Монолог главного редактора

Бурятские процедуры

21 февраля в конференц-зале правительства Бурятии с 10 утра до 5 вечера выбирали председателя республиканского Объединения организаций профсоюзов (ООПРБ). Проходившая конференция сопровождалась как серьезными трениями внутри профсоюзных структур, так и проблемами во взаимоотношениях с властными органами. За демократическим процессом с интересом наблюдал главный редактор центральной профсоюзной газеты “Солидарность”.


ПРЕДЫСТОРИЯ


Подмечено, что существенная часть конфликтов внутри профсоюзов связана с претензиями к эффективности управления собственностью. Где-то - вполне реальными, где-то - скорее надуманными. Не стал исключением конфликт внутри бурятского профобъединения. Впрочем, здесь, кроме претензий управленческо-имущественного характера, к руководству объединения предъявлялись претензии в излишней пассивности. В результате дело дошло до того, что примерно два года назад пять республиканских комитетов отраслевых профсоюзов объединились и даже зарегистрировали отдельную общественную организацию “Наш выбор”. Для того, чтобы более концентрированно влиять на политику всего ООПРБ. По определению, противники “возмутителей спокойствия” регулярно обвиняли их в раскольничестве и т.д. Нужно отдать должное - наряду с разбирательствами “по имущественной части” у “Нашего выбора” были вполне интересные и перспективные инициативы. Например, в области реформы ЖКХ.

Шло время. Такая регулярная и публичная - включающая и пресс-конференции, и комментарии в СМИ - деятельность привела в итоге к тому, что руководство Фонда профимущества сменилось. По странному стечению обстоятельств незадолго до встречи с представителями следственных органов умер прежний директор фонда.

В июле 2007 года руководители семи рескомов профсоюзов (почти половины входящих в ООПРБ) потребовали отставки Сергея Тимина, возглавлявшего объединение около 15 лет. При этом нужно отметить, что в число противников руководства вошли такие комитеты, как рескомы профсоюзов здравоохранения, госучреждений, жизнеобеспечения, лесников и др. - как можно понять из названий, не склонных к легковесности в принятии решений. В результате Тимин написал заявление об отставке и на конференции 21 февраля, после доклада о проделанной работе, должен был передать дела избранному сменщику.


НАКАНУНЕ

Чем ближе к конференции, тем больше с каждым днем начало появляться кандидатов на пост председателя. Чтобы ввести процесс в легитимно-профсоюзные нормы, в Улан-Удэ за день до конференции приехали зампред ФНПР Татьяна Фролова и секретарь ФНПР по Сибирскому федеральному округу Александр Гуляко. К тому моменту в списке значилось уже шесть “претендентов на престол”. Но тут начались процедурные нюансы. Дело в том, что Совет объединения в свое время утвердил положение о выборах и сроки выдвижения кандидатов. Но через некоторое время собрался исполком и вроде бы постановил продлить сроки выдвижения - от 4 февраля до 15-го. “Вроде бы” - это потому что никаких документов о таком продлении составлено не было. Да и кроме того, уж никак не мог исполком изменить решение “более руководящего” по отношению к нему Совета. В связи с этим во время встреч с местными профработниками можно было регулярно наблюдать такие диалоги:

- Вы решение на исполкоме принимали?
- Принимали.
- Но вы понимаете, что оно нелегитимно?
- Понимаем.
- Так что ж вы его принимали-то?
Молчание...

Никто из бурятских профактивистов (вроде бы взрослых и опытных людей) так и не смог объяснить - зачем принимались решения, могущие завести в тупик любую конференцию? В результате лично у меня сложилось мнение: то ли кто-то сознательно занимался таким “организационным вредительством”, то ли разные противоборствующие стороны готовили к конференции что-то свое и очень хитрое.

Добавим к этому, что в уставе ООПРБ наличествовала норма о выборах председателя двумя третями участников конференции. Понятно, что при минимальном расхождении мнений добиться такого перевеса не смог бы ни один из кандидатов...

К внутренним разногласиям добавились разногласия внешние - за некоторое время перед конференцией высказалась власть.


АДМИНИСТРАТИВНОЕ МНЕНИЕ

За два дня до конференции свое мнение высказал президент Бурятии Вячеслав Наговицын. На встрече с республиканскими журналистами Наговицын сказал буквально следующее: “...мы строим гражданское общество, а профсоюзы - это один из институтов гражданского общества. Нам необходимы сильные профсоюзы. Не те, которые заигрывают с властью, а те, которые работают вместе с властью. У нас очень много общего, мы одни и те же задачи ставим - сделать жизнь людей лучше. И нам нужно объединять усилия в этом плане. Естественно, мы будем принимать участие в этих выборах. Я считаю, что там нужно серьезно обновить весь актив профсоюзов, поменять ментальность профсоюзной организации. Поставить вменяемых, нормальных людей, избрать на руководящие должности, по всем абсолютно рескомам, для того, чтобы ситуацию поменять...”

Мнение президента было интерпретировано сторонами внутри профсоюзов совершенно по-разному. “Наш выбор” (или Коалиция перемен, как ее обозначил председатель рескома лесников Виктор Ельченинов) счел, что Наговицын высказался против, по их мнению, прежнего, бездеятельного и коррумпированного руководства. Противоположная сторона сочла, что в руководстве профсоюзов доложен появиться новый человек, не связанный шлейфом скандалов и внутриструктурных обязательств.

Таким образом, в качестве кандидата, выдвинутого крупнейшим рескомом профсоюза народного образования и науки, в выборах начал участвовать председатель бурятского регионального отделения “Единой России” Михаил Кравченко. Практически никто не скрывал, что именно ему перед выборами была оказана максимальная поддержка всеми региональными органами власти. За несколько дней до конференции у местного министра здравоохранения и соцразвития состоялось большое совещание с участием профактива рескома профсоюза здравоохранения, главврачей и Михаила Кравченко. Что называется, “для ознакомления с позицией кандидата”. Собственно, агитация в пользу Кравченко проходила под лозунгом: “Нам нужен человек, который в состоянии построить рабочие отношения с Хуралом и президентом”. Мне рассказывали и о других встречах, телефонных звонках, “работе со списками делегатов”. Короче, все по-взрослому...


ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

И вот наступило... то ли утро стрелецкой казни, то ли последний день Помпеи. То ли - поскольку продолжался Белый месяц - местный Новый год. Короче - что-то решительное и окончательное. 21 февраля в конференц-зале правительства Бурятии собрались делегаты и множество приглашенных. Кстати, сложилось упорное впечатление, что пришедшие министры в основном должны были проконтролировать правильность волеизъявления “своих” делегатов. Но впечатление - вещь такая: в карман не положишь, в стакан не нальешь...

После отчета Сергея Тимина приступили к избирательному процессу...
По количеству потенциально взрывоопасных моментов это была, наверное, наиболее интенсивная конференция из увиденных мною. Вероятно, поэтому выборную часть собравшиеся доверили провести гостям - Татьяне Фроловой и Александру Гуляко. Для начала изменили уставную норму: теперь для избрания председателя нужно было набрать голоса более половины делегатов конференции. И стали разбираться с “претендентами”. Обнаружилось, что за ночь их число увеличилось с шести до десяти. Видимо, народ решил “авось прокатит”. Не прокатило - решили жить по уставу. И в итоге на финишную прямую вышли Михаил Кравченко и Виктор Ельченинов.

Выступили сторонники. Их аргументация понятна: либо акцент на профессионализме, рабочих отношениях с властью, “Единой Россией” и “внешнем аудите” профсоюзов, либо - на внутренних резервах модернизации профсоюзов. Мне показалось, что по сути дела выбор делегаты должны были сделать между двумя - на данный момент исключавшими друг друга - принципами.

Кравченко, в общем-то, не скрывал, что не очень хорошо разбирается во внутрипрофсоюзных хитросплетениях, но, мол, за время участия в политических процессах, выборах и т.д. достаточно хорошо познакомился с разными современными технологиями. Ельченинов производил впечатление именно что профсоюзного работника - думающего, ищущего, но в некоторых моментах немного, так сказать, путающегося. Например, во время подковырочных вопросов оппонентов “почему не платите взносы в объединение в полном объеме?” для кандидата на пост председателя этого объединения как-то странно отвечать “они и на эти деньги не нарабатывают”.

В какой-то момент совершенного накала к трибуне даже подошла министр здравоохранения (я так понял - чтобы поддержать Кравченко), но слова ей делегаты не дали. Голосовать решили тайно. Тут-то, в момент, когда, казалось бы, уже основные “мины-ловушки” обезврежены, и началось...

Вначале обнаружилось, что цвет бюллетеней, розданных для тайного голосования, отличается от того, который был ранее получен из типографии - не розовые, а голубые. Да к тому же по ошибке частью неутвержденных бюллетеней уже проголосовали. Шум, гам... К счастью, был запасной комплект бюллетеней зеленого цвета. Татьяна Фролова распаковывала его стоя, под пристальными взглядами делегатов. Далее демократия начала свое торжество уже в прямом и непосредственном виде. “Рабочий президиум” был со сцены удален, туда уселась счетная комиссия, которая, опять-таки на глазах у всех, визировала каждый бюллетень, выдавала его делегату, и тот опускал его в урну, находившуюся там же - на сцене. Урну сторожили представители кандидатов. Зрелище почему-то напоминало первый съезд народных депутатов СССР. Когда раскрывали урну, я уже был внутренне готов к тому, что в ней каким-то волшебным образом окажутся первоначальные розовые бюллетени. Либо оттуда вообще достанут кролика. Все к тому и шло. Но обошлось.

Подсчет голосов происходил публично. Бюллетени передавали из рук в руки. Результаты: Ельченинов - 80, Кравченко - 71. Победители аплодируют, проигравшие (в частности, присутствовавшие представители власти) как будто начали готовиться к “пряникам от президента”.


РЕЗУЛЬТАТ

Вообще-то по уже нескольким профсоюзным избирательным кампаниям, прошедшим за последнее время, можно сделать некоторые общие выводы. Становятся нехорошей традицией попытки довольно грубого давления на профсоюзных активистов со стороны представителей власти. С другой стороны, точно такой же традицией становится то, что результат всех этих действий выходит противоположный. Внешне промолчав или даже согласившись, при тайном голосовании профсоюзники волеизъявляются соответствующе...

А вот что касается дальнейших событий в бурятском профобъединении, то перед Виктором Ельчениновым стоит сегодня масса проблем. И главная, наверное, - перевести алгоритм своих действий из формата работы оппозиции, находящейся в меньшинстве (можно спорить о терминах, но, по сути-то, ситуация была именно такой), в формат, если так можно сказать, дееспособной профсоюзной власти. Которая - отстояв свою самостоятельность - теперь может рационально наладить работу внутри профобъединения.

И еще. После бурятской конференции я с гораздо большим почтением начал относиться к соблюдению процедур.

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика