Монолог главного редактора

О структуре и молодежи

Так получилось, что за неделю, прошедшую с выхода прошлого номера, мне удалось плотно пообщаться по темам собственных недавних публикаций. И по структурным внутрипрофсоюзным проблемам, и по молодежно-профсоюзным. Причем пообщаться - и в Москве, и на выезде, в Уфе (в рамках проходившего там Молодежного профсоюзного форума Приволжского федерального округа). И вот что получилось “на выходе”.

КОГО ИСПОРТИЛ “СТРУКТУРНЫЙ ВОПРОС”?

По итогам публикации “Царствуй, лежа на боку” (“Солидарность” № 30, 2009) мы примерно три часа разговаривали в редакции с одним крупным профсоюзным руководителем. Сразу скажу, что по просьбе моего собеседника его должность и иные данные от широкой публики утаю. Важнее другое - высказанные мнения и аргументы, которые постараюсь привести, как запомнил.

По большому счету, какого-либо спора вокруг уровня и качества проблем в обкомах, “рассыпающихся” под руководством пересидевших руководителей, не получилось. Более того, мы коснулись и точно таких же проблем на уровне отдельных региональных профобъединений и отраслевых профсоюзов.

Кстати, после той моей статьи позвонили несколько вполне дееспособных и деятельных руководителей обкомов, которые всю обиду приняли именно на свой счет. И в подробностях рассказали мне о своих региональных руководителях профобъединений (один выпивает выше всякой меры, другой - охотник и рыболов, которого трудно застать на рабочем месте). Точно так же можно было бы рассказать об отдельных председателях профсоюзов, которые не могут (и не стремятся!) оказать какую-либо практическую помощь своим региональным структурам и первичкам. Все это новостью, конечно, не является. Вопрос традиционный: что делать?

По мнению моего собеседника, региональный профцентр не может и не должен даже пытаться повлиять напрямую на кадровый состав недееспособного обкома или на его действия (бездействие). Только через “Москву” - то есть через обращение в ЦК профсоюза. Напрямую нельзя, поскольку “обкомы (горкомы) учреждают совпроф для исполнения определенных функций”. А если “в Москве не чешутся”? Тогда нужно выходить на ФНПР, чтобы уже руководство Федерации “надавило” через ЦК на недееспособный орган. Именно таким образом, по мысли моего собеседника, должно осуществляться влияние и на разболтавшееся руководство какого-либо отраслевого профсоюза. То есть, грубо говоря, на съезде этого профсоюза председатель ФНПР Михаил Шмаков должен выходить на трибуну и, рассказав собравшимся о бездействии нынешнего начальника, призвать их не выбирать его на новый срок. Структурно - все выглядит идеально. Проблема только в том, что для любого человека, реально сталкивающегося с проведением выборов, ясно: вероятность того, что делегаты, с которыми плотно “поработал” нынешний председатель, возьмут и не выберут его - оооочень невелика. Тот же самый результат будет (и уже есть) при попытках объединения родственных профсоюзов: никакого объединения банально не будет.

Получается дилемма: “суверенность” отраслевых профсоюзов, выраженная в отраслевом принципе, обеспечивает устойчивость, но и не допускает какого-либо вмешательства “со стороны”. “Плохого” вмешательства или “хорошего” - все равно. Во что это выливается?

ПРИЗРАК “СТАВРОПОЛЬСКОГО ВАРИАНТА”

Через несколько дней после вышеописанного разговора я приехал в Уфу на форум профсоюзной молодежи Приволжского федерального округа. За день перед его началом около тридцати человек из профактива (руководство Федерации профсоюзов, председатели рескомов, профкомов, работники аппарата) сели за “круглый стол” поговорить, по большому счету, о тех же проблемах. И вот здесь уже получился совсем другой разговор. Сразу несколько человек выступили совершенно одинаково: вы (ФНПР) дайте нам руководящие указания. Так ФНПР же - согласно уставу - может только рекомендовать?! Ну, тогда порекомендуйте так, чтобы были заданы общие, единые правила игры для всех отраслевых профсоюзов. Так уже ведь рекомендовали, но большинство рекомендаций так и не были приняты к “обязательному исполнению”?! Ну, тогда - заставьте нас! Вот - не преувеличиваю - именно “принуждение к профсоюзным стандартам”. Практически по аналогии с известным “принуждением к миру”. И в этот момент, когда под впечатлением такого самопожертвования у меня практически отпала нижняя челюсть, высказался коллега из рескома Росхимпрофсоюза. Высказался вроде на чисто теоретическую тему: в принципе, говорит, у профсоюзов должна быть трехзвенная структура. Не догадаетесь, какая! Профком - совпроф - ФНПР! Как в книге “Ленин и печник”: “Ленин, - просто отвечает. - Ленин? Тут и сел старик”. Понятно, что для подобных реформаций нам нужна как минимум “руководящая и направляющая”, под влиянием которой в 80-х в Ставрополье уже проводили эксперимент: на смену крайкомам отраслевых профсоюзов тогда пришли городские и районные межсоюзные объединения. И это подкосило отраслевую профсоюзную систему на долгие годы. Но - тенденция-то совершенно понятная.

Не буду скрывать, что некоторые из собравшихся вполне открыто говорили: наверху объединиться не могут, будем объединяться сами. Могу себе представить, какие интересные “регионально-отраслевые” конфигурации можно получить при этом в разных регионах: в одном регионе - Ленин и печник, в другом - печник и Троцкий, в третьем - печник и Бухарин. Вот вам другая сторона отраслевой невладелости, к которой претензии высказывают теперь уже региональные комитеты профсоюзов.

Не должно быть каких-то иллюзий: альтернативой дееспособным отраслевым профсоюзам выступает не просто “профсоюз в состоянии полураспада”, а “ставропольский вариант”. И затягивание с разрешением кадрово-организационных проблем выступает катализатором процесса.

КАК ПРЕДСТАВЛЯЕТ МИР ПРОФСОЮЗНАЯ МОЛОДЕЖЬ

Получилось, вообще-то, странно. Сначала написал заметку о грустном состоянии дел и перспектив у профсоюзной молодежи. А потом приехал на форум - и последовательно занимался с тремя группами ребят, по два часа с каждой, на профсоюзно-идеологические темы. Что на выходе?

Начнем с того, что есть одна большая проблема. Мне показалось, что ребят много учат отдельным методам работы, дают много практики. Но при этом до Уфы я и сам не пытался говорить с ними на самые принципиальные темы. Почему я состою в профсоюзе? Как я представляю себе идеальную профсоюзную среду? Что мне не нравится в окружающей меня профсоюзной жизни? Что я могу изменить? Попробовал поговорить в Уфе - и результат меня поразил.

Оказалось, что, например, у групп, объединяющих студентов и председателей профкомов, на первом месте стоит самореализация и помощь людям. А вот установки у “молодых профсоюзных аппаратчиков” оказались гораздо прагматичней. Причем последние, увидев такой мировоззренческий разрыв, как мне кажется, были сами в некотором шоке. Как там сказал когда-то Ю.В. Андропов - “мы не знаем общества, в котором живем”? Знаем ли мы людей, с которыми работаем? Знаем ли, почему сами состоим в профсоюзе? Только место работы? Как там, у “профессиональных управленцев”: сегодня - профсоюз, завтра - отдел по работе с персоналом?

Вообще, общаясь с ребятами, я сформулировал для себя следующий тезис. Профсоюз - это очень практичная и прагматичная вещь. И члены профсоюза имеют право быть прагматиками: они для этого взносы платят и хотят за них вполне практических вещей. Но прагматика - это такая форма личного эгоизма. А вот профактивистами либо профсоюзными руководителями, наверное, должны быть люди, ориентированные на интересы других. Идеалисты, что ли. Не дурачки, конечно, просто люди с такими не меняющимися принципами. Наверное, когда мы сможем это объяснить профсоюзной молодежи, изменятся и профсоюзы...

(Спасибо всем, с кем удалось пообщаться в Уфе на площадках Федерации профсоюзов республики Башкортостан. Извините, что не написал обо всех - показалось важнее описать содержание наших разговоров.)
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика