Монолог главного редактора

Метод Рузвельта

Аналогии происходящего в экономике России с американской Великой депрессией 30-х годов становятся уже навязчивыми. И даже в какой-то степени неприличными. Что я имею в виду? Только то, что чиновники, пытающиеся в качестве подпорки ставить себе достижения Франклина Делано РУЗВЕЛЬТА, либо не понимают суть мер, с помощью которых США преодолели кризис, либо сознательно вводят общество в заблуждение.

Традиционно вокруг событий, находящихся на слуху, создаются мифы. Такие мифы формируются как вокруг политических фигур, так и вокруг реализованных политических или экономических программ. При этом не имеет значения степень соответствия мифа реальности. Например, традиционной для КПРФ является ссылка на позитивный опыт экономических реформ Китая. Вместе с тем за рамками - остающийся крайне низким уровень жизнь подавляющего большинства населения КНР. Так же, за рамками, остается распродажа трудовых ресурсов, которые компартия Китая фактически “за копейки” сдает западным корпорациям. Точно такая же мифология складывается в России вокруг реформ “Нового курса”.

Пример. Вот только что замминистра минздравсоцразвития Максим Топилин сообщил “Российской газете”: “Сейчас ведутся переговоры с Министерством транспорта и регионами с тем, чтобы привлекать потерявших работу на общественные работы на строительство дорог. Впрочем, идея не нова. Как известно, ее авторство принадлежит американцам - во время Великой депрессии страна по большому счету смогла выйти из кризиса благодаря тому, что массы безработных были “кинуты” на дорожно-строительные работы”. Вопрос: знает ли замминистра то, что среди безработных сейчас преобладает “офисный планктон” - работники офисов? Вопрос следующий: каким образом планируется осуществить транспортировку экс-работников из Москвы, скажем, на трассу Москва - Амур?
Драма не только в этом. Конечно, среди уволенных - сегодняшних или завтрашних - будут люди, готовые поработать и на строительстве дорог. С поправкой на время и технологии - нынешних безработных программистов, например, можно было бы объединить в общефедеральный проект по разработке программного обеспечения. Уж пользы-то от них было бы больше, чем “в оранжевой фуфайке с кайлом на трассе”.

Но дело-то не в этом. Вдолблена в мозг идея: “США преодолели кризис через общественные работы, в частности, строительство дорог” - значит, и нам так надо.

Как раз неделю назад - наложилось одно на другое - дочитал сборник речей президента США Франклина Делано Рузвельта, с которыми он выступал перед обществом по радио с начала 30-х до конца жизни. Так вот, там этих “общественных дорог” - с гулькин нос. А вот о солидарности общества и ответственности работодателей - гораздо больше. (Об ответственности работников и профсоюзов - тоже есть, но меньше. Даже меры по запрету забастовок были связаны не с депрессией, а со вступлением США во Вторую мировую войну.)

Дурным анекдотом выглядит то, что усиление регулирующей роли государства в отношении “свободного бизнеса” - за счет чего, по большому счету, и выползли Штаты - проходит сегодня мимо внимания.

В связи с этим позволю себе предложить вниманию читателей подборку цитат из упомянутых выступлений Рузвельта.

“Правительство должно иметь право - и будет иметь право, - осуществив обследование и планирование отрасли, с помощью подавляющего большинства промышленников, запретить все несправедливые порядки и своей властью провести соглашение в жизнь. Так называемые антитрестовские законы были призваны предотвратить образование монополий и воспретить получение монополиями необоснованных прибылей. Такую цель антитрестовских законов необходимо преследовать и в дальнейшем, однако эти законы принимались вовсе не для того, чтобы поощрять несправедливую конкуренцию, приводящую к слишком длинному рабочему дню, нищенской заработной плате и перепроизводству”.

“Прошлой осенью я неоднократно высказывал убеждение, что с помощью демократической самодисциплины в промышленности мы сможем добиться общего повышения ставок заработной платы и сокращения рабочего дня. В результате промышленность будет платить работникам достаточно, чтобы они были в состоянии покупать и потреблять производимую ими продукцию. Это можно осуществить только в том случае, если мы разрешим и поддержим объединенные действия в промышленности, поскольку очевидно, что без объединения эгоистичное меньшинство в каждой группе конкурентов будет продолжать платить работникам нищенскую заработную плату и заставлять их перерабатывать. Остальным придется либо следовать их примеру, либо закрывать дело. Мы видели результат такого рода действий - неуклонное скатывание в экономический ад, которое продолжалось последние четыре года. Понятно, каким образом можно переломить этот процесс. Если все работодатели в каждой конкурирующей группе согласятся платить рабочим зарплату по одним и тем же разумным ставкам и требовать одинаковой, разумной продолжительности рабочего дня, тогда повышение ставок и сокращение рабочего дня никому из них не нанесут ущерба. Более того, такой порядок выгоднее предпринимателям, чем безработица и низкая зарплата, поскольку в результате больше покупателей смогут приобретать их товары. Именно эта простая идея и составляет сердцевину Закона о восстановлении промышленности. Основываясь на таком принципе общих совместных действий, мы начинаем наступление на безработицу по всей стране. Оно будет успешным, если наши граждане поймут его суть, - на больших заводах и в мелких мастерских, в крупных городах и в поселках. В этом принципе нет ничего сложного и нет ничего особенно нового. Мы просто возвращаемся к той основной идее, на которой построено общество и сама нация, - что группа людей, действуя совместно, может свершить такое, о чем они не могли бы и мечтать, действуя врозь”.

“Наше предложение сводится к следующему. Если все работодатели, действуя сообща, сократят рабочий день и поднимут заработную плату, то мы сможем вернуть людей на работу. Ни один работодатель не пострадает, поскольку относительный уровень издержек производства поднимется для всех конкурентов на одну и ту же величину. Если же какая-то значительная часть работодателей будет медлить или увиливать от этого, мы упустим великую возможность и получим еще одну отчаянную зиму. Этого не должно случиться”.

“Созданные органы и механизмы призваны положить конец войне в промышленности, и мы должны, по крайней мере, сделать честную попытку и в полной мере применить их на деле. Такая попытка обещает работодателям, рабочим и потребителям все те выгоды, которые дает бесперебойная и мирная работа наших основных производств. Соответственно, я предполагаю в течение ближайшего месяца провести совещания с небольшими группами тех, кто действительно представляет крупные силы работодателей, и теми, кто действительно представляет крупные организации рабочих, чтобы заручиться их поддержкой на конкретный срок, который я назвал бы пробным периодом мира в промышленности. От тех, кто проявит добрую волю и поддержит попытку установить период мира, я буду ожидать твердого обещания заключить и впоследствии соблюдать такие соглашения по оплате труда, продолжительности рабочего дня и условиям работы, на которые обе стороны могли бы положиться. А дальнейшие поправки можно было бы вносить путем заключения соглашения, а если стороны не смогут прийти к согласию, то - с помощью посредничества или арбитража органов штата или федерального правительства. Я не буду убеждать предпринимателей и рабочих навечно “сложить оружие”, но хочу просить тех и других добросовестно попытаться применить мирные методы урегулирования конфликтов между ними и в течение разумного времени опробовать меры, призванные сделать нашу промышленную цивилизацию более цивилизованной”.

“В других странах всегда считалось само собой разумеющимся, что работодателей и наемных работников разделяет классовый барьер, который нелегко преодолеть. Но мы в нашей стране убеждены, что отношения работодателя с рабочими должны быть отношениями между равными людьми; мы считаем такие отношения важным слагаемым американского образа жизни. Мы отказываемся проводить различие между теми, кто живет трудом своих рук или умственным трудом, и теми, кого кормит собственность, отказываемся считать, что одни в чем-то ниже других. Мы убеждены, что труд достоин такого же уважения, как собственность. Однако наши работники физического и умственного труда заслуживают не только уважения. Они имеют право на практическую защиту, которая обеспечила бы им возможность применять свой труд и получать доход, достаточный для достойного и постоянно растущего уровня жизни. Более того, этот доход должен позволять сделать накопления, чтобы обезопасить себя от неизбежных превратностей жизни. То и другое должно быть доступно среднему человеку, если мы хотим избежать роста классовых настроений в нашем обществе. Есть среди нас такие, кто не внемлет велениям времени и не извлекает уроков из американской истории. Они хотели бы лишить рабочих всяких действенных средств коллективно отстаивать свои права, отказать им в возможности заработать на достойную жизнь и сделать накопления на черный день. Именно от таких недальновидных людей, а вовсе не от рабочих организаций, исходит опасность классового раскола общества, который в других странах привел к диктатуре, к тому, что жизнь людей наполнилась страхом и ненавистью”.

“Покупательная способность народа - это та почва, на которой произрастает процветание страны. Если мы хотим, чтобы продукция нашей промышленности и наших фермеров находила потребителя, миллионы наших рабочих должны получать устойчивую заработную плату. Дальновидные руководители нашей промышленности теперь осознали, что существенная доля дохода корпораций должна расходоваться на заработную плату, в противном случае почва, на которой растет промышленность, скоро истощится. Американские фермеры понимают, что наемные рабочие - их основные потребители и что рынки сельскохозяйственной продукции зависят от покупательной способности широких масс населения. Таким образом, в решении проблемы безработицы непосредственно заинтересован каждый отдельный человек, каждая экономическая группа. Обсуждение этой проблемы нужно вести не с узких позиций, продиктованных экономическими и политическими предрассудками, а в широком русле логики. Мы найдем решение только тогда, когда будем располагать фактическими данными и признаем взаимную ответственность”.

“После многократных обращений с моей стороны Конгресс принял Закон о справедливых условиях труда, который мы называли “законопроектом о ставках и часах”. В применении к производствам, работающим на торговлю между штатами, он кладет конец детскому труду, устанавливает нижний предел для ставок заработной платы и верхний - для продолжительности рабочего времени. За исключением, возможно, Закона о социальном страховании, это самая масштабная и дальновидная программа мероприятий на благо рабочих, которая когда-либо принималась у нас или в какой-либо другой стране. Без всякого сомнения, она будет означать для нас движение к более высокому уровню жизни, к повышению способности населения покупать продукцию ферм и заводов.
Среди управляющих крупных компаний есть такие, кто предрекает нам всякие бедствия. Они получают по тысяче долларов в день и привыкли отправлять служащих на пособие по безработице, лишь бы сохранить в неприкосновенности резервы своей фирмы. Оплачивая за счет акционеров почтовые расходы, чтобы пропагандировать свое личное мнение, они будут доказывать вам, что заработная плата рабочего на уровне 11 долларов в неделю будет иметь катастрофические последствия для американской промышленности. Не позволяйте им обмануть и запугать вас. К счастью для бизнеса и, следовательно, к счастью для страны, управляющие такого типа - редкость, и большинство руководителей предприятий с ними решительно не согласны”.

(Цитируется по: Франклин Делано Рузвельт “Беседы у камина”. Изд. ИТРК, 2003)

Александр ШЕРШУКОВ
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика