Культура

Карен Шахназаров о своем новом фильме

Карен ШАХНАЗАРОВ - кинорежиссер, генеральный директор киноконцерна “Мосфильм”. Поставил 10 фильмов, многие из которых стали очень популярными - “Курьер”, “Зимний вечер в Гаграх”, “Мы из джаза”. Его постоянный соавтор - сценарист Александр БОРОДЯНСКИЙ. 11-й фильм Шахназарова снят по книге Бориса САВИНКОВА “Конь бледный”, посвященной убийству членами террористической организации эсеров великого князя Сергея Михайловича.

- 22 апреля, как сказали бы лет 20 назад, “всероссийская премьера” вашей картины. Что вас толкнуло снять фильм по книге Бориса Савинкова “Конь бледный”?

- Решение ставить фильм по книге Савинкова сформировалось после моей картины “Яды, или Всемирная история отравлений”. Мне очень нравился “Конь вороной”, другая повесть из его трилогии, но мы выбрали все-таки “Конь бледный”, хотя с литературной точки зрения, как мне кажется, та книга лучше. Однако и в “Коне бледном” есть своя энергетика. И эта книга более автобиографична. А ведь личность Савинкова очень драматична и притягательна.

- Но ведь Савинков - черная фигура русской истории. Когда он сидел на Лубянке, чекисты очень хорошо с ним обращались, признавая его своим...

- Он был эсер, но он был свой. Гражданская война ведь не с монархистами велась, настоящим монархистом был один барон Унгерн на Дальнем Востоке. Это была война между двумя группами революционеров. Белое Движение было за Учредительное Собрание. Поэтому и Борис Савинков воевал с большевиками. В 1917 году он был одним из членов Временного правительства, военным министром у Керенского. И, собственно, Савинков являлся одним из организаторов Корниловского мятежа.

- В эмигрантской историографии при всем при том бытует версия, что призови Деникин и Врангель к восстановлению монархии, за ними пошло бы крестьянство.

- Я не думаю, что такое могло быть. Монархия к тому времени себя сильно дискредитировала, и никаких шансов на возрождение у нее не было. А Савинков для истории ХХ века - фигура знаковая, и, может быть, поэтому мы и обратились к его книге. Конечно, герой повести и герой картины, террорист Жорж - не Савинков, но в нем есть много черт характера Савинкова. Более того, автор сценария Александр Бородянский многое добавил в сюжетную линию из биографии самого Савинкова, то, чего в книге не было.

- В последние годы террор неотвратимо вошел в жизнь общества. На вас, когда чуть ли не еженедельно стали устраивать теракты, это повлияло в выборе темы?

- Безусловно. И то, что наша страна переживает, и то, что переживает весь мир. Меня не оставляет ощущение, что эпоха настоящего террора еще впереди. XXI век будет временем борьбы... Не забывайте, что в мировой истории Савинков - один из самых крупных террористов. Это фигура, равная Бен Ладену, такого же масштаба. И он к тому же обладал литературным даром и описывал то, что пережил. Это информация из первых рук. Он подробно рассказывает, почему молодые люди приходят в терроризм. Это очень интересно, и с этой точки зрения повесть его абсолютно не устарела: цели разные, но психология террористов осталась прежней.

- В начале прошлого века книги Савинкова и его стихи были популярны. Все прекрасно знали, кто такой писатель Ропшин, и, мне кажется, на многих молодых людей его произведения повлияли.

- Конечно, он же был знаменитый революционер-террорист. Так же если бы Бен Ладен сейчас написал повесть, ее бы весь мир читал, и книгу перевели бы на все языки.

- Специально для съемок вашей картины была построена декорация на натурной площадке, чтобы актеры играли в условиях, максимально близких к историческим реалиям того времени. Кто вам помогал?

- Основной инвестор фирма “Инресстрой”, а треть оплатило Министерство культуры. Весь бюджет фильма чуть более трех миллионов долларов. Снимали в Москве, доснимали в Петербурге. Но, главное, на натурной площадке мы построили декорацию старой Москвы, на что ушла треть бюджета. Уникальное сооружение: несколько улиц, выложенных брусчаткой, площади, церкви. Все это воссоздает реальный образ дореволюционной Москвы. Эти затраты полностью окупились. Я боялся: не знал, сможем ли мы все это построить, поскольку “Мосфильм” лет пятнадцать ничего подобного не делал. Нужны же квалифицированные рабочие, бутафоры... Но мы справились, причем сделали все за три месяца. И сегодня туда экскурсантов водим и снимаем там другие фильмы. Часть расходов уже окупили.

- Насколько сценарий Александра Бородянского близок к книге?

- Мы соавторы, но он основной автор сценария, и я им очень доволен. Прелесть сценария в том, что он сохраняет дух книги, но делает сюжетную канву более кинематографичной. Вообще, это серьезная книга, где есть страсть, есть внутренняя драма. Там высокий уровень разговора - жизнь, смерть, проблемы экзистенциального порядка. Высокие проблемы человеческого бытия, без которых все-таки невозможно жить. Кроме того, Савинковым описаны очень интересные персонажи, такие как “Янек” - Иван Каляев, убийца великого князя Сергея, и другие люди, имеющие реальных прототипов.

- Подготовительный процесс долго тянулся?

- Месяцев шесть всего. Не более чем на других съемках, правда, группа была больше, чем обычно. Я вообще не люблю долго снимать, а то начинаешь терять интерес. Поэтому обычно выстраиваю процесс так, чтобы снять картину за год.

- В фильме главную роль сыграл Андрей Панин, актер, который стал известным после сериала “Бригада”, где сыграл коррумпированного сотрудника милиции. В картине занято немало молодых актеров. Насколько вы удовлетворены их работой?

- Была задача взять молодых по возрасту актеров, поскольку террористы были молоды. Молодежь эмоциональна, романтична, убеждаема, больше готова проститься с жизнью. Савинкову-то было лет тридцать. Андрей Панин - старше. Но из множества перепробованных кандидатов убедительнее всех оказался именно он. Я считаю, что его работа - украшение картины.

Но было и много молодых, кто-то вообще впервые снимался, скажем, Леша Казаков. Ксения Раппопорт, очень хорошая артистка из Малого драматического театра Льва Додина, Настя Макеева, Слава Бершауэр, Дима Дюжев, молодой актер, 25 лет, и Артем Семакин, очень талантливый человек. Кто-то снимался, но мало, кто-то вообще киноролей не имеет. Все к поставленным перед ними задачам подходили творчески, создавали свои образы, при этом привнося много своего в рисунок роли. Что очень ценно, ведь актер должен быть соавтором. Он часто привносит что-то такое, о чем ты даже и не думал. Мне кажется, все актеры справились с задачей.

- 22 апреля - премьера в “Пушкинском”. А где ожидается прокат?

- Изготовлено 100 копий, прокатывает картину “Каро-фильм”, достаточно широко, во многих московских кинотеатрах, а также и по всей стране. Несколько позже выйдет кассета, компания “Крупный план” ее готовит...

- И какой реакции зрителей вы ждете? Вы ведь задумывались об этом?

- Пока я даже родным картину не показывал. Немногим смотревшим она понравилась. Вообще, прогнозировать очень сложно. У меня была картина “Курьер”, в свое время рекордсмен проката, 50 миллионов зрителей ее посмотрели. Но когда я ее снимал, при Госкино была организация, занимавшаяся прогнозами. Там читали сценарий и на основе сценария выдавали прогноз. “Курьер” они считали примером абсолютно провальной картины. На всех совещаниях говорили, что провал неизбежен. Потом вышла эта картина, которая собирала полные залы. Так что есть вещи, которые невозможно предсказать.

- Нынешнее время отмечено большим интересом к истории. На ТВ идут исторические сериалы, документальные фильмы. Что вас радует и, напротив, огорчает в этом процессе?

- К сожалению, то, что я вижу на ТВ, часто чрезмерно идеологизировано, как и в советские времена, только с другим знаком. В литературе сейчас идут значительно более интересные процессы. Я слежу за этим, поскольку люблю историю. Появляются интересные исследования. А на ТВ прослеживается выдержанная политическая линия. И это минус.

- А на большом экране что-то появляется?

- Очень мало, поскольку финансовые возможности нашего кино очень ограничены. Чтобы делать хорошее историческое кино, надо иметь хорошие деньги. У нашего фильма, вообще-то, был щадящий бюджет. Потому что в России снимать намного дешевле, чем за границей. В Европе съемка такого фильма стоила бы 15 - 20 миллионов, а не 3. За счет разницы цен. Но у нас и таких денег нет.

- Продолжать картину не планируете, ведь у Савинкова - трилогия? Сериал сделать, как это сейчас модно?

- Пока не могу ответить окончательно, надо остыть. Мне всегда нравился “Конь вороной”, повесть о гражданской войне. Не знаю, насколько эта тема сейчас интересна зрителю. Хотя она порой всплывает.

- Она влияет на всю нашу жизнь, эта тема, мне кажется... Скажите, а как вам удается сочетать руководство “Мосфильмом”, которому недавно исполнилось 80 лет и который совсем недавно находился в жесточайшем кризисе, с творчеством?

- С одной стороны, это взаимный процесс. Мне хотелось создать студию, где было бы удобно работать режиссеру мирового уровня. И сегодня мы практически к этому пришли. Если бы я не был режиссером, не работал на площадке, то многого не знал бы. А так знаю, что надо режиссеру, что надо купить, что надо студии.

С другой стороны, это тяжелая физическая нагрузка. Съемочный день 12 часов. И когда я снимаю кино, студия не отпускает, все равно бегают люди с бумагами, хотя формально я беру отпуск на съемочный период. Вообще, я не собираюсь всю жизнь быть директором. А вот кино собираюсь снимать как можно дольше.

- Ведь у вас и западные режиссеры работают? Вообще, много фильмов сейчас у вас снимается?

- Включая сериалы - 159 проектов. Американцы снимают фильм “Теневой партнер”. Впервые они делают у нас кино с использованием только нашего оборудования. Их устраивают наши цены и наше качество. Из США не везут ничего, кроме людей. А из наших... Сергей Соловьев снимает “Анну Каренину”, Владимир Хотиненко - “Гибель империи”. Причем оба работают в декорациях на натурной площадке, которая была построена к картине “Всадник по имени смерть”, поскольку эпоха та же. Потом снимается большой сериал “Богатство” по роману Валентина Пикуля (продюсер Владимир Досталь), тоже исторический. И тоже на моих декорациях. Фильм “Статский советник” по одноименной книге Бориса Акунина снимает студия “Три Тэ”, там играет Никита Михалков. Вот это, пожалуй, самые крупные проекты. Есть еще проект Николая Лебедева “Волкодав”, это “русское фэнтэзи”. С большими декорациями, которые мы планируем строить.

- Даже из перечисленного заметен большой интерес к истории. Современность скучна, поэтому люди переключаются на историческое кино? Как вы думаете, откуда подобный интерес к истории России?

- Просто люди хотят узнать что-то новое о прошлом. По себе сужу: мне это очень интересно. Именно сегодня, не в начале 1990-х, а сейчас, я для себя многие вещи открываю заново. Видимо, не я один такой. В исторический отдел в книжном придешь, там же полно народу. История - это важная часть нашей жизни, мы должны знать, мы должны понимать ее.

Беседовал Евгений ДАНИЛОВ

На фото - декорация к фильму "Конь бледный".
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости СМИ2


Киномеханика