого здесь, счастлив ли он, и вам ответят “да!”. Ответят честно. А всего-то и нужно было для счастья - разобраться, кто именно мешает нам жить по-людски. Кто истинный враг народа...

* * *

Жанров фантастики - великое множество, а книг - еще больше. Уже есть даже официальное название такого жанра, как “другие книги”. Это книги, не вписывающиеся ни в одни рамки. Книги, для которых жанров еще (а может, и вообще) не существует. Фантастика многогранна и витиевата, как и фантазия ее создателей. Ведь термин “фантастика” придумал французский критик Шарль Нодье еще в 1830 году (статья “О фантастическом в литературе”), имея в виду ирреальный вымысел, то есть фантазию. А разве можно фантазию загнать в какие-то рамки?

Юлия РЫЖЕНКОВА
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика