Монолог главного редактора

Наброски </br>о профсоюзной идеологии (IV)

(Продолжение. Начало в №№ 6 - 8, 2010)

Темы третьей части:

Власть в профсоюзе

Реформирование: плюсы и минусы


ПРОФСОЮЗ И ЗАКОН

Говоря об отношениях профсоюза и закона, надо сразу определить, что под законом в данном случае понимаются юридические нормы, зафиксированные в действующем формальном законодательстве.

Еще раз подчеркну, что задачей профсоюзов не является изменение политического строя, конкретных властных форм и т.д. При этом профсоюз никогда не отказывался и никогда не откажется от любых попыток влиять на содержание существующей власти, ее политику и действующие законы.

В какой форме осуществляются такие попытки? Ответ прост: в любой законной форме. А точнее - в любой форме, которая не признана незаконной.

Эта “относительность” заключается в следующем. В любом относительно демократическом обществе представители бизнеса или отдельных политических групп используют - явно или неявно - практически все способы для приобретения преференций, подкрепленных новыми законами, правилами, обязательствами граждан, общества или государства. На этом пути используется как лоббирование, так и подкуп, силовое воздействие в разных формах и т.д. Попытки любых объяснений о “неправильности”, несоответствии этих способов морали, основанные на общегуманитарных этических нормах, будут встречены политиками или бизнесменами как минимум ироническими улыбками. Не публично, конечно же, но - по сути. Виновным в их понимании является не человек или структура, нарушившая писаные законы, а застигнутые на месте преступления. Непонимание такой системы социальных отношений, действующих де-факто, сужает возможности профсоюза влиять на нее.

Часто профсоюз пытаются, по сути, унизить сравнением его методов с методами корпораций или политиков. Профсоюз обвиняют в “экономическом шантаже”, “дискриминации простых граждан” и т.д. Нужно правильно понимать цель этих сравнений. Несмотря на некоторую внешнюю схожесть, действия профсоюза абсолютно отличаются от действий бизнес- и политструктур по своему внутреннему этическому содержанию. Разница заключается в следующем. Целью воздействия на законодательство у профсоюза выступает не денежная прибыль ограниченного числа акционеров или рост влияния отдельной политической группы. Профсоюз стремится к качественному росту уровня жизни, зарплаты, к улучшению условий труда для своих членов. Поскольку членами профсоюза выступают трудящиеся, работа по увеличению законодательных преференций для профсоюза есть работа по улучшению жизни трудящихся - членов профсоюза. Грубо говоря, профсоюз работает не “на себя”, а на членов профсоюза. Конечно, критерием такой оценки здесь, как и во многих иных ситуациях, должна выступать регулярная “сверка позиций” внутри профсоюза, сверху донизу.

Один из наиболее странных стереотипов в профсоюзе - своеобразная завороженность перед действующим законом. Под “завороженностью” я здесь понимаю мнение, что закон является единственно возможной “рамкой”, внутри которой реализуются действия профсоюза. Еще раз напомню, что, кроме откровенного, демонстративного нарушения этого закона экономическими корпорациями и политическими структурами, существует огромная “серая” зона околозаконных, “почти законных” действий. Эта “серая” зона - не нарушающая закон, не признанная незаконной. В таком качестве она вполне допустима (с моей точки зрения) для использования профсоюзом.

Кроме того, надо понимать, что закон не есть зафиксированное навсегда поле юридических установок. Закон - это поле борьбы разных групп. Действия, незаконные сегодня, вполне могут быть признаны законными завтра. Точно так же законные действия профсоюза сегодня могут быть под давлением бизнеса признаны незаконными завтра. Конечно, никакой профсоюз не призовет нарушать закон. Закон не нужно нарушать. Но законом нужно пользоваться. В законах нужно искать описанные явно и неявно возможности для профсоюзной работы. И, конечно же, закон можно и нужно изменять в интересах членов профсоюзов. (Другое дело, что использование явно незаконных действий профсоюзом недопустимо, а попытки использовать в полном объеме “арсенал” бизнеса по “работе” с законодателями могут привести, как минимум, к серьезным мировоззренческим проблемам у профактивистов. Не секрет, что методы влияют и на тех, кто ими пользуется. Встав, к примеру, на дорогу подкупа, пусть и с самыми благими намерениями, профсоюзный активист вполне может незаметно “соскользнуть” к использованию таких же методов и во внутрипрофсоюзной жизни.)

Точно так же надо оценивать динамику и тенденции изменения законов. Профсоюз не может принимать в качестве финального положение о том, что-де “новый закон удовлетворяет интересам трудящихся”. Такое положение возможно лишь как промежуточное. По большому счету, даже в наиболее социально ориентированных (не на словах!) странах на протяжении всей человеческой истории трудовое законодательство, с точки зрения профсоюза, нуждалось в корректировке. Поэтому и борьба за преференции для членов профсоюза в законодательстве не прекращается для профсоюза с принятием очередного закона. Иллюзии на этот счет также качественно ограничивают сферу действий профсоюза.


ПОЛИТИКА

Профсоюз участвует в политике. Это участие осуществляется напрямую, через специальные инструменты (политические партии, движения), и опосредованно - через действия в сфере экономики, которые, в свою очередь, влияют на политику государства. Заявления о неучастии в политике, “профсоюзы вне политики” и пр. могут быть тактическими, имеющими целью вывести профсоюз из-под удара или возможного воздействия бизнеса, политиков, власти. В любом другом случае заявления об аполитичности профсоюза имеют своей задачей ограничение арсенала его методов, возможную нейтрализацию или прямую постановку профсоюза под контроль других политических сил, бизнес-структур.


ПАРТИЯ, “ЛЕВЫЕ” И “ПРАВЫЕ”

В политической системе государства профсоюзы оказываются важным фактором, который пытаются либо нейтрализовать, либо перетянуть на свою сторону различные политические направления. Эти направления - по своей ориентации - обычно называются “правыми” или “левыми”. В данном случае под “левыми” предлагается рассматривать направления, условно (в большей степени) руководствующиеся в качестве основного принципа лозунгом “главное - социальная справедливость”. Под “правыми” здесь имеются в виду направления, ориентированные (в большей степени) на лозунг “свободное развитие через уменьшение регулирования”.

На этапе борьбы за профсоюз или за его нейтрализацию “правые” и “левые” используют разные “приманки”. На стороне “левых” - предложения об увеличении прав и гарантий профсоюзов, социально-ориентированное развитие государства. На стороне “правых” - предложения о независимости профсоюзов как стороны трудовых отношений. Проблемы возникают на уровне реализации этих предложений.

Дело в том, что “левые”, усиливая социальную политику, склонны ужесточать контроль над профсоюзной структурой. Сильная левая партия обычно считает, что профсоюз недостаточно понимает потребности трудящихся, борется больше “за себя”, чем за всех работников. Кроме того, традиционным кошмаром для левых партий является возможное использование профсоюза политическими оппонентами. Идеалом для них выступает профсоюз, который в “левоориентированной” политической системе становится, по сути, социальным отделом соответствующей партии.

В “правоориентированной” политической системе первоначальная “морковка” в виде декларированного невмешательства в профсоюзные дела сопряжена с уменьшением социальных гарантий для работников, а далее - и профсоюзных прав и гарантий.

Если коротко формулировать противоречия для профсоюза в “правоориентированных” и “левоориентированных” политических системах, то:

- Зачем профсоюзам права, если их невозможно применить из-за стороннего политического контроля?

- Зачем профсоюзам бесправная независимость?

Вопрос: должны ли профсоюзы быть жестко ориентированы на определенное политическое направление?

Ответ: не должны. В своей деятельности они защищают интересы членов профсоюзов, выступают за увеличение социальных прав и гарантий. Но для осуществления полноценной защиты они не могут жертвовать своей независимостью, становясь придатком административной, партийной или хозяйственной структуры.

Исключением из подобной схемы является ситуация, когда политическая партия создана и жестко контролируется непосредственно профсоюзом. Примеры такой модели - некоторые лейбористские партии. Но даже в них на определенном этапе возникает опасность расхождения в приоритетах между профсоюзными и партийным активистами. Впрочем, по сравнению с другими вариантами участия профсоюза в партийной жизни лейбористская модель более приемлема.

Другое дело, что к строительству собственной партии профсоюз не должен подходить с иллюзиями. Невозможно выстроить мало-мальски эффективную “профсоюзную партию” без предварительной отладки внутрипрофсоюзной работы. Слабый профсоюз создаст не свою партию, а неконтролируемую, слабую псевдопартийную структуру, десятикратно повторяющую слабости профсоюза. Слабый профсоюз будет использован политическими активистами исключительно как трамплин либо как удобная оболочка для изложения популистских взглядов и набирания собственного политического веса. А выгоды, полученные на этом пути непосредственно профсоюзом, будут скорее сиюминутны.

Качественное решение политических проблем для профсоюза, как ни странно, лежит не в области самой политики. Это решение лежит на пути усиления самой профсоюзной структуры. У профсоюза может быть партия, а может и не быть. Но к сильному профсоюзу прислушаются любые партии, вне зависимости от их политического направления.

Александр ШЕРШУКОВ

Продолжение следует
Читайте нас в Яндекс.Дзен, чтобы быть в курсе последних событий
Новости Партнеров
Комментарии

Чтобы оставить комментарий войдите или зарегистрируйтесь на сайте

Новости BangaNet


Киномеханика