Монолог главного редактора

Кризис, долги, безработица, профсоюзы

22 июля в Челябинске прошел семинар для профсоюзных работников, посвященный ситуации в стране, отношениям профсоюзов с работодателями, партиями, а также изменениям информационной политики. С докладом “Российские профсоюзы в условиях экономического кризиса: внешние и внутренние проблемы, изменение информационной политики, перспективы” на нем выступил секретарь ФНПР, главный редактор газеты “Солидарность” Александр ШЕРШУКОВ. Отдельные фрагменты доклада, посвященные проблемам долгов по зарплате и безработицы, “Солидарность” предлагает вниманию читателей.


Если говорить об основных, наиболее проблемных темах социально-трудовой сферы, на настоящий момент это долги по зарплате и безработица, вместе с которой нужно рассматривать и неполную занятость, отпуска по инициативе администрации и т.д. Нужно, кстати, понимать, что неполная занятость – это в первую очередь существенное падение дохода работника. И несмотря на то, что формально работник сохраняет свое рабочее место, фактически он теряет его как место получения достойного заработка.

На 1 июля 2009 года суммарная задолженность по заработной плате составила 7194 млн рублей и снизилась по сравнению с 1 июня 2009 года на 1585 млн рублей (на 18,0%).

Что составляет эту сумму?

На долги, образовавшиеся в 2008 году, из общей суммы невыплаченной зарплаты приходится 1229,1 млн рублей (17,1%), в 2007 году и ранее - 462,9 млн рублей (6,4%).

То есть примерно 23% - долги 2008 года и предыдущих лет. Все остальное накоплено за 2009 год.

Просроченная задолженность по заработной плате из-за отсутствия у организаций собственных средств на 1 июля 2009 года составила 6924 млн рублей, или 96,3% общей суммы просроченной задолженности. По сравнению с показателями на 1 июня 2009 года эта сумма уменьшилась на 1560 млн рублей (на 18,4%).
Задолженность из-за несвоевременного получения денежных средств из бюджетов всех уровней составила 270 млн рублей. Этот показатель уменьшился по сравнению с данными на 1 июня 2009 года на 25 млн рублей (на 8,4%). В том числе задолженность из федерального бюджета составила 152 млн рублей (по этому показателю отмечается увеличение на 13 млн рублей, или на 9,8%), бюджетов субъектов Российской Федерации - 80 млн рублей (снижение на 3 млн рублей, или на 4,3%), местных бюджетов - 38 млн рублей (снижение на 35 млн рублей, или на 47,7%).

А теперь очень интересный вопрос - почему и за счет чего, собственно, эта сумма уменьшилась?

Если посмотреть на ее составляющие, можно обратить внимание на следующие вещи.

Снизились долги, относящиеся к следующим категориям:

- недостаток собственных средств - на 18,4%,

- бюджеты субъектов РФ - на 4,3%,

- местные бюджеты - на 47,7%.

А вот долги из федерального бюджета, наоборот, возросли на 9,8%.

Теперь следует вспомнить, что именно в мае Владимир Путин провел “пикалевскую спецоперацию”, а Медведев - видеоконференцию с полпредами. На обоих мероприятиях тема долгов была зафиксирована как одна из основных и были поставлены задачи полпредам: нещадно добиваться от региональных властей снижения этих долгов.

По нашим оценкам, в июне качественно возросла административная активность региональных властей по выбиванию долгов из должников - и частных, и регионально-муниципальных. Губернаторы поехали по районам… Эти результаты мы сейчас и видим.

Как их можно оценить?

Даже не двояко, а трояко:

1. То, что снизилась общая сумма - это хорошо.

2. Интересно, что надавив на местную власть, руководители государства не надавили на Минфин. Рост долгов федерального бюджета на общем фоне выглядит просто неприлично.

3. Выскажу личное мнение: падение суммы долгов на 18% за месяц - это то, что можно было выдавить из собственников неработающих предприятий. За счет прокуратуры, ФСБ, региональных властей и т.д. Такая тенденция возможна и в августе. Но я не верю, что она продолжится в сентябре.

На какие предприятия падает основная масса долгов по зарплате? 50% приходится на обрабатывающие производства, 15% - на транспорт, 13% - на строительство и 7% - на сельское хозяйство.

Следующий очень важный для профсоюзов нюанс! Задолженность по зарплате на 1 июля 2009 года имели 400 тысяч человек. Из них 56% - работники обрабатывающих производств, по 11% - строительства и сельского хозяйства, 9% - транспорта, 3% - занимающиеся добычей полезных ископаемых. На долю работников, занятых в области культуры, образования, здравоохранения и социальных услуг приходилось около 2%. Почему эти цифры важны для профсоюзов? Эти работники уже сегодня имеют совершенно законное право по Трудовому кодексу с завтрашнего дня приостановить работу. Еще раз повторю - 400 тысяч работников формально уже завтра могут приостановить работу.

В каких регионах эта проблема наиболее актуальна?

Наиболее крупные размеры задолженности по зарплате из-за отсутствия собственных средств отмечаются в Хабаровском крае (473,1 млн рублей, или 6,8%), Москве (416,7 млн рублей, или 6,0%), Красноярском крае (408,9 млн рублей, или 5,9%), Чеченской Республике (290,2 млн рублей, или 4,2%), Московской области (244,6 млн рублей, или 3,5%), Кировской области (233,1 млн рублей, или 3,4%).

Теперь по проблеме безработицы, неполной занятости, увольнений. По данным Росстата за июнь статистическим наблюдением было охвачено 16,7 млн человек, или 47% от численности работников организаций (без учета малого предпринимательства).

Что показали данные Росстата? В июне 2009 года было принято на работу 2,3% списочной численности работников, выбыло по различным причинам 3,1%.

Из выбывших работников 62,6% составляют уволившиеся по собственному желанию, 9,3% - по соглашению сторон, 8,3% - в связи с сокращением численности.

То есть - понятно? Люди якобы не хотят работать и активно меняют место работы на… непонятно что, поскольку число выбывших больше, чем число принятых.

При этом по сравнению с маем 2009 года доля уволившихся по собственному желанию и в связи с сокращением численности увеличилась, а доля уволившихся по соглашению сторон и в связи с массовыми увольнениями уменьшилась. Среди выбывших работников выше всего процент уволенных по собственному желанию - в организациях оптовой и розничной торговли (84,9%).

Прекрасная характеристика уровня “соцзащищенности” работников торговли! Всем прекрасно известно, что именно здесь уровень давления на работника и уровень противодействия созданию профорганизаций выше всего. Но формально все прекрасно: “соглашение сторон”.

На этом фоне плохо выглядят предприятия обрабатывающих производств. Доля работников, выбывших в связи с высвобождением персонала, составляющая для организаций оптовой и розничной торговли 2,6%, здесь поднимается до 12,8% (в среднем по обследованным видам деятельности - 8,3%). Из числа работников, выбывших в связи с массовым увольнением, на организации обрабатывающих производств приходится 70,9%.
При этом всем известно, что работник может претендовать на соответствующие выплаты от работодателя именно по высвобождению и массовым увольнениям.

По статистике же все получается наоборот: торговля - орлы (соглашение сторон), обработка - нехорошие люди (хотя именно там - в отличие от торговли - пытаются соответствовать ТК).

Отдельной темой стоит неполная занятость.

В июне 2009 года 3,5% списочной численности работников обследуемых организаций работали в режиме неполной рабочей недели (дня) по инициативе работодателя, 3,8% - по соглашению между работником и работодателем (в мае 2009 года - 3,6% и 4,1% соответственно). Доля работников, находившихся в отпусках с частичным сохранением зарплаты по инициативе работодателя, которые, как правило, связаны с простоями, оплачиваемых в соответствии со ст. 157 Трудового кодекса Российской Федерации, в июне 2009 года составила 1,8% списочной численности работников (в мае 2009 года - 2,6%).

В июне 2009 года доля работников, находившихся в отпусках без сохранения зарплаты по письменному заявлению работника в соответствии со ст. 128 Трудового кодекса Российской Федерации, составила 5,1% списочной численности работников (в мае 2009 года - 5,6%).

Если суммировать эти цифры, получим - 14,2% от списочной численности работников.

Еще раз отметим - статистика Росстата охватывает только 47% работников.

Еще одна существенная тенденция - в декабре 2008 года примерно 2,6 млн работников либо работали неполное рабочее время, либо были в отпусках и простоях. В июне таких работников было примерно 2,3 млн.

Формально эти люди не считаются безработными. Но это те, кто потерял качественную долю своего заработка.
Наиболее высокие показатели неполной занятости отмечаются в организациях обрабатывающих производств, в которых 7,1% работников списочной численности работали неполное рабочее время по инициативе работодателя (в мае 2009 года - 7,0%), 5,3% - по соглашению между работником и работодателем (в мае 2009 года - 5,8%) и 4,3% работников находились в отпусках с частичным сохранением зарплаты по инициативе работодателя (в мае 2009 года - 6,0%).

Практика предоставления отпусков без сохранения заработной платы по письменному заявлению работника наиболее широко распространена в организациях строительства (7,4% списочной численности работников) и обрабатывающих производств (6,7%).

Что об этом говорит Минздравсоцразвития России? По данным его мониторинга получена информация о высвобождении работников 49 482 организаций из всех субъектов Российской Федерации. Продолжается снижение численности безработных граждан, зарегистрированных в органах службы занятости, которая по состоянию на 8 июля 2009 года составила более 2,1 млн человек (снижение на 0,3%, за предыдущую неделю снижение на 1,2%). Суммарная численность работников, находившихся в простое по вине администрации, работавших неполное рабочее время, и работников, которым были предоставлены отпуска по инициативе администрации, составила более 1,6 млн человек.

Как можно заметить - есть разница в меньшую сторону по сравнению с данными Росстата. Но это, скорее всего, связано с разным числом обследованных организаций. Принцип один и тот же - огромное число граждан, длительное время остающихся без работы и - по большому счету - без денег.

Вот небольшая цитата из данных соцопроса только в одном городе (Татарстан, Набережные Челны). Исследование проводилось еще весной этого года.

Цитата: “На сегодняшний день, по данным исследования, у 56,1% понизилась зарплата, в каждой пятой семье кого-то перевели из-за кризиса на неполный рабочий день и начались задержки с выплатой зарплаты. В 19% семей люди в “отпусках”, около 14% горожан потеряли работу. На вопрос, приходится ли вам в связи с кризисом от чего-либо отказываться, исследователи получили неутешительные ответы. 42,9% отказались от покупки бытовой техники, 39,4% ограничили покупку одежды, поездок на отдых лишилась каждая третья семья, от развлечений отказываются 36,1% челнинцев. Выше, чем в других городах, в Челнах доля тех, кто сократил затраты на продукты питания (33,9%). Только 16,1% населения не пришлось от чего-либо отказываться, остальные урезали себя даже в лекарствах, образовании и “вредных привычках”.

Теперь о том, во что это выливается с точки зрения трудовых конфликтов.

Давно и широко известен тот факт, что Росстат фактически не считает реальные забастовки или приостановки работ, которые происходят в стране.

Происходит это по двум причинам.

1. Законодательство в отношении проведения легальных забастовок чрезмерно усложнено, и провести забастовку по всем требованиям ТК очень сложно, практически невозможно.

2. В Росстате учитываются только те данные, которые подают в статслужбы работодатели. В том, чтобы информировать госорганы о наличии на предприятии трудового конфликта, ни один работодатель не заинтересован.

Результат: несмотря на качественный рост легальных и нелегальных (фактических) забастовок, с точки зрения госстатистики мы живем в крайне мирном и стабильном обществе. Кстати, результатом сложности забастовочного законодательства является и то, что работники с конца прошлого года все чаще прибегают к такой форме протеста, как голодовка. Такая форма отстаивания своих прав находится не только за пределами Трудового кодекса, она лежит вне рамок цивилизованного общества. Такие формы борьбы напоминают Южную Корею, где отдельные профактивисты в качестве протеста против действий правительства или работодателя обливают себя бензином и поджигают.

В редакции “Солидарности” мы ведем своеобразный закрытый еженедельный мониторинг трудовых конфликтов в стране. Вот отдельные примеры только за последние две недели:

- Брянская область, митинг работников химзавода из-за задолженности по зарплате;

- Калининград, митинг авиаработников в связи с невыплатой зарплаты;

- Приморье, судоремонтники собираются приостановить работу из-за долгов по зарплате;

- Красноярский край, строители Богучанской ГЭС приостановили работу из-за долгов по зарплате,

- Хабаровский край, на “Амурмаше” собираются бастовать.

Одновременно следует выделить группы внутриотраслевых конфликтов.

Речь идет о трудовых конфликтах, вызванных однотипными проблемами в разных регионах, но не объединенными единой координацией со стороны сетевых или профсоюзных структур. Наиболее яркий пример - акции автотранспортников. С начала года примерно в десяти регионах из-за отсутствия финансирования проходили акции или водителей автобусов, или ремонтников, или водителей и собственников маршрутных такси в связи с занижением стоимости перевозок.

Отдельно стоит кризис “предприятий-моногородов”, который, кстати, не обязательно связан с текущим экономическим кризисом. Пример - Пикалево, где “спор хозяйствующих субъектов” - собственников “Пикалевского глиноземного завода”, “Пикалевского цемента” и “Метахима”, - разорвавших единую технологическую цепочку, привел к остановке производства и массовым сокращениям. Из других примеров можно сослаться на Светлогорье (“Русский вольфрам”) или предприятие “Сахаолово” в Якутии.

Параллельно с моногородами следует обратить внимание и на проблемы индустриальных гигантов. В частности, на автопредприятия.

Также - не связанная напрямую с кризисом проблема бюджетников и их зарплат в связи с переходом на НСОТ.
По большому счету, обо всех проблемах, которые может вызвать НСОТ, профсоюзы говорили еще до перехода. Выскажу свою личную точку зрения: это было изначально абсолютно бессмысленным делом, которое под видом более индивидуализированной “оплаты за конкретный труд” передавало большинство экономических рычагов в организациях в руки директоров школ, главврачей и т.д. Но! Если до кризиса при более-менее нормальном финансировании региональными бюджетами недочеты были не так видны, то сегодня минусы очевидны. Более того, все больше и больше регионов, где эти минусы вызывают крайне негативную реакцию медперсонала, учителей, работников культуры. Мягко говоря, люди на собственном кармане понимают, что обещания по росту зарплаты не соответствуют действительности. Мало того, переход к НСОТ сопровождается закрытием сельских школ и библиотек. Пример прошлой недели - Татищевский район Саратовской области: закрыты три библиотеки, остальных работников переводят на половину-треть оклада, что в абсолютных цифрах выражается как 1300 рублей. На данный момент заявления представителей “бюджетных” профсоюзов о проведении акций протеста можно расценивать лишь как исключения.

К сожалению, должен отметить, что многие работодатели не понимают масштаба проблем и пытаются даже в период кризиса - не уменьшая собственную норму прибыли - выйти из него за счет работников. Вопиющий пример - в Псковской области возможна забастовка на электромехзаводе. Там собственник вначале убедил профком в необходимости перехода на трехдневную рабочую неделю. А чуть позже - внезапно нашел 62 млн рублей, которые роздал акционерам в виде дивидендов. При этом городская прокуратура “не нашла оснований для вмешательства”. Кроме того, попав в тупик вследствие собственной бесхозяйственности, некоторые предприниматели пытаются, по сути дела, натравить работников на власть разного уровня. Пример - Горно-Алтайск, предприятие “Магистраль”.

Общий вывод: предположительно с сентября-октября, после возвращения работников из отпусков и с огородов возможно наложение друг на друга нескольких факторов.

Первый - работники, находящиеся в состоянии неполной занятости, по-прежнему не смогут приступить к работе в полном объеме за полную зарплату. При том, что количество накоплений к этому моменту в семьях заметно уменьшится.

Второй - вероятнее всего пройдет новый виток увольнений на тех предприятиях, которые до настоящего момента формально еще удерживали работников на рабочих местах.

Нужно учитывать, что даже там, где с разной степенью успешности реализуются программы общественных работ, они не смогут обеспечить работой и необходимым заработком всех уволенных.

А это значит, что велика вероятность того, что мы находимся на пороге существенного роста социальной напряженности.

Неопубликованная часть доклада касалась отношений профсоюзов с властными органами, партиями, иными профобъединениями, а также внутрипрофсоюзных проблем и необходимых изменений информационной политики профсоюзов
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика